3 июня 1963 года, то есть ровно 55 лет назад, мы потеряли великого поэта Назыма Хикмета. Существует много неизвестных или малоизвестных воспоминаний о годах его жизни в Советском Союзе.


Одно из них — интересные диалоги Назыма Хикмета с известным русским писателем того времени Константином Паустовским…


«Наша профессия не ораторствовать»


31 мая 1962 года на вечере, организованном в городе Таруса по случае 70-летия этого знаменитого русского писателя, Назым Хикмет отмечает: «Я думаю, что писатель должен выразить свою любовь, свое уважение, свою преданность другому писателю лучше всего в письменном виде. Ведь наша профессия не ораторствовать, а просто писать. Поэтому я постараюсь это сделать по отношению к моему любимому учителю — Паустовскому. Я написал стихи и написал статью».


Паустовский не смог присутствовать на том вечере из-за болезни сердца. Хикмет, называя его «маэстро», продолжает: «Я думаю, что он прежде всего — очень честный человек. А честность писателя, я считаю, выше, чем талант писателя. И если честность и талант писателя соединяются, как у него, это уже дает образ Паустовского… Паустовский — величайшая фигура не только в советской литературе, но и в мировой литературе».


«Вы поэт и мужественный человек»


1 июля 1962 года советский писатель, которому впоследствии стало известно об этом выступлении, в ответ пишет Назыму письмо и так выражает свои чувства:


«Дорогой Назым Хикмет! Вы очень растрогали меня своей статьей обо мне, прекрасными стихами и вашим выступлением на вечере в Литературном музее. Все это было для меня неожиданным и драгоценным подарком. Я благодарю вас от всего сердца.


С тех пор как я узнал вас как поэта и мужественного человека, я хотел встретиться с вами, но из-за своей дикой застенчивости не сделал этого до сих пор. Однажды мы встретились в Варшаве, но я не решился подойти к вам, так как мне показалось, что вы меня не узнали. Я только что вышел из больницы. Врачи сказали, что в августе я буду полностью здоров, и если вы будете в Москве, то приезжайте ко мне в Тарусу».


Далее в этом письме русский писатель рассказывает, что у него есть турецкие корни. «Может быть, наша взаимная симпатия объясняется тем, что я полутурок, — отмечает он. — Моя бабушка родом из Казанлыка во Фракии. Я горжусь, что во мне есть доля турецкой крови. Я очень люблю простых крестьян и рабочих — турок».


О своей турецкой бабушке Фатьме Паустовский рассказывает в книге «Далекие годы». Его дед попадает в плен во время русско-турецкой войны, а через некоторое время знакомится с турчанкой по имени Фатьма. Затем они приезжают в Россию и женятся. «Выйдя за деда, моя бабушка приняла христианство и новое имя — Гонората, — пишет Паустовский. — Бабушку-турчанку мы боялись не меньше, чем дед, и старались не попадаться ей на глаза».