Одним из немногих столкновений между Красной армией и отступающими немцами в Праге было противостояние трех танков Т-34 с четырьмя «Хетцерами» в районе Кларов. В начале столкновения немцы смертельно ранили командира ведущего танка лейтенанта Гончаренко, но уже вскоре потерпели поражение.


Пражская операция


Последней масштабной операцией Красной армии во Второй мировой войне на европейском континенте была Пражская операция, которая проводилась с шестого по одиннадцатое мая 1945 года. Перед началом операции практически всю территорию Чехии и большую часть Моравии контролировали немцы. Там дислоцировалась группа армий «Центр» генерал-фельдмаршала Фердинанда Шернера, а также большая часть группы армий «Австрия» генерал-полковника Рендулиц.


Перед началом Пражской операции немецкие силы насчитывали около одного миллиона человек, более девяти тысяч орудий и минометов, 1900 единиц бронированной техники и тысячу самолетов всех типов. Не все из перечисленного, прежде всего это касается техники, было боеспособно или хотя бы годно к применению. Красная армия, надвигающаяся с севера (1-й Украинский фронт) и востока (4-й и 2-й Украинский фронт), могла противопоставить немецким силам более двух миллионов солдат, 30,5 тысяч артиллерийских орудий, две тысячи танков и три тысячи самолетов.


Главный удар на Прагу осуществлял 1-й Украинский фронт, выдвинувшийся утром шестого мая из окрестностей Дрездена. Слева от русла Эльбы, через Крушне горы, области Мостецко, Лоунско и Кладенско к Праге продвигалась 4-я гвардейская танковая армия генерал-полковника Лелюшенко. Чуть восточнее параллельно с ней продвигалась 3-я гвардейская танковая армия генерал-полковника Рыбалко. Эти силы подходили к городу с северо-запада и севера.


Гвардейские подразделения были элитными подразделениями Красной армии и заслужили этот статус выдающимися боевыми успехами, поэтому им не оставалось ничего другого, как сохранять свой статус. Довольствие военнослужащих этих подразделений превосходило то, которое полагалось «обычным» соединениям. Гвардейским подразделениям отправлялось лучшее вооружение и провиант. При этом их первыми отправляли на сложные операции.


Вероятно, первым соединением Красной армии, которое вступило на территорию нашей столицы, была 63-я гвардейская «Челябинская» танковая бригада 10-й гвардейской Уральско-Львовской добровольческой танковой дивизии 4-й гвардейской танковой армии. Трудно установить, какой конкретно танк и солдат первыми вошли в Прагу, но принято считать, что первенство принадлежит танку, экипажем которого командовал Иван Григорьевич Гончаренко. Но даже если это не так, данный танк и его экипаж все равно занимают особенное место в освобождении уже «немного освобожденной» Праги. Несомненно, этот танк первым подошел к центру города, а также единственным из советских танков, который немцам удалось уничтожить в Праге. Командир танка лейтенант Гончаренко, к сожалению, погиб (к званию военнослужащих советских гвардейских соединений было принято добавлять «гвардии», то есть правильно было бы написать гвардии лейтенант, но для упрощения в этой статье звания приводятся в сокращенном виде).


Столкновение в Кларове


К Кларову по серпантину городского проспекта в направлении от Хоткове сады двигались три танка Т-34/85, которые образовывали разведывательный отряд танкового батальона 63-й гвардейской танковой бригады. Во главе ехал танк под номером 1-24 лейтенанта Гончаренко. На небольшом расстоянии двигались танки под номером 1-23 лейтенанта Буракова и под номером 1-25 лейтенанта Котова (единица в этом обозначении означает 1-й танковый батальон, изображение под цифровым обозначением — 63-ю танковую бригаду; разумеется, не все танки Красной армии были так хорошо помечены для отнесения к своему соединению).


В состав экипажа танка Гончаренко входил водитель старшина Илья Шкловский, стрелок сержант Павел Батырев, заряжающий сержант Николай Ковригин и механик-радист и стрелок из пулемета в передней части корпуса сержант Александр Филиппов. Гончаренко следил за ситуацией из смотровой щели в башне. Кроме того, была открыта щель и водителя в наклонном переднем листе корпуса танка. На броне сидел чех Франтишек Соучек, который два года провел в концентрационном лагере, в конце войны бежал и теперь помогал советским солдатам в роли проводника по Праге. Вероятно, в условиях безоговорочной капитуляции они не ожидали, что немцы могут решиться на какую-то самоубийственную акцию.


На месте, приблизительно ограниченном улицами Кларов, У железной лавки и началом набережной Эдварда Бенеша (современные названия), вблизи современного памятника чехословацким летчикам «Крылатый лев», стояло четыре установки класса истребителей танков «Хетцер». Они прикрывали последние немецкие колонны, отступавшие из центра Праги в западном направлении и стремившиеся поскорее оказаться в «обетованном» американском плену.


Когда танк Гончаренко проезжал по главному проспекту, минув правый поворот на Кларов, приблизительно в том месте пересечения с улицей На Опыши, один из «Хетцеров» выстрелил по советской машине из 75-миллиметровой противотанковой пушки. Снаряд задел броню башни и попал в угол сегодня уже не существующего здания за танком. По всей видимости, кусок разрушенной стены попал Гончаренко в голову и смертельно ранил его. Лейтенант скончался на месте.


Гончаренко боролся с врагом с первого для Великой Отечественной войны (часть Второй мировой войны, охватывающая бои СССР с Германией и ее союзниками) и погиб в самом конце этой войны 9 мая 1945 года в Праге.


Иван Григорьевич Гончаренко родился в 1920 году в деревне Сушилино в Сумской области на Украине. В первые месяцы Великой Отечественной войны он воевал на центральном участке фронта. Затем он окончил танковое училище в Горьком (сегодня это Нижний Новгород) и стал танкистом. С марта 1944 года он воевал в составе 63-й танковой бригады и командовал танком под номером 1-24. По-видимому, за все время войны вплоть до судьбоносного девятого мая 1945 года враг ни разу не ранил Гончаренко.


В завязавшемся в Кларове бою, ход которого окутан тайной, и в разных источниках он описывается по-разному, советские силы уничтожили два «Хетцера». Две оставшихся установки немцы бросили на месте и воспользовались хаосом, чтобы убежать в прилегающий квартал. Два пострадавших от советских ударов «Хетцера» были полностью уничтожены. По крайней мере, в одном из них взорвались оставшиеся боеприпасы и остатки машины разметало по округе.


Неточная информация указана в документе, в котором Гончаренко представлялся к Ордену Отечественной войны I степени. В документе говорится, что Гончаренко противостоял 13 самоходным установкам после того, как взял мост через Влтаву в центре Праги. Кроме количества установок, реальности не соответствует и история с взятым мостом (советские танки только приближались к нему). Тем не менее ни одно из этих несоответствий не умаляет героизма Гончаренко и упомянутая награда была присуждена ему посмертно по праву.


Невозможно узнать, сколько из тех двух уничтоженных в Кларове «Хетцеров» уничтожил стрелок танка 1-24. Каким был вклад каждого из танков описанной тройки в исход столкновения, навсегда останется тайной для нас.


Кроме того, количество ударов, нанесенных по танку Гончаренко, остается до конца неточным. Якобы один удар повредил механизм вращения башни. Поэтому экипажу пришлось покинуть танк. Но мы точно знаем, что остальные члены экипажа танка 1-24 выжили в этом бою, хотя большинство из них было ранено (некоторые — серьезно). Так, например, водитель Шкловский потерял глаз. Ранен был и чех Соучек, который лишился ноги.


Как минимум один танк (1-23) продолжил движение в центр. Есть сведения о том, что он стал первым танком Красной армии на Староместской площади. Именно поэтому впоследствии тяжелый танк ИС-2, установленный на памятнике советским танкистам в районе Смихов, носит вымышленное обозначение 23.


Отметить стоит и установки «Хетцер», которые были весьма распространенными немецкими боевыми машинами на чешской территории на завершающей стадии войны. В Праге их впоследствии применяли не только немцы, но и повстанцы (у них было восемь единиц, большая часть из которых были видоизменены и вооружены только пулеметами). Несколько «Хетцеров» досталось и власовцам, то есть бойцам Русской освободительной армии, которые очень помогли повстанцам в их борьбе.