О знаменитой книге Джона Гэлбрейта «Общество изобилия» слышал, пожалуй, каждый российский экономист — все-таки это классика экономической мысли. Достаточно сказать, что известное выражение «общество изобилия» стало знаменитым именно благодаря этой книге Гэлбрейта.


К сожалению, книга «Общество изобилия» до недавнего времени на русский язык не переводилась. И вот, наконец, мы все дождались: спустя шестьдесят лет после ее появления в США, «Общество изобилия» в 2018 году выходит в России на русском языке в издательстве «Олимп-Бизнес».


С творчеством выдающегося американского экономиста Джона Гэлбрейта (1908 — 2006) знаком, пожалуй, каждый, кто изучает экономику. Гэлбрейт — это целая эпоха в экономической науке. Он является одним из наиболее крупных и влиятельных американских экономистов XX столетия. Гэлбрейт прожил долгую и плодотворную жизнь (97 лет), в течение 70-ти лет профессионально занимался экономикой, преподавал в Гарвардском, Калифорнийском и Принстонском университетах.


В мировой экономической науке Джон Гэлбрейт пользуется несомненным авторитетом. Его наследие в наши дни стало как никогда приковывать к себе читательский интерес, особенно после мирового экономического кризиса, разразившегося в 2008 году.


Гэлбрейт — автор многих книг по экономике, ставших классикой. По-настоящему новаторской стала его трилогия: «Общество изобилия» (The Affluent Society, 1958), «Новое индустриальное общество» (The New Industrial State, 1967), «Экономические теории и цели общества» (Economics and the Public Purpose, 1973).


Итак, «Общество изобилия» наконец появилось на русском языке. Мы подготовили некоторые выдержки из этой знаменитой книги.

 

Глава 1


Общество изобилия


I
Все страны всегда были очень бедны, за исключением нескольких последних десятилетий — почти несущественный по историческим меркам срок. Да и касается это лишь относительно небольших территорий, населенных европейцами и их потомками. Именно на этих территориях, особенно в США, возникло невиданное доселе изобилие, о котором раньше можно было лишь мечтать.


Однако идеи и концепции, которые, по мнению жителей этих благословенных мест, определяют их существование и которыми они отчасти руководствуются в повседневной жизни, сложились отнюдь не в эпоху изобилия и процветания. Они порождены обществом, где бедность всегда была естественным уделом людей, не способных даже себе представить, что можно жить иначе. И речь здесь идет вовсе не о той бедности, когда человек, мучимый завистью к достатку соседа, полагает себя бедным, а о настоящих страданиях, которые люди испытывают вследствие голода, холода и болезней. И даже получив временное избавление от этих бедствий, человек не мог предугадать, когда и где нищета настигнет его вновь, — ведь даже в лучшем случае голод всего лишь неохотно уступал место обычной в те времена нужде. Существование горстки очень богатых людей — тех самых, о жизни и делах которых сообщают нам письменные источники, — вряд ли помогало всему остальному народу легче переносить нищету.


Никто не взялся бы утверждать, будто идеи и концепции, которые объясняли жизнь в том мрачном царстве нужды, подходят для современных Соединенных Штатов. Мир прошлого был насквозь пропитан бедностью. О нашем времени этого уже не скажешь. Нет оснований думать, что насущные проблемы общества, терзаемого бедностью, актуальны в мире, где простому человеку оказались доступны такие блага цивилизации, какими всего лишь сто лет назад мог наслаждаться не всякий богач: разнообразная пища, раз- влечения, личный транспорт, водопровод и канализация. Изменения оказались столь радикальными, что современный человек порой не знает, что, собственно, ему нужно. Осознать свои потребности он способен лишь после того, как они будут придуманы, подробно проработаны и взращены в нем усилиями специалистов по рекламе и технике продаж — эти профессии уже вошли в число важнейших и требующих наибольшего мастерства. А ведь еще в начале XIX века мало кому требовалась подсказка рекламщиков, чтобы понять, чего хотеть.


Было бы ошибкой утверждать, что экономические идеи и теории, появившиеся в эпоху всеобщей бедности, стали применять для описания общества изобилия в неизменном виде. Корректировок сделано множество, включая те, которых не заметили или недопоняли. Однако новые идеи встретили необычайное сопротивление. Радикальное изменение материального положения общества так и не получило должного осмысления в экономической науке. В результате во многом мы продолжаем руководствоваться идеями, которые зародились и работали в мире прошлого; как следствие, многие наши действия оказываются излишними, некоторые — неразумными, а то и безумными. Иные и вовсе ставят под угрозу наше нынешнее благополучие.


IV
Пожалуй, ни один студент, изучающий общественные науки, не избежит в наши дни ощущения непостоянства изучаемых им общественных явлений. Мы видим, что жители Запада сумели вырваться из бедности, столь долго диктовавшей миру свою волю. Но достаточно всего лишь нескольких ярких вспышек ядерных взрывов, чтобы опять погрузить человечество в беспросветную нужду, если оно, конечно, выживет. Рискну предположить, что изложенные здесь идеи помогут нам избежать этой участи. Пребывание в иллюзиях — комплексное заболевание. Богач, который прикидывается нищим и ведет соответствующий образ жизни, сбережет свое состояние, но едва ли это принесет ему счастье. Богатая страна, живущая по канонам общества, где преобладали нужда и бедность, упустит открывающиеся перед нею возможности. В трудные времена такая страна будет всякий раз назначать себе неправильный курс лечения, поскольку не знает истинных причин своей болезни. Именно такая тенденция, как увидит читатель, у нас сейчас и наблюдается. Но не будем унывать. Не спорю, общество изобилия в результате неверных представлений о себе самом может столкнуться с серьезными проблемами, рискуя вообще изобилия лишиться. Однако проблемы такого рода несравнимы с проблемами общества, пропитанного нуждой, где сама возможность размышлять и ошибаться уже является роскошью, а безысходность, увы, общим правилом.


Глава 2


Концепция «расхожей мудрости»


I
…подавляющая часть наших публикаций и высказываний на общественно значимые темы — и практически все из них, которые получили хорошие отзывы, — посвящены исключительно разъяснению прописных истин, принадлежащих расхожей мудрости. В какой-то мере это занятие превратилось в профессию. Ее представители, среди которых прежде всего следует отметить популярных теле- и радиокомментаторов, профессионально занимаются изучением, а затем изящным и подобострастным изложением того, что более всего желает услышать публика. Но, вообще говоря, излагать положения расхожей мудрости — привилегия видных ученых, общественных деятелей и бизнесменов. Любой новоизбранный ректор университета или президент колледжа автоматически получает право выступать в роли глашатая расхожей мудрости. И это далеко не последняя из привилегий, которые получают обладатели высоких ученых званий, причем само звание является наградой за неустанное распространение расхожей мудрости на должном научном уровне.