На дне моей сумки для ноутбука лежит нечто, что можно назвать «замком для путешественника». И он до сих пор в упаковке. Нам, журналистам, раздали их в тот момент, когда мы пересекали границу, где кончалась цивилизация и начиналась Россия. Этот замок, произведенный компанией Liveventure, можно повесить практически на любую дверь, чтобы защититься от потенциальных злоумышленников.


Эксперты по безопасности стараются заранее продумать, что может произойти с путешественниками в пути, и умножают результаты на четыре. Они вручили нам пластиковый замок на дверь, подобно Q, передавшему Джеймсу Бонду зонт с отравленным наконечником. «Хм, это может пригодиться». Прикрепите его на дверь своего номера в отеле с внутренней стороны, и, если кто-то попытается проникнуть вовнутрь, вы услышите. Но как я узнаю, кто пытается войти — сотрудники службы безопасности, спешащие мне на помощь, или сотрудник отеля, которому нужно проверить содержимое мини-бара? Наша служба безопасности не смогла ответить на этот вопрос.


Лучше бы они рассказали нам историю об одном американском бизнесмене, который войдя в свой номер в московском отеле, сразу же занялся поисками подслушивающих устройств. Он проверил пространство за картинами, поискал внутри телефона и за кондиционером, а затем обнаружил его под ковром. Воспользовавшись набором инструментов, он смог снять это устройство — чрезвычайно довольный собой. Однако в этот же момент в номере этажом ниже с потолка на пол упал светильник.


Позвольте мне рассказать вам, какими были те три недели, которые я провел в России. Люди здесь дружелюбны и всегда готовы помочь. Сотрудники ресторанов, баров и магазинов, к большому удивлению, постарались заранее выучить наиболее употребительные английские выражения. Их улыбки довольно сдержанны, но от этого не менее обаятельны. Еда здесь хорошая и, если вы ушли подальше от популярных у туристов улиц, достаточно недорогая. На прошлой неделе мы провели три дня в калининградском отеле с видом на Нижний пруд — искусственный пруд длиной в один километр и шириной в 100 метров.


Этот пруд окружен 4-метровой дорожкой для тех, кто хочет там погулять или совершить пробежку. Многие приходят туда с собаками — все собаки гуляют на поводках, и после них не остается никаких следов. Недалеко от моего отеля находился рынок под открытым небом, где часто было множество покупателей. В небольшой кофейне, стены которой были украшены фотографиями Beatles, предлагали кофе и яблочный тарт всего за 1,1 фунта стерлингов.


Когда я летел из Санкт-Петербурга в Москву, я оставил мой ноутбук в кармане кресла 25E. И это оказалось достаточно серьезной проблемой, потому что я вспомнил о нем, находясь на борту самолета, уже летевшего в Волгоград. Вечером того дня наш организатор Ольга Рачек позвонила в службу розыска оставленных вещей аэропорта Шереметьево. Да, мой ноутбук был у них. Его можно будет забрать, как только мы снова окажемся в Шереметьево. Через два дня женщина средних лет открыла свой синий журнал, где аккуратнейшим образом были описаны все находки.


Затем она сверила информацию из журнала с данными на своем компьютере и, проверив мой паспорт, подошла к большому сейфу, открыла его и вернула мне мой ноутбук. Он лежал внутри пластикового пакета и выглядел так, будто его почистили. Первый звонок в службу по розыску оставленных вещей длился две минуты. На то, чтобы забрать ноутбук, я потратил менее пяти минут. В тот момент я вспомнил, что произошло после того, как я оставил свой мобильный телефон в поезде, следовавшем из Кембриджа в Лондон. Спустя два дня после утери телефона мне пришлось встретиться с каким-то мошенником на улице Брикстон-Хай. Я заплатил ему 100 фунтов стерлингов, получил обратно свой телефон и почувствовал себя самым удачливым человеком во всей Великобритании.


В самолете, летевшем из Нижнего Новгорода в Москву, я познакомился с английским болельщиком по имени Алан Уоллман (Alan Wallman). Он приехал в Волгоград, чтобы посмотреть матч с участием сборной Туниса, потом он отправился в Нижний, чтобы посмотреть матч сборной Панамы, а также он съездил в Калининград на матч с участием сборной Бельгии. По его словам, у него возникли трудности с тем, чтобы добраться до стадиона в Нижнем Новгороде. Все русские официанты и продавцы, которых он встречал на пути, хотели поговорить и сфотографироваться с ним. Уоллман следовал за сборной Англии по всей Европе. Франция, Испания, Португалия, Германия, Бельгия, Украина, Финляндия, Черногория. Но Россия произвела на него очень хорошее впечатление. «Все было так хорошо организовано. У нас у всех были паспорта болельщиков, которые мы показывали вместе с нашими обычными паспортами, въезжая в страну, а потом и в отелях, на пути к стадионам. Службы безопасности оказались совершенно не навязчивыми, и нигде не было длинных очередей. Я помню, как в Португалии в 2004 году в этом смысле мы столкнулись с настоящим кошмаром. А те русские, с которыми мы встречались, были очень дружелюбными и всегда готовыми прийти на помощь. Нижний по-настоящему поразил меня, и я решил, что вернусь сюда еще раз со своей супругой».


«В Калининграде мы отлично провели время с множеством бельгийских фанатов, которые оказались очень дружелюбными. Когда я вернулся в Хитроу после матчей, меня поразило то, что всего за полчаса я увидел больше вооруженных полицейских, чем за все то время, которое я провел в России». В Нижнем он был вместе с Линдси Бейлзом (Lindsay Bailes), английским болельщиком, с которым они подружились еще в 1970-е годы, и с их общим другом Крисом Хайнсом (Chris Hynes). Они познакомились еще с двумя английскими болельщиками, Мэттом Пули (Matt Pooley) и Джеффом Гиббсом (Geoff Gibbs). Многие отговаривали Гиббса ехать в Россию, потому что он чернокожий, и эти люди полагали, что он обязательно должен был столкнуться с проявлениями расизма. Но ничего подобного с ним не случилось.


Впечатления этих английских болельщиков совпадают с впечатлениями других фанатов. Вполне возможно, в том, что России повезло принимать у себя Чемпионат мира по футболу, нет ничего дурного. Вчерашний матч между Францией и Аргентиной, завершившийся со счетом 4-2, не стал каким-то особым событием на этом чемпионате — это был просто очередной захватывающий матч. Вряд ли игра сборной Англии с Колумбией пройдет гладко. Как там говорил знаток футбола Оскар Уайлд? «Это ожидание ужасно. Я не хочу, чтобы оно кончалось».


Недавно я прочел интересную статью в USA Today о двух игроках НФЛ. Джош Норман (Josh Norman) — защитник Washington Redskins, а его друг Демарио Дэвис (Demario Davis) — полузащитник в New Orleans Saints. То, как они оказались в Сан-Антонио, штат Техас, на прошлой неделе — это вдохновляющая история. Возможно, еще не угасла надежда на спасение души профессионального футбола.


Все началось 11 дней назад, когда в 2 часа ночи Норман не мог уснуть, лежа в кровати. Он думал о 2,5 тысячах детей, разлученных с родителями, которых поймали в тот момент, когда они пытались нелегально попасть на территорию США. Буря негодования была настолько сильной, что после этого президент Трамп отказался от своей политики нулевой терпимости, которая обернулась распадом семей.


После аннулирования того президентского указа, по некоторым данным, 2 тысячам детей еще только предстоит воссоединиться со своими родителями. «Поставьте себя на место другого человека, — сказал Норман в интервью USA Today. — У них ничего не было, они приехали сюда в поисках убежища, не зная ничего о том, куда они едут — зная только, что там должно быть лучше, чем дома. А потом вы попадаете сюда, и с вами обращаются хуже, чем с собакой. Люди утратили сострадание».


Прежде чем сесть на самолет до Сан-Антонио, Норман связался со своим другом Дэвисом. Они оба являются членами Коалиции игроков НФЛ, которая поддерживает различные социальные проекты. Звонок Нормана стал тем, чего ждал Дэвис. Они отправились в Сан-Антонио, где из аэропорта они поехали прямо в Walmart. Там они потратили четыре часа и 10 тысяч долларов, покупая все то, что может понадобиться детям: они наполнили шесть тележек предметами личной гигиены, снэками, водой, одеялами, канцелярскими принадлежностями и так далее. Они не могли довезти все это до своего отеля, поэтому они сели на парковке отеля и стали заполнять рюкзаки.


На следующее утро они встретились с детьми, которых уже отпустили, но которым еще только предстояло воссоединиться с родителями. «Мы видели, насколько они сломлены, — сказал Норман. — Насколько разочарованы. Они не понимали, где они оказались. Когда мы достали рюкзаки, казалось, в них зажегся луч надежды. Мы видели, как свет и радость сменяли тьму».


Дженнифер Фалькон (Jennifer Falcon), организатор местной некоммерческой группы, оказывающей помощь иммигрантам, была потрясена решимостью спортсменов. «Они подарили голос тем, у кого его не было», — сказала она.


Дэвис добавил: «Мы все можем сидеть в соцсетях и комментировать. Хватит комментировать, пришло время действовать».


Если говорить о советах, то этот совет не так уж и плох.