Стамбул Реджеп Тайип Эрдоган побеждал всегда на протяжении 15 лет. Но в воскресенье удача может ему изменить.


Когда президент Реджеп Тайип Эрдоган и его партия в апреле решились на проведение внеочередных выборов 24 июня, они явно были уверены в победе. Эрдоган должен был быть переизбран в президенты, а его партия — Партии справедливости и развития (AKP) должна была вновь обеспечить себе простое большинство в парламенте.

 


Самая большая неожиданность и для них, и для остальных заключается сейчас в том, что и первое, и второе сейчас вовсе не так очевидны.


Да, происламская партия AKP, если верить опросам общественного мнения, по-прежнему сохраняет шансы на победу. Но того простого большинства, которое у них было, они могут лишиться.


Эти шестеро хотят стать президентом Турции


Реджеп Тайип Эрдоган — представитель умеренно исламистской правоцентристской Партии справедливости и развития (AKP).


Мухаррем Индже — представитель светской левоцентристской Республиканской народной партии (CHP).


Мерал Акшенер — представитель новой «Хорошей партии».


Селахаттин Демирташ — представитель прокурдской и левой Народной демократической партии (HDP).


Темель Карамоллаоглу — представитель консервативной исламистской партии Saadet (Партии добродетели).


Догу Перинчек — представитель левой, но националистической партии Vatan (Патриотической партии).


Обещания Эрдогана больше на турок не действуют


Кроме того, опросы общественного мнения указывают на то, что Эрдогану вряд ли удастся победить на президентских выборах в первом туре, в отличие от 2014 года. Тогда Эрдоган получил 51,8% голосов. Немногие опросы общественного мнения говорят о том, что он и на этот раз может получить более 50%, но большинство опросов предполагают, что ему и кандидату, который станет вторым, придется участвовать во втором туре 8 июля.


Похоже, что кандидатом, которому предстоит бросить вызов Эрдогану в возможном втором туре президентских выборов, станет Мухаррем Индже от Республиканской народной партии (CHP).


Факты: Выборы в Турции


59 миллионов обладающих правом голоса турок должны решить, кто станет президентом страны, и кто займет 600 мест в национальном собрании страны.


На самом деле выборы должны были состояться в ноябре 2019 года, но состоятся на 1,5 года раньше.


Шесть кандидатов претендуют на пост президента. Для того чтобы победить, надо набрать минимум 50% голосов.


Если никто из кандидатов 50% голосов не наберет, два кандидата, набравшие наибольшее количество голосов, продолжат борьбу во втором туре, который состоится 8 июля.


Совет Европы подверг Турцию критике за то, что она проводит выборы до отмены чрезвычайного положения, введенного после попытки переворота.


Совет Европы также выражал озабоченность в связи с тем, что кандидаты не получают равный доступ к СМИ, что кандидат в президенты Селахаттин Демирташ находится в тюрьме, а также в связи с внесением срочных изменений в закон о выборах, позволяющих, по мнению СЕ, учитывать неофициальные избирательные бюллетени.


Эрдоган может поскользнуться на экономике


Эрдоган пообещал избирателям новый экономический прогресс, еще больше мегапроектов и рабочих мест. Но с того момента, когда АКР добилась бесспорного экономического подъема в 2002-2007 гг. прошло довольно много времени. Противники критиковали партию и Эрдогана за высокую инфляцию и слабую лиру.


За те неполные четыре годы, прошедшие с момента избрания Эрдогана президентом в 2014 года, цена доллара выросла с 2,16 до 4,75. Все, что импортируется из-за границы, стало заметно дороже. За последний год рост цен составил 11%.


«Экономика — вот что больше всего волнует людей», — говорит пресс-секретарь Республиканской народной партии Юксель Таскин (Yüksel Taskin).


«Один социологический опрос показал, что в то время как 51% участников озабочены состоянием экономики, терроризм волнует лишь 14%».


Президенту бросают вызовы со всех сторон


Важная предпосылка к тому, что судьба президентского поста на этот раз, вероятно, решится во втором туре, заключается в том, что у Эрдогана на этот раз целых пять соперников. В 2014 году помимо него было только два других кандидата.


Вероятно, Мухаррем Индже заберет от 25 до 30% голосов, многие из них будут отданы теми, кто выступает за светский и сравнительно либеральный режим. Националистически настроенные избиратели на правом фланге могут отдать свои голоса за Мерал Акшенер из «Хорошей партии», в то время как левый фланг и многие из курдов собираются голосовать за Селахаттина Демирташа из Народной демократической партии (HDP).


Вероятно, Эрдоган очень близко подойдет к 50%, но все же оппозиция надеется, что столько голосов он не наберет. Данные опросов расходятся, а по турецким законам в последние 10 дней вообще не разрешается публиковать результаты каких-либо социологических опросов.


«Существует очень небольшая вероятность того, что Эрдоган получит более 50% голосов в первом туре», — говорил турецкий журналист Гюркан Озтуран (Gürkan Özturan) из новостного портала Dokuz8news в беседе с Aftenposten ранее.


Может ли Эрдоган проиграть во втором туре?


Если второй тур состоится, вся оппозиция пообещала поддержать соперника Эрдогана, практически независимо от того, кто это будет.


Разумеется, это может дать шанс такому противнику, как Мухаррем Индже, несмотря на то, что его партия, CHP, пока может рассчитывать лишь на 25-30% голосов.


Опросы говорят о том, что большинство голосов получит Эрдоган, но по многим опросам его перевес — меньше 1%.


«Если действительно дойдет до второго тура, ожидать можно всего», — считает политолог Эдгар Сар (Edgar Sar), собирающегося получить докторскую степень в Босфорском университете в Стамбуле.


«Опросам общественного мнения доверять нельзя, потому что подобных выборов раньше не было».


Но если Эрдоган в первом туре получит «только» 45% голосов, а Индже — 30%, то Эдгар думает, что позиции Эрдогана во втором туре не слишком блестящи.


Они думают, что Эрдоган победит несмотря ни на что


Другие же полагают, что ни один из кандидатов оппозиции не сможет стать объединяющей фигурой в борьбу с Эрдоганом.


«Руководители оппозиционных партий заявили, что поддержат того кандидата оппозиции, который получит наибольшее количество голосов, если дойдет до второго тура. Но вот станут ли избиратели поддерживать партийное руководство, — другой вопрос», — говорит Йоаким Парслов (Joakim Parslow), доцент Института культурных исследований и восточных языков при Университете Осло,


«Идеологически оппозиционные партии весьма далеки друг от друга и представляют собой те части турецкого общества, у которых общего очень мало. И если будет второй тур, то я очень сомневаюсь, что может победить какой-то другой кандидат кроме Эрдогана».


Надо завоевать на свою сторону молодежь


«Выборы будут сложными, и решающую роль будет играть инспурт», — предсказывает Юксель Таскин.


«Вопрос заключается в том, сможем ли мы убедить курдов, которые традиционно голосуют за AKP, молодежь, у которой проблемы проблемы в связи с ухудшившейся системой образования, высоким уровнем безработицы среди молодежи и чувством несвободы».


Пресс-секретарь CHP знает, что АКР — сильная организация, и что ее мобилизационные способности очень высоки. Кроме того, она может опираться на весь государственный аппарат и СМИ, подчеркивает он.