Транссексуал Алекси и его супруг Хенри — родители малыша возрастом в несколько недель.


«Иногда возникает чувство нереальности происходящего. Неужели этот чудесный сверток — наш?— рассуждает молодой отец Алекси. — Но это действительно так, это произошло на самом деле. У нас есть ребенок».


На руках Алекси спит двухнедельный малыш.


Рождение ребенка — это всегда чудо для родителей. Но в случае с Алекси поводов для радости больше, чем обычно. И чуда тоже.


Транссексуал Алекси — первый финский мужчина, который смог родить ребенка.


О транссексуальности говорят в том случае, когда восприятие собственного пола не соответствует биологическому полу человека.


Когда Алекси родился в начале 1990-х, его занесли в реестр населения как девочку. Алекси начал процесс смены пола в 20 лет. Документы мужчины он получил два года назад.


Вполне возможно, что какой-нибудь другой транссексуал уже делал перерыв в приеме тестостерона и беременел, но финнов, которые получали удостоверение личности мужчины и при этом рожали детей, пока не было.


Алекси и Хенри — выдуманные журналистами имена для финской супружеской пары. Мужчины хотят уберечь своего малыша от излишнего внимания. Пара живет в столичном регионе и хочет быть обычной семьей.


Однако они рассказывают о своей семье в надежде помочь другим парам транссексуалов, которые думают о ребенке.


Сын Алекси и Хенри родился в конце марта. Вес малыша — 3,8 килограмма, рост — 53 сантиметра. На голове малыша много волос.


Бодрый и общительный двухнедельный малыш уже ищет зрительный контакт. А еще он очень любит поесть.


«80 миллилитров за три часа, иногда — за два. Порой малыш выпивает 100 миллилитров», — рассказывает Хенри о количестве молока, которое можно легко отследить благодаря отметкам на бутылочке для кормления.


Во время первого визита в детскую консультацию неделю назад выяснилось, что малыш весил недостаточно, но уже на второй неделе вес ребенка увеличился на 300 грамм.


Пол ребенка знают только близкие семьи.


Беременность Алекси и рождение ребенка прошли без трудностей. Последний месяц, правда, был болезненным, поскольку отца, ждущего ребенка, мучили схватки.


В итоге беременность продлилась дольше запланированного, и роды пришлось стимулировать.


Когда пара отправилась в роддом, все произошло очень быстро. Настолько быстро, что Алекси даже толком не запомнил тот момент, когда младенца впервые положили ему на живот.


«Но это был восхитительный момент», — говорит он в телефонном интервью.


В семейном отделении больницы чувства переполняли родителей. «А теперь я держу на руках нашего собственного малыша, которого я сам с любовью выносил», — вспоминает Алекси свои чувства после рождения ребенка, когда семья уже приехала домой.


«Малыш сразу показался мне родным. Мыслей о том, что ребенка надо оставить в больнице, не было. Появилась простая и ясная задача: теперь об этом дружочке надо заботиться, — говорит Хенри. — Нашему малышу подарили смешную шапочку с надписью „Suomi", и это добавило комичности всей ситуации».


Официально Алекси не должен был забеременеть. Его признали бесплодным.


Нынешний финский закон о транссескуалах предполагает обязательную стерилизацию тех, кто меняет пол. Однако на практике процедуру стерилизации никто делать не торопится. Гормональную терапию рассматривают как достаточное доказательство бесплодности человека. Менструальный цикл тем не менее может возобновиться, если транссексуал приостановит гормональную терапию.


Так произошло и с Алекси. Он прекратил терапию тестостероном в позапрошлом году и еще не удалил матку и яичники, хотя уже был готов к этому этапу.


«Хочу ли я, чтобы общество указывало, что мне делать со своим телом и своей жизнью? Я решил, что мне ничто не помешает. Я — свободный человек», — сказал Алекси в декабрьском интервью «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat).


Менструальный цикл Алекси восстановился в прошлом году. Беременность наступила во время третьего цикла.


Финляндия — единственная страна Северной Европы, у которой в законе, касающемся трансгендеров, есть требование о прекращении возможности деторождения у человека, меняющего пол. В связи с этим Финляндия получила большое количество замечаний от международных органов надзора. Правительство так и не представило на рассмотрение парламента разработанный еще в 2015 году законопроект, в соответствии с которым от требования об обязательной стерилизации откажутся.


Алекси и Хенри тем не менее верят, что ситуация с правами транссексуалов со временем продвинется вперед.


«Думаю, если изменений не будет, люди сами начнут их требовать. Система должна быть гибкой», — говорит Хенри.


«Изменения наверняка произойдут», — соглашается Алекси.


В 2019 году в Финляндии войдет в силу закон о материнстве, который улучшит положение меньшинств в семьях, в которых родителями являются две женщины. В соответствии с ним, у ребенка может быть две матери сразу после рождения.


Беременность Алекси является исключительным случаем для финского общества. Во время родов Алекси пришлось использовать временные документы, поскольку информационные системы здравоохранения еще не сталкивались с таким случаем, чтобы мужчина мог родить ребенка.


В целом пара все же благодарит за помощь, полученную от здравоохранения страны.


Сейчас Хенри и Алекси в равной степени вовлечены в родительские обязанности. Отцовский отпуск по уходу за ребенком у Хенри скоро закончится, и он выйдет на работу. Систему ночного кормления придется немного подкорректировать.


«Сначала по ночам было трудновато, когда ребенок просыпался раз в два часа, и его нужно было помыть и поменять ему подгузник. Малыш начинал хотеть есть еще до того, как успевал заснуть. Была настоящая вереница забот, но сейчас все стало спокойнее, малыш научился засыпать сам», — рассказывает Алекси.


Пара мечтает о втором малыше — максимально скоро.


«Иногда сидишь ранним утром на кухне, кормишь малыша и думаешь, а стоит ли заводить еще одного, — говорит Алекси и смеется. — Но мы действительно хотим этого. Лучше не быть единственным ребенком в семье. Да ведь потом у меня такой возможности уже и не будет».


Начало гормональной терапии и новый перерыв после нее — слишком рискованная затея и морально тяжелое решение, считают родители. Поэтому они надеются на новую беременность, когда у Алекси вновь восстановится менструальный цикл. Если мечта о втором ребенке исполнится, то после появления на свет второго малыша Алекси продолжит терапию тестостероном и станет обычным мужчиной.


После рождения ребенка в гормональном фоне матери происходят большие скачки. Первый финн, родивший ребенка, не заметил у себя значительных изменений. Алекси, правда, говорит, что может расчувствоваться гораздо чаще, чем раньше.


Родители и близкие уже замечают у малыша черты родителей. Нос — как у Алекси, подбородок и волосы — как у Хенри.


«Посмотрим, какой дружок у нас получится, — говорит Алекси. — У нас никто не отнимет малыша. Он пришел в нашу семью и останется в ней».