В первой части своего анализа отношений между Россией и Италией (который продолжится во второй части, посвященной настоящему и будущему) я занимаюсь разбором истории связей между Римом и Москвой до современности. Российско-итальянские отношения исторически теплые, но никогда не считались ни одной, ни другой стороной самыми важными. Кризис на Украине заморозил эти связи, охладив амбиции (и иллюзии) Рима.


Россия и Италия от царей до Второй мировой войны


Между Италией и Россией всегда были довольно дружеские отношения. Венеция и Генуя установили тесные связи с российскими торговыми городами с X и XII века. История дипломатических отношений между двумя странами насчитывает, по меньшей мере, пять веков: в XV веке появилось первое российское посольство, задокументированное в Италии, от великого князя московского Василия III. С XV по XVIII век итальянские художники и архитекторы играли ключевую роль в строительстве стен московского Кремля и удовлетворении царских амбиций. Восхождение на трон Петра I усилило культурные связи между итальянским полуостровом и Россией. В середине 19 века события итальянского Рисорджименто послужили поводом для охлаждения отношений с Россией. В ходе Крымской войны (1853-1856) Королевство Сардинии примкнуло к антироссийской коалиции. Целью Кавура, которой он в полной мере достиг, было поставить вопрос об Италии на Парижском конгрессе 1856 года. Российская империя признала новорожденное королевство Италии в 1862 году, что послужило поводом к общему улучшению отношений. Итальянско-российские отношения укреплялись в течение оставшегося 19 века, и в Первой мировой войне государства оказались на одной стороне в противостоянии с империями Центральной Европы. Большевистская революция прервала дипломатические отношения между странами, но уже в 1924 году Италия Бенито Муссолини (Benito Mussolini) признала Советский Союз. И не только это: фашистская Италия стала также главным зарубежным покупателем советской нефти в период с 1925 по 1935 год, демонстрируя, что идеологические расхождения не препятствуют развитию плодотворных экономических отношений между странами. Однако Вторая мировая война подтолкнула Италию — что привело к катастрофическим последствиям — сражаться на стороне гитлеровской Германии против СССР, и это стало самой худшей точкой в отношениях между Москвой и Римом.


Холодная война


Еще до окончания Второй мировой войны политические судьбы Италии и СССР (снова) пересеклись решающим образом из-за Апеннинского полуострова. В марте 1944 года Советский Союз стал первым государством, признавшим «Итальянское (Южное) королевство», которое после 8 сентября отчаянно добивалось международного признания. Налаживание связей с Москвой, с точки зрения Италии, было способом выйти из изоляции и привлечь внимание Лондона и Вашингтона. Сталин же стремился, вероятно, расколоть западные державы и разыграть средиземноморскую карту. Этот эпизод симптоматичен в своем роде, потому что предполагает, что, несмотря на взаимный интерес, Италия и Россия (или Советский Союз) часто воспринимали свои отношения как важные, но не ключевые. В конце 40-х годов холодная война вынудила Италию выбрать один из двух лагерей. Рим без особых колебаний примкнул к евроатлантическим институтам: общественное мнение и правящие классы страны поняли, что только Запад мог гарантировать полуострову процветание, требовавшееся ему, чтобы сбросить с себя груз экономического отставания и политической нестабильности. Однако Италия по причине особых внутриполитических событий в результате стала страной с самой сильной коммунистической партией на Западе, что немало повлияло на рост значимости отношений с СССР. Рим был верен своим атлантическим связям, но, как и прочие европейские страны, и даже больше них, всегда пытался сохранить открытый канал коммуникации с Москвой. Политические круги Италии в то же время прекрасно осознавали непременную необходимость надежных связей с США и другими странами Западной Европы. Со своей стороны, Советский Союз всегда считал приоритетными — на европейском уровне — отношения с Францией и Западной Германией, а не с Италией.


После холодной войны: от Пратика ди Маре до санкций


Окончание холодной войны раскрыло перед Италией и Россией большие возможности. Казалось, столкновение Москвы с Западом, наконец, окончилось. Рим тут же попытался интегрировать Россию в евроатлантическую систему, считая, что это стремление разделяют и другие западные партнеры, и сама Москва. В частности, Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) весьма активно занимался продвижением российского вопроса в западном мире (начиная с саммита в Неаполе в 1994 году Москва вступила в «Большую восьмерку»). Становление Владимира Путина президентом России, казалось, ничего не изменило, и даже наоборот. Саммит в городе Пратика ди Маре в 2002 году можно считать пиком итальянско-российских отношений, которые в то время не контрастировали с международной панорамой и динамикой на Западе, в тот момент занимавшегося борьбой с исламистским терроризмом. Отношения между Римом и Москвой, казалось, строились на надежной основе: растущем взаимообмене, поставках российского газа в Италию, совместимой внешней политике (или, по крайней мере, не имеющей жестких расхождений). Однако постепенное ухудшение отношений между Россией и США, а также с некоторыми европейскими странами, стало сигналом, который Рим в связи с требованиями «реальной политики» и определенной близорукостью, в результате проигнорировал, отказавшись признать риск конфликта между поддержанием хороших отношений с Москвой и своей непререкаемой верностью традиционным альянсам. Разгоревшийся в феврале-марте 2014 года кризис на Украине застал Италию врасплох и вынудил ее вновь сделать выбор между связями с Западом и с Россией. Рим, пусть и сопротивляясь, сделал выбор в пользу верности евроатлантическому консенсусу и примкнул к политике санкций (внеся свою небольшую лепту), продвигавшейся США и Германией (последняя впоследствии смягчила свои позиции). Санкции против Москвы (и связанные с ними российские контрсанкции, нацеленные на важные сектора итальянского экспорта, в том числе на сельскохозяйственный), девальвация рубля и экономический застой евроазиатского гиганта повлияли на резкое снижение объема торговых отношений между Италией и Россией, упавшего с 30 миллиардов евро в 2013 году до 21 миллиарда в 2015 и 17,5 миллиардов в 2016 (начиная с 2017 года ситуация начала восстанавливаться).


Президентство Трампа и иллюзии Италии


Становление Дональда Трампа (Donald Trump) президентом США вызвало в Италии (в общественном мнении и в правящих кругах всех политических направлений) плохо скрываемые надежды на «перезагрузку» отношений Запада с Россией. Здесь также было решено закрыть глаза на повестку новоиспеченного президента США, который после лозунгов «Америка первым делом» и «Давайте вернем Америке былое величие» мог с легкостью действовать вразрез с планами Кремля. Более того, скандал «Рашагейт» вынудил Трампа занять менее дружественную позицию в отношении Москвы, чем он заявлял в ходе своей предвыборной кампании, чтобы избежать дальнейших обвинений в сговоре с российскими властями. И действительно, спустя почти полтора года после появления Трампа в Белом доме и, несмотря на очевидные личные и характерные точки соприкосновения нью-йоркского магната и бывшего агента КГБ, инерция и реалии международной политики довели отношения между Россией и Соединенными Штатами до уровня, как говорят сами русские, наихудших моментов холодной войны. Очевидно, что при подобном сценарии развития событий надежды (а кто-то может сказать «иллюзии») Италии на примирение традиционной принадлежности к Западу и прекрасных отношений с Москвой оказались тем, чем они на самом деле и являются — химерой.