Всегда спокойный и выдержанный бывший командующий Национальными вооруженными силами Латвии Раймонд Граубе неожиданно выступил с нехарактерно резким для него заявлением. Граубе заявил, что, по его мнению, политикам из стран НАТО необходимо быть более активными и четкими в общении с Россией, давая этой стране понять, что она не является неуязвимой.


Граубе считает, на уровне политических коммуникаций России необходимо продемонстрировать, что мы не боимся угроз, ведь с российским оружием можно бороться. Ракетные системы РФ имеют свои изъяны, а в распоряжении НАТО есть системы, которые могут их нейтрализовать.


Бывший глава НВС считает, что в военном смысле Россия является сильной страной, однако, многие военные специалисты считают, что Путин блефует и преувеличивает реальную боевую готовность новейшего вооружения своей страны.


По сути, Граубе призвал показать России зубы. Вопрос первый: а зачем? И второй: это личная позиция Граубе как военного пенсионера или бывшего командующего НВС Минобороны использует как неофициальный рупор?


Чтобы разобраться в этом ребусе, посмотрим, что происходило с Граубе в последнее время. И найдем много интересного. Любой поисковик, даже для людей, которые не смотрят «Neka personiga», выдаст новость о том, что создатели фильма «Цветной сектор» обвинили Граубе в причастности к убийству в 1991 году Андриса Слапиньша и Гвидо Звайгзне.


Авторы фильма «Цветной сектор» пытаются доказать, что кровавые преступления в январе 1991 года совершили не ОМОН или снайперы советских спецслужб, а вооруженные латышские солдаты — свои стреляли по своим, говорится в сюжете программы.


Создатели ленты утверждают, что им известны имена двух стрелявших. Первый — покончивший с собой земессарг Дидзис Мейерс, второй — отставной генерал латвийской армии Раймонд Граубе. Сам Граубе категорически отрицает эти утверждения и называет их ложью «в стиле Геббельса».


Создатели фильма «Цветной сектор» сообщили, что в их распоряжении есть аудиозапись интервью одного из создателей латвийского спецназа «Speciālo uzdevumu vienība» в котором старший офицер латвийской армии говорит, что Мейерс и Граубе стреляли в Звайгзне и Слапиньша (оператор Гвидо Звайгзне, кинооператор и режиссер-документалист Андрис Слапиньш, оба погибли 20 января 1991 года, работая в составе съемочной группы Юриса Подниекса и снимая беспорядки в центре Риги — прим. ред.). И они готовы передать пленку в латвийскую Генпрокуратуру в случае возобновления расследования дела об убийстве Слапиньша и Звайгзне. Не потому ли так нервничает Граубе и не поэтому ли он делает такие воинственные заявления?


Более того, создатели фильма «Цветной сектор» связывают в единую цепь убийство Слапиньша, Звайгзне и загадочную гибель Юриса Подниекса. При чем обвиняя генпрокурора Латвии Эрика Калнмейерса в том, что в 1992 году он приложил усилия к тому, чтобы спустить дело Подниекса (советский латвийский режиссер, сценарист и оператор — прим. ред.) на тормозах. После чего все документы по расследованию гибели Подниекса таинственным образом были уничтожены.


И странно: создатели фильма «Цветной сектор» заявляют, что готовы передать аудиозапись разговора со старшим офицером латвийской армии генпрокуратуре, а Калнмейерс не обращает на эти заявления внимания.


Хотя, казалось бы, что легче, чем получить аудиозапись и проверить подлинность сведений, сообщенных латвийским офицером? Но этого никто не делает. Вместо этого Граубе призывает показать России зубы.