Маленькая детская площадка в центре Санкт-Петербурга покрыта снегом, стемнело пару часов назад. В окне дома напротив кто-то курит. Тихо.


Зеленая скамейка похожа на ту, что была изображена на фотографии.


20-летний петербуржец Дима наклоняется и водит рукой под сиденьем скамейки до тех пор, пока, наконец, не нащупывает то, что ищет: маленький пластиковый пакетик, обмотанный изоляционной лентой, прикреплен магнитом к металлическому каркасу скамейки.


В пакетике — полграмма белого порошка. Дима открывает пакетик, заглядывает в него и кивает. Похоже, там именно то, что обещали в интернет-магазине: полграмма «чистого амфетамина».


«В прошлый раз под деревом был кусок гипсокартона, внутри которого в вакуумном пакете был порошок. Иногда пакетики прячут за распределительные коробки в подземных переходах, в светильниках, за дверные коробки, под подоконники или коврики. Насколько хватит воображения».


Переход наркоторговли в анонимные сети произошел в России быстро и резко — по крайней мере, большая часть наркотиков в Москве и Санкт-Петербурге продается через интернет. Как сообщается в докладе ООН, во всем мире через интернет осуществляется только 8% всех сделок. Особенность России состоит в том, что передача наркотиков в крупных городах происходит главным образом при помощи незаметных закладок в городе.


Дима, который не называет нам свою фамилию — один из пользователей анонимных сетей. Он — обычный энергичный молодой человек. Дима согласился на интервью, потому что «тема интересная».


Подрабатывать продажей наркотиков через интернет Дима начал шесть лет назад, когда ему было 14. Тогда в так называемом темном сегменте интернета только что открылась новая торговая точка под названием RAMP (Russian Anonymous Marketplace, «Российская анонимная торговая площадка»).


«Расплачивались биткойнами и через Qiwi-кошелек. Другими словами, через системы, которые не дают отследить данные плательщика. Вы вносите деньги на банковский счет, переводите их с карты в Qiwi-кошелек и меняете деньги на биткойны».


Прошлой осенью Министерство внутренних дел России объявило о том, что ему удалось закрыть RAMP. В конце концов, популярная торговая площадка действительно прекратила свое существование. Однако закрытие страницы не остановило торговлю наркотиками, даже наоборот. Созданная до закрытия RAMP торговая площадка «Гидра» (Hydra) стала еще популярнее.


«Все происходит в сети Tor, эти системы никто и никогда не сможет закрыть», — говорит Дима.


В комнате общежития он включает компьютер, заходит в сеть Tor, а затем — на торговую площадку Hydra. На самом деле это виртуальный торговый центр со множеством маленьких магазинов, которые предлагают неимоверное количество услуг: платишь 3,4 тысячи рублей и можешь получить данные кредитной карточки кого угодно! Российский паспорт стоит 180 тысяч рублей, дипломатический паспорт — 200 тысяч.


Самым большим спросом пользуются небольшие дозы наркотиков. Например, полграмма амфетамина стоит 700 рублей. После оплаты вы получаете координаты закладки и фотографию места, где она расположена.


«Прошлой весной Hydra смело начали рекламировать себя в Youtube, но полиция все равно не смогла их найти. Согласно рекламе, у них покупают наркотики восемь миллионов человек, в клиентах числится 400 тысяч дилеров», — рассказывает Дима.


Заявление о восьми миллионах россиян, которые покупают наркотики, кажется преувеличением, но в теории это вполне возможно. Упраздненная ФСКН (Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков) уже три года назад говорила о том, что в России могут употреблять наркотики около восьми миллионов человек, и три миллиона из них употребляют тот или иной наркотик регулярно.


После 2015 года число наркоманов, которые пользовались услугами здравоохранения, увеличилось практически на 15%. На основании этой информации можно прийти к выводу, что наркотики стали употреблять значительно чаще. По информации Министерства здравоохранения, в России зарегистрировано 800 тысяч наркоманов.


Продажи через интернет возросли очень резко. Российская версия журнала «Вилледж» (The Village) утверждает, что в 2014 году у RAMP числилось всего 14 тысяч клиентов. Страница Lenta.ru сообщает, что перед закрытием площадки у RAMP было 295 тысяч клиентов. А теперь страница Hydrа говорит о миллионах.


Максим Малышев, координатор уличной социальной работы Фонда имени Андрея Рылькова, работающего с наркоманами, считает, что о масштабе торговли наркотиками в интернете из-за скрываемого характера нельзя сказать ничего конкретного. Он не хочет подписываться под заявлением о том, что доступность наркотиков приносит дополнительные проблемы.


«Во-первых, сложно утверждать, что наркотики достать настолько легко. Покупателю нужно установить сервер, завести анонимный Qiwi-кошелек, получить биткойны, найти закладку», — перечисляет Малышев.


«Покупатели могут быть и наркозависимыми, и случайными клиентами. Доступность не оказывается решающим фактором, если зависимость уже есть. Такие пользователи составляют определенный процент населения, и их число не зависит от покупок, сделанных через интернет».


Финский интернет-магазин наркотиков существует уже больше десяти лет. Торговая площадка Silkkitie («Шелковый путь») по-прежнему работает, и форум Sipulikanava («Луковый канал»), который был закрыт таможней Финляндии в прошлом году, сразу же получил преемника. Большая часть продавцов Silkkitie — иностранцы. На финскоязычном Sipulikanava чаще продавали товар в розницу.


Сари Сарани (Sari Sarani) из Центральной криминальной полиции Финляндии говорит, что достать можно все: наркотики, оружие и взрывчатку.


«На форуме договаривались о покупке, а потом — о месте встречи. Сообщениями долгое время анонимно обменивались при помощи приложения Wickr».


Преемник Sipulikanava работает по такому же принципу. В Финляндии закладки небольших доз наркотиков — не такое распространенное явление, как в России.


«У полиции нет большого количества средств, которое позволяло бы вмешиваться в этот процесс. В сети Tor человека нельзя выследить, как и в приложении Wickr».


В отношении проблем, связанных с наркотиками, Сарани придерживается того же мнения, что и Максим Малышев.


«Люди, которые употребляют наркотики, в любом случае где-нибудь их найдут».


Дима вместе со своим другом попробовал себя в роли наркокурьера. Молодой человек использует именно это слово, а не «торговец» или «посредник». Это слово хорошо подходит для того, чтобы рассказать о преступной деятельности на низших ступенях торговли наркотиками.


«Мы находим в сети магазин наркотиков, оставляем залог, — рассказывает Дима о задачах курьера. — Нам отправляют фотографию товара, координаты и фотографию места, где должна быть первая закладка. Затем нам нужно поделить товар на равные части весом в определенное количество граммов».


«Мы работали таким образом чуть больше месяца, делали 70-80 закладок в неделю. Я делал фотографии, отправлял координаты, мой друг фотографировал местность, и все данные заливались в облако. Другими словами, если бы нас остановила полиция и изучила сообщения, контакты и изображения на наших телефонах, у нас бы уже не было никакой информации, все бы уже было в облачном сервисе».


По словам Димы, «курьерская работа» прекратилась из-за утраты доверия.


«Нас пытались развести на деньги после того, как полиция дважды задерживала наших клиентов. Нам говорили, что мы работаем на полицию, и доверия к нам нет».


Как сообщает координатор по работе с наркоманами Максим Малышев, многие торговцы действительно сотрудничают с полицией.


«Это распространенная практика. Торговцы сдают некоторых своих клиентов, чтобы полиция не вмешивалась в их бизнес. В интернет-магазинах такое тоже случается часто».


«В целом наша политика по борьбе с наркотиками сосредоточена не на пресечении крупной торговли, а на преследовании клиентов. Эта задача гораздо легче».


Дима говорит, что за шесть лет испробовал все возможные виды наркотиков.


«Честно говоря, я и не помню, сколько всего я перепробовал. Правда, уже больше месяца я ничего не употреблял. Не было ни денег, ни желания».


«В плане доступности система очень удобная. А поскольку меня пока не задержали, то еще и безопасная».


«Но то, что системой могут пользоваться и подростки — это очень плохо. Продавцы стремятся к тому, чтобы курьерам было больше 18 лет. И на страницах Hydra есть несколько золотых правил: кладки нельзя делать рядом со школами, детскими садами и полицейскими участками».


Россия упразднила надзорную службу


Российское подразделение полиции по борьбе с наркотиками работало в подчинении Министерства внутренних дел до 2003 года. Тогда Федеральная служба налоговой полиции в одну ночь стала независимым ведомством по борьбе с наркотиками ФСКН. На пост руководителя назначили петербургского ветерана КГБ Виктора Черкесова, который раньше представлял президента в Северо-Западном федеральном округе.


В 2008 году Черкесову пришлось уступить место другому петербургскому ветерану КГБ Виктору Иванову, который стал руководителем ведомства по борьбе с наркотиками в результате конфликта служб безопасности и властных структур. Мировой рынок наркотиков начал в то же время перемещаться в интернет.


Американский интернет-преступник Росс Ульбрихт (Ross Ulbricht) создал Silk Road, первую версию одного из самых известных форумов по продаже наркотиков в 2011 году. В 2012 году россиянин под псевдонимом Darkside открыл торговую площадку RAMP по образцу Silk Road.


Ульбрихта, который фигурировал в интернете под именем Dread Pirate Roberts, задержали в 2013 году в США. Данных о Darkside нет.


В 2016 году президент России Владимир Путин усилил Министерство внутренних дел и перевел контроль за наркотиками туда, где он осуществлялся изначально. Иванов потерял свой пост и место в Совете безопасности и вышел на пенсию.


Российские СМИ начали уделять внимание продаже наркотиков через интернет только весной 2017 года, когда Россия занималась подготовкой закона, ограничивающего работу ряда сайтов в интернете.


В прошлом году в силу вступил закон, запрещающий использование сети VPN для открытия страниц, которые в России запрещены. Интернет-преступность — одна из главных причин появления нового закона, но на Западе Россию подозревают в ограничении свободного использования данных.


В прошлом сентябре Министерство внутренних дел сообщило о закрытии страницы RAMP. Критики сообщили, что, закрытие RAMP только пошло на пользу странице Hydra, которая сейчас является лидером по продаже наркотиков в России.


Аня Саранг, президент российского Фонда имени Андрея Рылькова, проводящего работу с наркоманами, отмечает, что работа сайта Hydra соответствует своему названию. «Отрежешь одну голову, появится сто новых. Закрытие таких страниц мало что решает в любой стране мира».


Криминалисты считают, что преступные действия лучше всего отслеживать при помощи, например, фиктивных покупок.


Согласно докладу Европола, крупнейшие европейские интернет-площадки по продаже наркотиков действуют в Германии, Великобритании и Голландии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.