Клеймо, ставшее знаком гордости за свою самоидентификацию, — такое встречается нечасто. Мужчины-гомосексуалисты в нацистских концлагерях должны были носить на своих робах розовые тряпичные треугольники, на лагерном языке их называли «розовые уголки». Именно этот символ можно видеть в наше время на памятниках погибшим во время нацизма гомосексуалистам во всем мире — от Берлина и Амстердама до Тель-Авива, Монтевидео и Сиднея.


В марте 2018 года в коалиционном договоре между ХДС/ХСС и СДПГ, неофициальной правительственной программе, было записано: «Мы хотим признать жертвами национал-социализма социальные группы, которым до сих пор уделялось недостаточно внимания, и заняться исследованием их истории». Кто же относится к этим группам? И почему есть вообще какие-то различия между группами жертв?


Центральное место в исторической памяти занимают, конечно, европейские евреи как самая большая по численности группа жертв. Но во времена национал-социализма преследовались и цыгане, и славяне, и свидетели Иеговы, а также гомосексуалисты.


Нацисты преследовали их, сажали в тюрьмы, мучили в концлагерях, многие из них погибли. Исследование этой мрачной главы немецкой истории продвигается туго. Десятилетиями данная тема была табуирована, лишь в 90-е годы она попала в поле зрения общественности. В отличие от работ о других группах, подвергавшихся преследованию при нацизме, в исследовании гонений на гомосексуалистов осталось много белых пятен. Это положение решил изменить журналист Александер Цинн (Alexander Zinn).


Его замечательное исследование под названием «Удаленные из тела народа?» освещает не только отдельные аспекты преследования гомосексуалистов, оно, в отличие от других, носит надрегиональный характер и рассматривает проблему не с точки зрения жертв. Верится с трудом, но это первое действительно подробное исследование на эту тему со времени публикации диссертации Буркхардта Йеллонека (Burkhard Jellonnek) в 1990 году.


Вначале нацисты и не думали рассматривать гомосексуалистов как врагов нации. В первые полтора года после провозглашения Гитлера рейхсканцлером многие даже надеялись на отмену 175-ой статьи Уголовного кодекса, принятой в 1872 году и предусматривавшей тюремное наказание «за противоестественные развратные действия между лицами мужского пола».


В первые месяцы нацистской Германии «отношение к гомосексуалистам было весьма терпимое, даже явно уважительное», писал родившийся в 1895 году теолог и педагог Куно Фидлер (Kuno Fiedler). Но в 1934 году этой молчаливой терпимости был быстро положен конец. Причиной перелома стал так называемый путч Рёма.


Начальник штаба СА Эрнст Рём считался «вторым человеком в государстве» и пользовался исключительным уважением Гитлера. Но он был членом гомосексуальной организации «Союз за права человека» (Bund für Menschenrecht) и выступал за отмену 175-ой статьи. Его собственная гомосексуальность была секретом Полишинеля. Несмотря на это, Гитлер утверждал, что узнал о ней лишь в 1934 году. В конце июня 1934 года Гитлер приказал арестовать руководителей СА и убить большинство их них. Сам Рём погиб 1-го июля.


С того времени НСДАП усилила гонения на гомосексуалистов: число арестов и обвинительных приговоров увеличилось в четыре раза. Если в 1933 году таких приговоров было 957, то в 1937 году уже 9244. В берлинском гестапо был основан особый отдел, который вел учет гомосексуалистов и «боролся» с ними.


Куно Фидлер, например, был арестован гестапо в 1936 году, его обвинили «в организации шпионской сети на гомосексуальной основе». Однако ему удалось бежать из заключения и осесть в Швейцарии, где он затем и жил вплоть до своей смерти в 1973 году.


В то время заключение гомосексуалистов под стражу считалось «воспитательной мерой». Национал-социалисты рассматривали однополую любовь между мужчинами как «в принципе излечимое заболевание». Целью было принудить гомосексуалов к конформистскому социальному поведению, ведь согласно постулатам национал-социализма немцы были частью «расы господ», которая должна была постоянно воспроизводиться. Гомосексуалисты, которые не подчинялись, должны были быть беспощадно «удалены из тела народа».


Логично возникает вопрос: если речь шла об обеспечении репродуктивности и сохранении немецкой расы, то почему тогда гонениям не подвергались и лесбиянки? На это вопрос Цинн отвечает новым тезисом.


Главную роль в преследовании гомосексуалистов с 1935 года стал играть Генрих Гиммлер. Рейхсфюрер СС опасался гомосексуальных сетей и заговоров. В своих частных записках он признавался, что теории философа Ганса Блюэра (Hans Blüher) лишили его сна.


Идейный вдохновитель движения «Вандерфогель» (нем. перелетная птица; наименование различных немецких и немецкоязычных культурно-образовательных и туристических молодежных групп и клубов, впервые появившихся в 1896 году и существующих по сей день. Название символизирует любовь к природе — прим. пер.) высказал подозрение, что гомосексуализм играет определяющую роль в немецком молодежном движении. Это привело к интенсивным проверкам на гомоэротические и гомосексуальные контакты внутри немецких молодежных объединений, вообще-то исповедовавших асексуальный идеал нравственной чистоты.


Представления о том, что эти молодежные союзы, а также — как Блюэр впоследствии утверждал — и мужские объединения в целом находятся под влиянием подсознательного, а иногда и явного гомосексуализма, определили мировоззрение Гиммлера. Гитлер судя по всему разделил эту теорию заговора своего придворного.


1 сентября 1935 года 175-я статья Уголовного кодекса была ужесточена: сроки заключения были увеличены до десяти лет. Кроме того, уголовно наказуемыми стали считаться многие действия, которые раньше под статью не подпадали.


В общей сложности, по данным Цинна, приблизительно 50 тысяч мужчин были приговорены к заключению в тюрьму или — что было намного страшнее — отправлены в концлагеря. Там у них, отмеченных розовыми треугольниками на одежде, практически не было шансов остаться в живых.