Акт вандализма, совершенный в Третьяковской галерее, сам по себе чудовищен. Некто из Воронежа, 37-летний Игорь Подпорин, серьезно повредил знаменитую картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года», в народе прозванную «Иван Грозный убивает своего сына». Замечу, что у этого шедевра непростая судьба. Репин написал картину в 1883-1885 годах, под непосредственным впечатлением от цареубийства 1 марта 1881 года и последующих казней убийц Александра II и других народовольцев, и именно как символ кровавого самодержавия воспринималась она многими в тогдашнем русском обществе. Репин писал: «Какая-то кровавая полоса прошла через этот год, чувства были перегружены ужасами современности, но к ней страшно было подходить — не сдобровать!… Естественно было искать выхода наболевшему в истории».


Картина действительно воспринималась как чрезвычайно актуальная как до революции 1917 года, так и в последующие годы. И эта актуальность чуть было не привела к ее гибели. 16/29 января 1913 года картина серьезно пострадала от трех ударов ножом, которые нанес 28-летний иконописец, старообрядец, сын крупного мебельного фабриканта Абрам Балашов. При этом он кричал «Довольно смертей, довольно крови!». Тогда вандала признали невменяемым. Возможно, здесь сыграли свою роль капиталы его отца, и уже через несколько недель пребывания в психиатрической клинике Абрам Абрамович благополучно вышел на свободу. Зато хранитель музея Егор Хруслов, сам художник-передвижник, сильно переживавший по поводу того, что не смог предотвратить повреждения великого полотна, покончил с собой, бросившись под поезд.


Но, как можно догадаться, Балашова не устроила репинская трактовка личности Ивана Грозного как провоцирующая на революционные действия, в том числе на террор. Тогда полотно было повреждено весьма серьезно. Удары Балашова пришлись на лица и руки персонажей, и в этих местах образовались три длинных пореза. К счастью, Репин тогда был еще жив и находился в России. Он очень переживал за свою картину, и боялся, что восстановить картину невозможно. Но в итоге ее удалось отреставрировать за месяц. Только самому художнику пришлось заново написать лица и руки Ивана Грозного и его сына.


Вандал из Воронежа, орудовавший металлической стойкой ограждения, нанес по картине тоже три удара, но рук и лиц персонажей не задел, повредив только одежды и фон, а также авторскую репинскую раму. Свои действия Подпорин мотивировал тем, что его возмутило содержание полотна, по его словам, «из-за недостоверности изображенных на полотне исторических фактов». Для храбрости выпил 100 грамм водки, а потом его, по его словам, «накрыло».


Теперь Подпорину грозит до 3 лет заключения и значительный денежный штраф. Стоимость реставрации уже оценили более чем в 500 тысяч рублей. Поступок вандала явно был спровоцирован нынешней официальной трактовкой российской истории, которая делается с подачи министра культуры Владимира Мединского. По его мнению, вся история России до 1917 года было сплошное благолепие, время от времени омрачаемое лишь происками внешних врагов да разного рода смутьянов, мятежников и революционеров, также подстрекаемых извне. В общем, извечная триада самодержавия, православия и народности, только теперь вместо «самодержавие» следует читать: «несменяемое правление Владимира Владимировича Путина, светоча и вождя великой российской нации». А убийство Иваном Грозным своего сына официальными российскими историками теперь однозначно трактуется как легендарный эпизод. Дескать, в действительности Иван Грозный никакого своего сына не убивал.


Не знаю, является ли вандал Подпорин сумасшедшим (этот вариант власти больше всего устраивает; не удивлюсь, если вскоре его признают невменяемым, как и человека, напавшего на журналистку Татьяну Фельгенгауэр) или просто идеологически мотивированным последователем почитателей Ивана Грозного. Напомню, что всего пять лет назад, в 2013 году, группа историков и православных активистов, вдохновленных давним апологетом царя Ивана и сторонником его канонизации, бизнесменом с сомнительной репутацией, писателем и председателем оргкомитета партии «Народное движение „Святая Русь"« Василием Бойко-Великим, обратилась к министру культуры Владимиру Мединскому с просьбой убрать картину из Третьяковской галереи, заявив, что данное произведение будто бы «оскорбляет патриотические чувства русских людей». Правда, даже Владимир Ростиславович с его неизбывной любовью к царю Ивану Васильевичу не рискнул поддержать данную инициативу.


Казалось бы, для того, чтобы уменьшить опасность повторения подобных актов вандализма на почве борьбы с «неправильными» трактовками российской истории, необходимо прежде всего пересмотреть концепцию единого школьного учебника истории, допустить плюрализм мнений в трактовке тех или иных исторических событий, в том числе и в виде существования различных школьных учебников истории и права учителей свободно выбирать для преподавания тот или иной учебник. А также отказаться от отношения к тем историкам, учителям и публицистам, кто придерживается взглядов на отечественную историю, отличных от официальных, как к «врагам народа». Однако власть, как и можно было ожидать, выбирает другой путь — привычный путь дальнейших запретов и ограничений.


Отличающийся «редким» аналитическим умом член Совета Федерации Франц Клинцевич уже высказался в том смысле, что в связи с актом вандализма в Третьяковской галерее необходимо в первую очередь поставить вопрос усиления охраны музеев и «пройтись по всей цепочке, от которой зависит безопасность музеев». В частности, сенатор предлагает, чтобы исключить возможность использования злоумышленниками «всяких подручных средств», вроде стойки ограждения, сделать такие стойки не снимаемыми. Как будто вандал при необходимости не найдет, чем повредить скульптуру или полотно!


Призывы же к тому, чтобы повысить безопасность экспонатов в российских музеях, вполне вероятно, приведут к значительному росту коррупционной составляющей в деле реставрации репинского шедевра. Как мы помним, реставрация картины после гораздо более тяжелых повреждений в 1913 году, заняла всего месяц. Правда, тогда был жив Репин. Сейчас же звучат голоса, что реставрация полотна и рамы займет больше года, а то и несколько лет. Причем основные средства предлагается потратить на закупку особо прочного стекла для защиты картины. Не удивлюсь, если в процессе реставрации затраты с первоначальных 500 тысяч возрастут до нескольких миллионов рублей. И вообще перед чиновниками Минкульта здесь может открыться золотое дно. Если начать заказывать особо прочные стекла для всех шедевров в российских музеях, то бюджет составит миллионы, а то и десятки миллионов — не рублей, а долларов. А по части «распила» бюджетов на реставрацию подчиненные Мединского — непревзойденные мастера.


P.S.
По сообщению «Еуроньюс», вандал бросился на картину с криком: «Это мне Путин приказал!»