На прошлой неделе меня пригласили в Сирию, чтобы встретиться с местными христианами, однако на этот день у меня были другие планы, и мне пришлось отказаться. Оказывается, я пропустил историческое событие: западные ракеты стреляли по окраинам Дамаска, чтобы наказать Башара Асада за предполагаемую газовую атаку.


Жиль Фрейзер (Giles Fraser), англиканский священник и мой друг, организовавший эту поездку, говорит, что многие местные жители спали во время «фейерверка». Его фотографии встреч с местными священнослужителями и государственными чиновниками, опубликованные в Твиттере, вызвали немало споров, поскольку на них изображено то, что Жиль называет «давней традицией религиозного плюрализма в Сирии». Исходя из этих твитов, можно сделать важный и неприятный вывод: многие сирийские христиане поддерживают режим. Три православных патриарха не только попросили подтверждения, что Асад использовал химическое оружие в Думе, но и приветствовали «мужество, героизм и жертвы сирийской арабской армии».

 

Ситуация на Ближнем Востоке довольно запутанная. Сирия — это этнический «лоскут», зажатый в границах, созданных давно ушедшими империями. В течение десятилетий государство находится под контролем режима, натравливающего одну сторону на другую. Асад — алавит, представители данной секты считают себя шиитскими мусульманами, но пьют алкоголь и верят в реинкарнацию. Его поддерживает не только православная Россия, но и персы, которые хотят построить шиитскую империю среди несостоявшихся государств.


Сопротивление суннитов в крайней экстремистской форме воплотилось в «Исламском государстве» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.), мечтающем о создании регионального халифата. Поэтому неудивительно, что многие сирийские христиане, наблюдая за происходящими событиями на неподконтрольной Асаду территории, где они находятся в изгнании или под угрозой смерти, верят, что он для них — меньшее из двух зол.


Сегодня была замечательная встреча с Министром по делам религий, на которой обсуждалась давняя традиция религиозного плюрализма в Сирии. Это вид из окна его офиса.  — Жиль Фрейзер (@giles_fraser) 15 апреля 2018 года


Дамаск такое красивое место. Некоторые жители, с которыми я там встретился, хотели забраться на крыши своих домов, чтобы посмотреть на американский «фейерверк». Большинство из них, по всей видимости, проспали.  — Жиль Фрейзер (@giles_fraser) 15 апреля 2018 года


Очевидно, они получили недостаточную поддержку со стороны Запада, поскольку тот не совсем понимает роль религии и довольно неохотно признает страдания немусульман. Нам было проще самим сделать выбор, стоявший перед сирийцами целую вечность, так, чтобы тот соответствовал нашей относительно недавней истории: диктатура против демократии.


Однако «демократия» в Сирии означает тиранию со стороны большинства, что заставляет христиан пойти на мучительный компромисс с Асадом. Прежде чем Запад решит осудить их, лучше спросите себя: разве мы не сделали точно такие же прогнозы, когда начали бомбить ИГИЛ, фактически вступив в гражданскую войну на стороне Асада?


Как западный человек я согласен с вердиктом своего правительства насчет того, что Асад убил своих граждан. Одни только мысли об этом вызывают у меня отвращение, и я хочу, чтобы он предстал перед судом. Однако я британец, а не сирийский православный таксист, проживающий в Дамаске с женой и детьми. Чем выше ставка в данной ситуации, тем менее привлекателен моральный «крестовый поход», особенно в конфликте, в котором тяжело отличить добро от зла.


Я полагаю, что смысл твитов Жиля заключался в том, чтобы отразить реальность жизни человека на земле, в стране, где некоторые люди просто хотят, чтобы война закончилась, и они наверняка недовольны «проповедью» Запада.


Джеймс Коми о секретных похождениях


Где же я был, если не в Сирии? В Вашингтоне, где я встретился с другом, чтобы посетить Верховный суд. Мы присоединились к толпе на улице, и только когда были уже внутри, я понял, что для того, чтобы попасть в Библиотеку Конгресса, мы полчаса простояли в очереди. И оно того стоило. Библиотека — одно из самых красивых зданий в Вашингтоне. Ее построили в XIX веке, чтобы доказать, что американцы не менее цивилизованы, чем их европейские предки. Стены и потолки Библиотеки покрыты фресками, изображающими такие добродетели, как благоразумие, терпимость, патриотизм и мужество. Во времена Ранней республики считалось, что Америка представляет собой проект по созданию не только лучшей страны, но и лучшего человека, и его успех будет оцениваться по качеству характера.


Если сегодня федеральное правительство построит библиотеку, это будет небольшое здание в стиле модерн, посвященное равенству и многообразию. Все это навязчивые идеи «левых», которые не имеют почти никакого морального содержания (что по своей природе не может быть лучше, так как их идеи слишком разнообразны, в ином случае Spice Girls считались бы величайшей группой в истории).


Тем не менее можно ли утверждать, что современное право находится в более выгодном положении? Конечно же, нет. Дональд Трамп провалил все моральные испытания, которые были заданы отцами-основателями: единственное, в чем он превосходит большинство из них, — он не рабовладелец. Бывший глава ФБР Джеймс Коми называет его «морально непригодным для того, чтобы быть президентом». Он также утверждает, что Трамп относится к женщинам как к «кускам мяса». Мистер Коми опубликовал книгу, дабы доказать свои непристойные заявления, которые, по моему мнению, настолько же грубы, как и сам президент.


В старые добрые времена единственными, кто рассказывал о своих похождениях, были любовницы проповедников. Нарядившись, словно ангелы, они открыто говорили об этом на телевидении: «Опра, он делал со мной слишком шокирующие вещи, чтобы рассказывать об этом». Такие моменты не только описывались в книгах, но и были единственной причиной, по которой люди удосуживались их читать.


Самые трудные слова


Я восхищаюсь Невиллом Лоуренсом, который простил убийц своего сына Стивена. Вот пример того, как кто-то совершает правильные поступки, когда это кажется невозможным.


«Прошу прощения» и «я прощаю тебя» — самые трудные слова, которые человек может когда-либо произнести, но они также и самые освободительные. Когда войны и конфликты прекратятся, эти слова смогут воссоединить народы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.