На прошлой неделе президент России Владимир Путин предупредил Запад о том, что новый удар по Сирии может привести к «хаосу», а министр иностранных дел Сергей Лавров сообщил, что даже самая незначительная ошибка в Сирии может обернуться для Европы волной беженцев.


14 апреля Соединенные Штаты, Франция и Великобритания нанесли удар по Сирии, который был ответом на возможное применение химического оружия сирийским правительством.


В конце 2015 — начале 2016 года Россия незаконно пропустила более 1,7 тысяч просителей убежища на пограничных пунктах пропуска Салла и Райя-Йоосеппи.


Этот сюрприз привел к временному ограничению работы восточной границы, которое продолжалось около полугода. В тот момент Финляндия не видела необходимости в продлении договора.


Таким образом, если в случае возникновения нового кризиса Россия пустит беженцев на свою территорию, они могли бы добраться до ее северных границ, и история повторилась бы снова.


По мнению исследователя Института внешней политики Финляндии Теему Таммикко (Teemu Tammikko), в 2015 году на восточной границе речь шла о меньшем потоке беженцев по сравнению с тем, который шел в Финляндию через Балканы и страны Северной Европы.


«Тогда восточная граница не была основным маршрутом. Правда, строились догадки, может ли она стать таковым, и может ли Россия использовать его как средство оказания давления».


«Такое может произойти, так как балканский маршрут сейчас перегружен, граница во многих местах закрыта, и маршрут беженцев постепенно сдвигается к востоку».


По мнению Таммикко, событие двухлетней давности вполне могло быть проверкой, которую Россия устроила Финляндии и странам ЕС.


Он полагает, что в конце прошлой недели Лавров упомянул о миграционном кризисе именно потому, что понимает, что это слабое место Европы.


Миграционный кризис 2015 года был внутренним кризисом ЕС. Отношения между странами-членами Евросоюза дали трещину, общие договоры и принципы не соблюдались.


«Это болевая точка ЕС, надавливая на которую можно обнажить слабые стороны. Эти вопросы до сих пор так и не смогли решить. Например, не смогли согласовать новый договор о распределении миграционного бремени».


Пропуская беженцев через границу, Россия, по его мнению, хотела показать, что при необходимости может воспользоваться и этими методами.


Однако он напоминает, что и у России могут возникнуть трудности с большими потоками беженцев.


«Хочет ли Россия действительно впустить на свою территорию миллионы просителей убежища? Создание давления предполагало бы передвижение огромных масс людей в Европу через Россию. Есть ли в этом смысл?»


Халил Гюрханли (Halil Gürhanli), специалист Хельсинкского университета по вопросам Турции, считает, что, если бы разразился новый миграционный кризис, его главным объектом скорее стала бы Турция, а не Россия. ЕС заключил с Турцией миграционный договор, в соответствии с которым Турция остановит мигрантов, которые будут пытаться попасть в ЕС, и организует лагеря беженцев, за которые будет получать от ЕС хорошую компенсацию.


Гюрханли считает, что если Россия действительно хочет создать хаос в ЕС при помощи мигрантов, она должна для начала усилить свое влияние в Турции.


В последнее время Турция стремится отойти от взятой на себя роли эквилибриста, балансирующего между Россией и Западом. У Турции также нет последовательной линии в отношении Сирии. В какой-то момент ей придется выбирать, чью сторону она займет.


Турция, например, не выслала российских дипломатов после отравления в Солсбери. Но при этом, похоже, она поддержала ракетный удар западных стран.


По мнению Гюрханли, в данный момент Турция все же не заинтересована в выходе из миграционного соглашения с ЕС.


«Договор является единственным работающим соглашением в отношениях Турции и ЕС. Он практически поддерживает эти отношения».


Министр внутренних дел Финляндии Кай Мюккянен (Kai Mykkänen) уверяет, что «исключительная ситуация», которая возникла на восточной границе в 2015-2016 годах, больше не повторится.


«Нам действительно надо постоянно быть готовыми к тому, что по какой-то причине российская граница может изменить режим своей работы, но пока нам на это ничто не указывает, — говорит он. — Конечно, в будущем всегда может произойти что-то неожиданное, но я не вижу никакой особой причины, по которой нам стоило бы беспокоиться о том, что риск возрастет».


Мюккянен уверяет, что сотрудничество между российскими и финскими пограничными службами налажено хорошо. Он говорит, что государственные руководители сделали все для того, чтобы тесная совместная работа пограничных служб снова наладилась после произошедшего кризиса.


Он считает, что в том случае, если в Сирии снова поднимется волна миграции, Финляндия может принять участие в приеме беженцев непосредственно из зоны конфликта.


По мнению Мюккянена, главный акцент в миграционной системе надо делать на увеличении размеров квот по приему беженцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.