Актер Вилле Хаапасало (Ville Haapasalo) не планировал остаться в России, но один фильм изменил направление его жизни. По словам актера, в России могут украсть трамвайные рельсы или отправиться прямо с праздника на частном самолете на Кубу.

46-летний Вилле Хаапасало:

«Когда я приехал в Ленинград весной 1991 года, я ничего не знал об СССР и не говорил по-русски. Но я хотел учиться на актера, и, оплатив семестры, попал в театральную академию.

В следующее Рождество СССР распался, в стране был хаос. Еду выдавали по талонам, в магазинах было нечего купить, ведь все производство рухнуло. Мне было 19 лет, и мне было забавно наблюдать за тем, как на рублевых купюрах росло количество нулей.

Однажды утром я ехал на учебу на трамвае, и он вдруг остановился. Водитель сообщил, что трамвай дальше не идет, потому что рельсы украли. В девять вечера милиционеров на улицах не было, потому что даже для них ситуация в городе была слишком опасной.

В 1992 году меня обокрали девять раз. Примерно столько же раз я получил по морде, потому что во мне еще издалека узнавали иностранца. Рассчитывали на то, что у меня есть деньги, которые можно украсть. Такие явления происходили в обществе и на более масштабном уровне. Земля попадала в руки тем, кто успевал ее взять. Это все было большим мошенничеством, многие приобретали собственность обманом.

Я не планировал остаться в России, но главная роль в фильме «Особенности национальной охоты» изменила мою жизнь. Эта работа стала самым популярным фильмом в современной России, неожиданно люди начали меня узнавать, мне начали активно предлагать работу.

В начале карьеры я встречался с богатыми русскими в разных странах. Моя задача заключалась в том, чтобы развлекать их и делать так, чтобы они профинансировали наши новые фильмы. Я сидел на их яхтах в Италии и рассказывал истории о том, как и когда на меня нападали.

В 2002 году я получил от Путина государственную премию в области литературы и искусства. Мой статус стал выше, ко мне начали обращаться «на Вы». Постепенно я смог лучше познакомиться с людьми, которые разбогатели во время распада СССР. У них было так много денег, что они не имели для них никакого значения. Например, один мой знакомый купил в те времена английский футбольный клуб.

Однажды я проводил вечер со своими друзьями в Москве, и вдруг одному из них захотелось кубинскую сигару. Мы отправились на его частном самолете на Кубу и потом курили эту сигару в Гаване. А однажды один начальник сказал во время нашей встречи, что у него в Сибири есть чертовски хорошая сауна, он вызовет самолет и мы туда отправимся. После того, как мы попарились, другой человек из нашей компании сказал, что купил горнолыжный склон рядом со своей дачей в Казахстане, потому что его начали раздражать туристы, которые катались слишком близко. Сначала мы полетели в Казахстан, а потом на вертолете отправились в темноте на склон. Он включил свет в помещении, где выдавали лыжи напрокат, и велел мне выбрать пару. Мы один раз съехали по склону и улетели обратно в Москву.

Я покрутился в кругах таких богачей и понял, что меня такая жизнь не интересует. У нее множество ограничений. У некоторых моих знакомых было настолько много врагов из-за бизнеса, что они даже не решались оставлять свою семью в России. Их жены и дети живут в каком-нибудь тайном месте в целях безопасности. С некоторыми нельзя просто так пойти в ночной клуб: сначала посетителей клуба надо выпроводить, и только потом, под присмотром охраны, можно веселиться.

Россия — страна контрастов, и разница в уровне доходов поражает. В Москве денег достаточно, но маленькие населенные пункты живут бедно. Когда я был в Восточной Сибири и снимал там передачу про путешествия, некоторые жители мне рассказывали, что у них не было электричества шесть лет, но это ничего, ведь у них есть подвал. За 150 лет с народом России произошло столько всего, что они не суетятся по мелочам.

Россия — очень авторитарная страна. Начальник принимает решения, а другие слушают и не возражают. Я, как актер, не могу давать советы режиссеру, а поступаю так, как мне велят. В России также очень любят мужественный образ. Это отражается и на семейной жизни. Когда я готовился к рождению своего первого ребенка, мои друзья удивлялись, почему я хочу присутствовать при родах. У вас там в Финляндии что, врачей нет, шутили они.

В России я не только актер, но и бизнесмен. Я владелец ресторанов и рекламного агентства. Однажды наше рекламное агентство участвовало в тендере в Москве. Когда я услышал, что мы проиграли с чертовски хорошим концептом, я спросил у своего сотрудника, почему так произошло. Мне ответили, что мы предлагали себя слишком дешево. Руководитель выбрал самое дорогое предложение, даже не разобравшись, в чем была суть.

Большая часть рыночной экономики так не работает, но в России все иначе. Эту страну никогда не получится понять до конца».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.