Два года назад Роман Нойштедтер принял два жизненно важных решения: он принял российское гражданство и покинул футбольный клуб «Шальке 04» ради турецкого клуба «Фенербахче». У тридцатилетнего полузащитника хорошие шансы на участие в чемпионате мира. В интервью для журнала «Баллестерер» (ballesterer) он рассказывает о смене гражданства, о главном тренере Станиславе Черчесове и о том, как представляют в СМИ страну-хозяйку чемпионата.


«Баллестерер»: В 2016 году вы приняли российское гражданство. Почему?


Роман Нойштедтер: Мои родители родом из бывшего Советского Союза. Я родился в Днепропетровске, в сегодняшней Украине. Мой отец играл там тогда в футбол. Когда мне было четыре года, мы переехали в Германию. Но я никогда не терял эмоциональной связи с Россией и точно знаю, откуда я родом. Когда мне поступило предложение от Российского футбольного союза, я долго не раздумывал. Половина моей семьи живет в России, и ее я осчастливил своим решением. Я немецкий русский, как теперь говорят. Я ношу в себе две национальности, два менталитета.


— В чем это выражается?


— Это трудно описать. Например, если мы с друзьями договариваемся вместе поужинать в 18 часов, то я прихожу, как правило, на десять минут раньше. И тогда пишу своим друзьям: «Эй, вы где?» А они мне отвечают: «Господи, опять ты ведешь себя как немец». Организованность и любовь порядку — два немецких качества, которые во мне есть. По-русски я себя веду в семейной жизни. Раньше я с семьей летом всегда ездил к бабушке в Киргизию. Она жила в многоэтажном доме. Перед подъездом часто сидели многочисленные жильцы дома. Было такое чувство, что все они — члены одной семьи. Они делились друг с другом всем, например, фруктами, купленными только что на рынке.


— Свой первый матч за Россию вы отыграли в июне 2016 года. Как вас приняли в команде?


— Вначале было непросто. Я никого не знал, никогда не играл в России. Первые тренировки происходили прямо перед чемпионатом Европы. Сначала у меня было такое чувство, что другие игроки меня не совсем признают, хотя я и говорил на их языке и был одним из них. Но в дальнейшем это ушло. Это совершенно нормально, для таких вещей нужно время. Особенно в национальных сборных, где люди встречаются с другом с другом лишь на короткое время.


— С августа 2017 года в команде играет еще один немецкий русский — Константин Рауш. У вас установились с ним доверительные отношения?


— Когда он пришел в команду, то сказал, что рад, что я тоже тут. Раньше он никогда не играл в российской лиге. Но он очень хорошо прижился. Когда мы в команде, то большую часть времени проводим вместе.


— Вы два раза играли за немецкую сборную. Насколько отличаются друг от друга эти две команды?


— Немецкая команда — лучшая в мире. Но в остальном больших различий нет. Немецкие игроки уже находятся в прекрасной форме, а российским еще нужно развиваться. Для молодых игроков тут делается много, возникают академии, подготовка спортсменов становится намного лучше. Произошли изменения, России нужно пройти этот путь.


— В российской команде играют только два легионера. Почему там так мало игроков не из России?


— Переключиться на новую культуру и язык довольно сложно. Возможно, поэтому почти никто не решается на такой шаг. Я знаю, что кое-кто из ребят посматривает на Европу. Многие спрашивают меня, как там в Германии. В России много игроков с очень большим потенциалом. Я говорю им, что они должны пользоваться любыми шансами. Я ведь тоже перешел из Германии в Турцию, потому что хотел увидеть что-то новое.


— Вы только в марте вновь вернулись в команду, перед этим год не играли. Как вы оцениваете свои шансы на участие в чемпионате мира?


— Перед Кубком Конфедерации я в «Ференбахче» долго не играл. Теперь ситуация другая. Я постоянно в команде и рад, что теперь мне опять можно играть. Это не так просто, потому что мы не так часто играли вместе. Все действия нужно сначала как следует продумать. Поэтому подготовка так важна. Во время сборов мы всё должны отработать до автоматизма, у нас должно выработаться единое представление об игре.


— Главный тренер Станислав Черчесов сказал в интервью «Баллестереру», что он тренер старой школы. Как вы с ним ладите?


— Очень хорошо. Он — смесь старого и нового, это главное в нем. Он полностью концентрируется на работу, хочет получить максимум от своих игроков и полностью верит у нас. Иногда он может и покричать. Но вообще-то он очень веселый человек, у него всегда наготове какая-то шутка, чтобы нас рассмешить.


— Какова ваша цель на чемпионате мира?


— Мы хотим преодолеть групповую фазу, ну а потом будем думать от игры к игре. В турнире такого класса каждый матч финальный. Мы должны подпитываться настроением и эйфорией болельщиков. Наверняка, это преимущество, что чемпионат проходит у нас дома.


— Разве это не абсурдная ситуация — с одной стороны на вас давят, а с другой, от команды ничего особенного не ждут?


— Я не испытываю никакого давления, а только радостное предчувствие. Действительно, многие нас в расчет не принимают. Но на Кубке Конфедерации все увидели, на что способна команда. В матчах против Португалии и Мексики нас победили с минимальным перевесом. В таких делах мелочи имеют решающие значение.


— Что вы думаете о российской публике на стадионах?


— Она восторженная. Болельщики всегда за нас, даже если мы проигрываем. Мои товарищи по команде рассказывали мне, какое потрясающее настроение царило на играх Кубка Конфедерации. Болельщики увидели, что игроки выложились по максимуму. Они нас полностью поддерживают.


— Вы стали одним из немногих футболистов, которые ясно высказали против гомофобии. Что подвигло вас к этому?


— Однажды я перепостил из Инстаграма фотографию, и кто-то под ней написал неприличное слово, обозначающее геев. Это меня возмутило. Употреблять такие ругательства просто нельзя. Мы живем в мире, где каждый может свободно высказать свое мнение и где все равны. Можно критиковать, можно и оскорблять, это меня не интересует. Но так дальше продолжаться не может. Я хотел послать сигнал, хотя полностью преодолеть дискриминацию нам, вероятно, не удастся никогда.


— В России большая проблема с гомофобией и расизмом, в том числе и на стадионах. Каков ваш взгляд на нее?


— Освещение России в СМИ слишком негативное. Есть разница между тем, что пишут, и тем, что происходит на самом деле. Не думаю, что во время чемпионата будут иметь место расистские или гомофобные эксцессы. Русские будут рады принять людей разных культур. Каждый, кто хотел бы приехать в Россию, должен это сделать, чтобы составить свое собственное представление.


— Футболисты редко высказываются по социальным темам. Вам это не удивляет?


— Нет. Я могу понять игроков, которые в некоторых случаях говорят: «Без комментариев». Но если испытаешь оскорбления на самом себе, то это другое дело. Тогда начинаешь думать о том, что, вероятно, пора высказаться по этому поводу, подать какой-то сигнал. Наша задача состоит не в том, чтобы что-то изменить, но мы можем обратить внимание общества на какие-то вещи.


— Как вы относитесь к изображению России в Западной Европе?


— Многое драматизируется. Сомнения возникали перед всеми большими турнирами, так же было в Германии, Южной Африке и Бразилии. Вероятно, это нормально. Но, в конце концов, все турниры проходили прекрасно, так будет и на этот раз.


— Ну, а что вы скажете о стране вообще?


— О ней за рубежом рассказывают слишком много негативного. Люди в России радуются жизни. Многие думают, что они холодные и неразговорчивые. Конечно, есть языковые барьеры, но люди здесь дружелюбные и всегда готовы помочь. Чемпионат пройдет с огромным успехом. Болельщики увидят, что Россия потрясающая страна.

 

Роман Нойштедтер (30 лет) начал карьеру в футбольном клубе «Майнц 05». Играл также в «Боруссия Мёнхенгладбах» и «Шальке 04», с 2016 года — игрок клуба «Фенербахче». Будучи полузащитником, получил в 2016 году право выступать за Россию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.