Я договорился встретиться с журналистом и историком Жозе Мильязешем (José Milhazes) в ресторане, в котором мы оба уже бывали: речь идет о хорошем ресторане русской кухни в Лиссабоне под названием «Станислав» (Жозе сам посоветовал мне его в предыдущем интервью). За селедкой под шубой и пельменями мы побеседовали о недавних президентских выборах в России, однако интервью было целиком посвящено биографии Лаврентия Берии — «Палач на службе у Сталина» — последней книге Жозе Мильязеша, прожившего в Советском Союзе четыре десятилетия.


Леонидиу Паулу Феррейра: В названии своей книги Вы называете Берию палачом Сталина. Он действительно заслуживает такого определения?


Жозе Мильязеш: Заслуживает. Разумеется, он был не единственный. Спецслужбы сталинской эпохи поочередно возглавляли три человека, однако Берия играет здесь особую роль, потому что именно он руководил ими в наиболее сложные периоды: накануне Второй мировой войны, а также во время войны и после нее — вплоть до смерти Сталина в 1953 году.


— Тот факт, что Берия, как и Сталин, был грузином, объясняет его близость к советскому лидеру, или он обладал «ценными» качествами вне зависимости от своего этнического происхождения?


— Конечно, тот факт, что он был грузином, помог ему в карьере. Это бесспорно. Недаром его повысили и перевели в Москву. Однако позднее, ближе к концу своей жизни, Сталин начинает испытывать недоверие и к грузинам тоже, особенно к менгрелам, которые составляют одну из этнических групп в Грузии. И Берии могла быть уготована судьба предыдущих лидеров секретных служб и советской тайной полиции — расстрел.


— Вы бы не удивились, если бы Берия стал жертвой Сталина?


— Если бы Сталин прожил еще несколько лет, без сомнения, Берия пополнил бы список его жертв.


— А когда Сталин умер, и само коммунистическое руководство, казалось, пребывало в растерянности? Был ли у Берии шанс стать верховным лидером Советского Союза?


— У него были для этого все возможности, но он с презрением относился к своим товарищам, в частности к Хрущеву, которого воспринимал не иначе как клоуна. Берия был уверен, что станет естественным преемником Сталина.


— Поскольку управлял репрессивным аппаратом…


— Да, и после смерти Сталина он запустил серию реформ, которые в определенный момент даже повысили его популярность, но он недооценил своих противников. Он никогда не думал, что Хрущев может составить ему конкуренцию.


— До тех пор, пока эти противники не решили объединить свои усилия в борьбе против грозного Берии…


— Только так, никто из них не смог бы противостоять Берии в одиночку. Дело в том, что, ликвидировав Берию, они хотели покончить с чистками внутри самого руководства Коммунистической партии.


— Ликвидация Берии действительно положила конец этой сталинской логике террора?


— Именно так. Это одна из наиболее важных вещей, которые Хрущев сделал для самого советского режима и своего руководства, поскольку после смерти Берии ни один советский лидер не был расстрелян и не стал жертвой репрессий. Отныне руководителей отстраняли от власти и предоставляли ряд привилегий, сам Хрущев, в 1964 году ставший жертвой переворота, вместо того, чтобы сесть в тюрьму, провел остаток своих дней в загородном доме с достойной пенсией. Он утратил доступ к власти, но не к привилегиям.


— Правда ли, что Берия, как говорят, был человеком, которому удалось организовать советскую ядерную программу?


— В этом нет сомнений, потому что речь идет не только о ядерной, но и о водородной бомбе. На самом деле, как утверждают защитники Берии, этот человек в административном и организационном плане был гением. У него был настоящий талант в этой области.


— Когда Вы говорите о защитниках, означает ли это, что сегодня в России есть те, кто отстаивает наследие Берии?


— Да, и особенно среди сотрудников российских спецслужб. В последней главе книги я публикую заявления, сделанные начальником Федеральной службы безопасности РФ — наследницы КГБ, — в которых он оправдывает действия, совершенные в сталинский период. Несмотря на то, что Путин их неоднократно осуждал.


— Путин, который уже говорил о Берии…


— Да, и он осудил сталинизм, но другие российские лидеры в других обстоятельствах защищают Берию, потому что он был замечательным организатором. Замечательным организатором и, кроме того, он имел на руках веский аргумент, а именно репрессивный аппарат. Атомная бомба, например, создавалась учеными, которые отбывали срок в концентрационных лагерях со специальными условиями, это был принудительный труд.


— Среди них были и нацисты…


— Да, они брали и немцев тоже. Здесь крайне важна одна вещь: советская атомная бомба стала возможна только благодаря советскому шпионажу в Соединенных Штатах и Англии.


— Берия принимал в этом непосредственное участие, не так ли?


— Его заслуга состоит в организации этих шпионских сетей. Он воспользовался идеей ряда американских ученых о необходимости передачи секретных технологий Советам, чтобы за Соединенными Штатами не оставалась монополия на бомбу, а также помощью левых американцев и тех, кто симпатизировал Советскому Союзу. Он шпионил за Эйнштейном; мы знаем, что на СССР работали супруги Розенберг, сегодня это уже не секрет, и часть важной секретной информации об атомной бомбе передавалась как раз через них. Вся работа по организации сети велась Берией и его командой в недрах репрессивного аппарата. Это важно учитывать, потому что, если бы не концентрация усилий и не репрессивное давление, Советам не удалось бы за столь короткое время создать атомную бомбу, а вскоре после нее и водородную бомбу.


— В момент своей казни Берия осознавал причины, по которым оказался в такой ситуации?


— То, как он умер, очень печально, и я подробно описываю гибель Берии, основываясь на свидетельствах человека, который пустил ему пулю в затылок: он рассказал о том, какой, я бы сказал, некрасивой была его смерть. И я думаю, что в тот момент он, возможно, вспомнил пословицу «взявший меч от меча и погибает» и осознал, что не уделял должного внимания своим товарищам по партии. В итоге они расправились с ним, причем такими жестокими методами, какие он, вероятно, использовал бы в отношении их самих, если бы одержал победу в тогдашней политической борьбе. Что касается судебного процесса, приговора и казни, то здесь очевидно, что все это делалось в соответствии со сталинским правосудием. Берия — последняя жертва грандиозных сталинских чисток.