Утром 17 апреля вышел горячо ожидаемый эфир The View со Сторми Дэниелс.


Актриса и режиссер фильмов для взрослых вместе со своим вездесущим адвокатом Майклом Авенатти объясняла мотивы своего решения выступить с обвинениями против президента Трампа и его адвоката Майкла Коэна — двоих мужчин, на которых она подала иск в суд из-за выплаты 130 тысяч долларов США и заключения сопутствующего соглашения о неразглашении, чтобы заставить ее замолчать о предполагаемой связи с главой государства.


Во время интервью Дэниелс утверждала, что вскоре после того, как она впервые рассказала свою историю журналу «Ин Тач» (In Touch) еще в 2011 году, на парковке в Лас-Вегасе к ней подошел некий мужчина и угрожал ее жизни, призывая «оставить Трампа в покое» и «забыть эту историю». Затем дуэт представил составленный ими портрет предполагаемого злоумышленника на парковке, а Дэниелс объяснила, что семь лет назад она не пошла к властям, потому что боялась за свою безопасность и, будучи молодой матерью, не хотела, чтобы ее муж в то время узнал о предполагаемом свидании с Трампом. Однако она признала: «Я всегда чувствовала, что нужно постоять за себя и сообщить об этом».


На другом конце страны, в солнечном Лос-Анджелесе, настроившись на эфир программы с Дэниелс, не могла поверить своим ушам Таша Рейн.


«Очень печально видеть ее произносящей такие слова, к тому же, я знаю, какая ты на самом деле, — говорит Рейн. — Я была там. Я видела, что ты делала».


Я сижу вместе с Рейн в ресторане в Западном Голливуде. Примерно через час после начала интервью она пытается свернуть разговор, в ходе которого она защищала Дэниелс за то, что своей борьбой против аппарата Трампа (Рейн является либералом — прим. автора) она «делает нашу отрасль справедливой», и ругала Джимми Киммела (Jimmy Kimmel) за его «отвратительное» обращение с ней в ходе беседы поздней ночью.


«Это сложно, — говорит она дрожащим от волнения голосом. — Потому что Сторми мне даже не нравится. Она совсем мне не нравится».


Рейн говорит, что у нее имеется «ужасная история», связывающая их с Дэниелс.


«Я подверглась сексуальному насилию со стороны одного из членов ее команды. Он трогал меня и хватал сзади, — говорит она, вытирая слезы. — Я сразу же об этом рассказала, потому что в тот момент я очень гордилась собой. В тот день она была режиссером, я пошла прямо к ней и прямо к тому человеку, который это сделал. У нас был разговор на эту тему. Я пошла к владельцу „Уикд Пикчерс" (Wicked Pictures), я все сделала правильно. И она не справилась с ситуацией надлежащим образом, профессионально и уважительно. Так что возмутительно слышать, что теперь она выступает за женщин и хочет быть голосом для других женщин, чтобы они могли выйти вперед. Ведь на меня напали у нее на съемочной площадке, а с ее стороны не было ни заботы, ни внимания. Она даже не отправила того человека домой».


По словам Рейн, предполагаемый инцидент, о котором идет речь, произошел 15 ноября прошлого года во время съемок фильма «Настройка» (The Set Up). Режиссером этого фильма для взрослых студии «Уикд Пикчерс» является Дэниелс.


«Я всегда смотрела на Сторми снизу вверх, — вспоминает Рейн. — Раньше я снимала ее, когда мы сталкивались на мероприятиях. Однажды в начале моей карьеры мы вместе даже отправились в Сиэтл, когда, насколько мне известно, меня рассматривали в „Уикд" в качестве кандидата для заключения контракта. Я была в восторге от того, что знакома с ней».


Рейн наряду с порноактером Майклом Вегасом играла в фильме главную роль. У нее даже был неприятный диалог. Она рассказывает, что 14 ноября, в первый день съемок, все прошло довольно гладко — запомнился неудобный разговор об обвиняемом в сексуальном насилии Харви Вайнштейне. По словам Рейн, Дэниелс «в основном высмеивала движение Me Too в разных выражениях», шутя с командой: «О, во мне тоже можно видеть Харви Вайнштейна, потому что я кокетничаю с членами своей команды, и я могу вести себя неуместно». Рейн стало некомфортно, но она не стала заострять на этом внимание (Дэниелс критиковала движение #MeToo в своем Твиттере).


Затем, во второй день съемок, 15 ноября, говорит она, после того, как ей сделали прическу и макияж и была сделана серия неподвижных фото — хардкорных фотографий, которые используются в качестве онлайн-баннеров для видеороликов — ее попросили заполнить документы в другой комнате.


«На мне был только наряд для съемок, я стою и подписываю свои документы, и внезапно ощущаю, что меня двумя руками хватают за задницу, издавая при этом сексуальные стоны, — вспоминает она. — У меня в животе будто все провалилось. Я подумала, вот дерьмо, мой партнер по съемочной площадке Майкл Вегас сейчас в другой комнате… кто же это?»


Она продолжает: «Тогда я обернулась, это был член съемочной группы. Я смотрю ему прямо в глаза и говорю: «Что ты, черт возьми, делаешь?», и выгляжу при этом такой расстроенной. Я подумала: «Я могу либо испортить свой макияж, который делали полтора часа, либо могу закончить сцену настолько быстро, насколько это возможно. А потом, как только все закончится, я смогу привести этого человека к Сторми, которая в тот день была режиссером. Все на съемочной площадке подчинялись ей».


Как только сцена закончилась, Дэниелс прокричала: «Вырезать». Рейн говорит, что разрыдалась. «Мой бедный партнер такой: „Что я наделал!", а я говорю: „Майкл, ты ничего такого не сделал". Он выглядел встревоженным и обеспокоенным. Он — хороший парень», — рассказывает Рейн.


Вегас подтвердил «Дейли Бист» слова Рейн о ее состоянии после съемок сцены: «Я помню съемки. Расслабленное настроение. Сцена прошла нормально. Сразу после того, как мы закончили, и шла небольшая перестановка, я помню, как Таша пошла в свою гримерку. Ее поведение изменилось, но было трудно сказать, почему, и что произошло. Все остановилось, так что вопрос можно было решить. Все на съемочной площадке были обеспокоены благополучием исполнителей. Но я не знаю, было ли когда-либо принято реальное решение».


Не было, утверждает Рейн: «Итак, мы стоим с этим парнем и Сторми в коридоре, и я такая: „Вот, что произошло. И что ты сейчас об этом думаешь?". Парень включает заднюю и говорит: „О, я просто хотел пройти мимо". А я говорю: „если ты хотел пройти мимо, зачем трогал меня? И почему издавал сексуальные стоны?". Он отвечает: „Это была шутка". Я сказала: „Это сексуальный харассмент и насилие. Если ты не знаешь, что это такое, то это проблема". Сторми лишь молча стояла. Просто нейтрально. Это такая проблема. Он извинялся, начал говорить, что у него есть семья — к этому обычно прибегают мужчины, когда их обвиняют».


Рейн говорит, что после этого Дэниелс спросила ее, не нужно ли ей пойти в соседнюю комнату, чтобы остыть. Она утверждает, что пошла, и Дэниелс вскоре последовала за ней. «Сторми говорит: „Мне жаль". Обнимает меня, а затем стыдит, говоря [о предполагаемом злоумышленнике]: „Наверное, ты заставила его расплакаться. Он сейчас плачет", — рассказывает Рейн. — И я подумала: ничего себе, я потеряла все уважение к тебе, и еще я немедленно позвоню твоему продюсеру, и расскажу в подробностях, что произошло».


Заявление о совершенном нападении впервые прозвучало 14 января, когда Рейн написала в «Твиттере» у Дэниелс: «Я подверглась неправомерным прикосновениям и сексуальному харассменту со стороны одного из членов вашей команды 15 ноября во время съемок сцены BG (Blow and Go, сленговое обозначение орального секса — прим. перев.). О чем вы были поставлены в известность в тот же день. Вы продолжали позволять ему находиться на площадке без каких-либо последствий. Я никогда не ставила под сомнение ваши режиссерские навыки». Дэниелс тогда ответила: «Вы не подвергались. Я была там, как и еще несколько человек, НИ ОДИН из которых не согласился с вами. Как вы смеете портить мою 15-летнюю репутацию и его карьеру. Я этого не допущу. Найдите хотя бы одного человека, который заявит обратное. Всего наилучшего».


Представляющий интересы Дэниелс адвокат Майкл Авенатти опубликовал в «Дэйли Бист» следующее заявление от имени своей клиентки: «То, что вспомнила мисс Дэниелс об этом случае, серьезным образом отличается от других версий. После инцидента, о котором идет речь, „Уикд" провела тщательное расследование, не обнаружив доказательств этих утверждений. Того, о чем говорит мисс Рейн, попросту не было».


После вызвавшей разочарование встречи с Дэниелс, говорит Рейн, она связалась с руководителями «Уикд Пикчерс», включая владельца Стива Оренштейна, и они немедленно встретились.


«С тех пор у нас было около пяти встреч, и поначалу я чувствовала себя услышанной, — говорит Рейн. — Стив обещает мне, что „Уикд" собирается внедрить новые стратегии обучения, и они станут первой компанией, которая сделает это. У меня от его слов пошли мурашки, потому что было бы здорово, если бы столь нехороший случай стал причиной такой замечательной инициативы. Может быть, остальная индустрия посмотрит на „Уикд" и последует ее примеру».


«Но позже, — добавляет она, — Стив беседует с членом команды, и он говорит: „Ну, не было этого никогда". Он отрицает, что это произошло, и даже Сторми отрицает, что это произошло — ее тогда там не было, как она могла знать? У меня есть адвокат, поэтому я все еще думаю, что делать. Владелец „Уикд" написал по электронной почте, что вопрос „разрешен", потому что [член команды] никогда не будет работать там снова, поскольку Сторми больше не работает там, и он работал только из-за Сторми. Я подумала, что вопрос не „разрешен", просто так „удобно". Я спросила, где находятся новые документы, или какие действия они собираются предпринять. На протяжении последних двух месяцев — лишь тишина в эфире».


Когда я передала «Уикд Пикчерс» рассказ Рейн, они сделали следующее заявление через своего представителя: «Мы вели и продолжаем надлежащим образом вести расследование». Подробности компания уточнить отказалась.


«Теперь я должна принять решение о своих дальнейших действиях, — говорит Рейн. — Мне нужно высказаться, потому что это неприемлемо. И это я не из-за денег. Я буду судиться с вами за доллар, мне наплевать на деньги. Я хочу, чтобы вы поняли: а) это произошло, и б) вот новые правила, которым люди должны следовать на съемочной площадке, потому что там, где снимают порно, происходит то же самое, что и на любой другой работе. Они (обидчики Рейн — прим. перев.) не относятся к этому так же, как к любой другой работе. И это ненормально».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.