Фермеры и мелкие хозяйства, работающие вокруг Колионово, что в 130 километрах от столицы, отказываются от рубля и переходят на криптовалюту колион для расчетов с местной торговлей.


Бывший банкир, а ныне фермер Михаил Шляпников возглавил это начинание. Десять лет назад ему поставили онкологический диагноз, и он уехал из города, чтобы возродить умирающую деревню. Спустя пять лет ему понадобились средства для создания питомника, чтобы выращивать в нем саженцы, но он наткнулся на препятствие, с которым сталкиваются очень многие малые предприятия в России: банк предложил ему кредит аж под 12%.


«Я не хотел, чтобы меня задушили и сделали рабом банков, — говорит Шляпников, кладя руку на горло. — Поэтому мне пришлось изобрести собственные деньги. И я их изобрел. Я сам себе банк, правительство, регулирующий орган».


В 2014 году он стал выпускать бумажные колионы, но российский суд в 2015 году запретил их. Поэтому он начал работать над версией криптовалюты, а в апреле 2017 года получил 500 тысяч долларов от ее первичного размещения.


В отличие от биткойна, заниматься майнингом криптовалюты Шляпникова при помощи компьютера невозможно. Цифровые у.е. можно купить, используя другие криптовалюты, или заработать их в процессе «пахоты», то есть, помогая жителям Колионово в сельском хозяйстве и на строительных работах.


Это изменило подход людей к деревенским делам.


Шляпников, называющий себя «агро-анархистом» и устраивающий торжества в честь Карла Маркса, использует новую валюту для поддержания так называемой «экосистемы Колионово». Он уговорил около 100 фермеров и поставщиков из соседних сел использовать колион в местной торговле, благодаря чему бумажные деньги стали редкостью в местном обществе.


«Сейчас у нас около двух миллионов долларов в колионах, потому что после первичного размещения их стоимость подскочила», — рассказывает Шляпников, добавляя при этом, что валюта подкреплена резервом в 500 биткойнов (при нынешних ценах это примерно 3,7 миллиона долларов). «Таким способом мы можем привлекать к делу настоящие деньги и связывать криптовалюту с реальной экономикой», — отмечает он.


Получив двойной удар в виде западных санкций и падения нефтяных цен, из-за которых рубль с 2014 года подешевел вдвое, российская экономика сегодня снова начала расти.


Сейчас Шляпников и другие энтузиасты нахваливают криптовалюту, заявляя, что это хорошее средство изоляции от российской финансовой системы.


Криптовалюта в стране процветает благодаря хорошему научно-техническому образованию и едва ли не самому дешевому электричеству в Европе, которое нужно серверам, используемым для майнинга.


Только в прошлом году в России было несколько проектов блокчейна, которые привлекли крупные средства. Самое большое первичное размещение криптовалюты осуществила игровая платформа «МобайлГо» (MobileGo). Сумма полученных средств составила 53 миллиона долларов.


Но криптовалюта в России пока только зарождается, а юридические правила там весьма изменчивы. Рестораны и магазины очень быстро заметили новую тенденцию и теперь разрешают посетителям «расплачиваться» биткойнами. Правда, владельцам приходится осуществлять зеркальные операции в рублях, чтобы не нарушать закон.


Новая отрасль живет в ожидании норм и правил, которые президент Владимир Путин поручил разработать и ввести Министерству финансов к июлю месяцу.

Первые проекты этих мер указывают на то, что рубль останется единственной законной формой оплаты, однако первичные размещения криптовалют и майнинг будут обеспечены определенной правовой защитой. В этом году Путин заявил, что Россия должна стать более открытой для инноваций, и предупредил, что те, кто оседлает технологическую волну, пойдут вперед, а остальные утонут.


Вместе с тем, российский президент выразил обеспокоенность по поводу того, что криптовалютой могут воспользоваться преступники. Поэтому остается немало вопросов о том, насколько терпимо российское правительство будет относиться к подобным экспериментам.


«Чтобы идти вперед, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, причем во всех сферах, быть страной, открытой миру, новым идеям и инициативам… отсечь все, что тормозит наше движение, мешает людям раскрыться в полную силу и реализовать себя», — заявил Путин в марте.


У Шляпникова более скромные цели. Он считает, что криптовалюта может стать для малых и удаленных предприятий тем средством, которое позволит им выживать самостоятельно и независимо от Москвы.


«Я не хочу расширяться, потому что это повлечет за собой обязательства, к которым я не готов, — говорит фермер. — Я не готов спасать мир и даже Россию. Я хочу, чтобы мне было удобно, и я хочу поделиться этими удобствами с обществом».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.