В эпоху, когда социальные сети стали отличным инструментом, чтобы обеспечить на выборах нужный голос от каждого пользователя, западные демократии могут лишь дрожать от ужаса. Всегда существовали тысячи граждан, абстрагировавшихся от политической и социальной жизни, которых избирательные урны оставляли абсолютно равнодушными. И вроде они уже канули в Лету, однако в любой момент могут ожить и прийти на избирательный участок. На чью же сторону склонятся их симпатии, кому они отдадут свой голос? Политику, который представляет свою программу и имеет четкий план? Или скорее тому, кто смог проникнуть в крепость из скрытых страхов и тайных желаний избирателя, пообещал вызволить его оттуда и восстановить былую славу страны?


Владимир Путин снова победил на выборах, набрав 76,7% голосов — цифра, от которой сделается дурно любому западному политику. Это были выборы такого рода, в которых нет оппозиции, зато есть урны, и люди выходят из своих домов, чтобы бросить в них бюллетень. Путин уже давно говорит о возвращении былой славы страны и говорит убедительно: многие его поддерживают.


В книге «Время секонд хэнд» белорусской писательницы Светланы Алексеевич, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года, представлены свидетельства людей, по которым можно понять, чем для них стало падение СССР — огромной империи под красным флагом. «Что же надо было сделать с нами… с советскими людьми… чтобы мы закрыли глаза и побежали в этот ****** капиталистический рай?» — таковы слова одного персонажа из интервью на Красной площади 1991 года, представившегося как «патриот». А потом он добавляет: «Мечтали, чтобы у нас открыли "Макдональдсы" с горячими гамбургерами и каждый мог купить себе "мерседес", пластмассовый видик. И чтобы в киосках продавались порнофильмы… России нужна крепкая рука. Железная». Возможно, Путин и стал этой железной рукой.


Польский писатель и журналист Ричард Капушинский (Ryszard Kapuscinski) тоже пытается объяснить, что же случилось со страной. Он упоминает о нереализованном проекте постройки Дворца Советов, который должен был быть выше Эмпайр-стейт-билдинг, и статуи Ленина, в три раза выше Статуи Свободы. «Большевизм — это самозванец, который пошел еще дальше. Он не просто земное воплощение бога — он сам бог», — говорит польский журналист.


Поэтому нетрудно представить себе отчаянье людей, наблюдавших падение этого бога. Нетрудно и пообещать им в социальных сетях нового спасителя. И имя ему Путин.