Во вторник Франция, команда, которую я еще до начала турнира называл победителем, встретится с набирающей ход командой Бельгии. А в среду Англия (на прошлой неделе я написал о моих сложных отношениях с этой страной) будет играть против сборной Хорватии. Но все мое внимание сегодня обращено на недавнего противника Хорватии — на Россию.


Никто на самом деле не верил в то, что Россия — перед началом турнира она по рейтингу занимала предпоследнее место среди участников Чемпионата мира — сможет дойти до четвертьфинала. Однако российские игроки предприняли героические усилия. Особенно впечатляющей оказалась их игра в обороне, и именно это позволило российской команде пройти так далеко по турнирной сетке, пока Хорватия на остановила ее, победив по пенальти на прошлой неделе.


Однако за пределами футбольного поля Россия, кажется, победила. Речь идет не только о том, что Россия просто получила право на проведение этого турнира в несколько сомнительных обстоятельствах, о чем Кен Бенсинджер (Ken Bensinger) написал в прошлом месяце. Речь о том, что очевидный успех Чемпионата — огромная победа в области работы с общественностью для российского президента Владимира Путина.


«Многие стереотипы о России просто рухнули, — сказал Путин во время недавней транслировавшейся по телевидению встречи с главой ФИФА Джанни Инфантино. — Люди увидели, что Россия — гостеприимная страна».

 

Интересно было бы узнать, какие стереотипы имел в виду Путин. Возможно, приехавшие люди обнаружили, что местные жители более приветливы, чем они ожидали. Однако российское правительство — его обвиняют в убийстве журналистов, а еще оно постыдным образом прославилось тем, что бросает в тюрьмы своих политических оппонентов, — похоже, полнее соответствует существовавшим ожиданиям. Любого человека, способного доставить ему головную боль, оно жестоким образом может заставить замолчать (Дополнительная информация по этому вопросу содержится в недавней публикации Алексея Ковалева (Alexey Kovalev, The World Cup Is Fun. Except for the Russians Being Tortured).


Мне захотелось лучше разобраться в том, что этот Чемпионат мира означает для русских в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, в других городах, и поэтому я спросил об этом живущих там людей.


По их словам, они гордятся выступлением своей сборной, их радует общая атмосфера вокруг события, и они в восторге от возможности пообщаться с самыми разными гостями Чемпионата. Однако они разделяют недовольство по поводу состояния дел в России (ради своей безопасности они попросили меня использовать лишь их инициалы).


Р. — женщина, ей примерно 25 лет, она работает в области искусства — сказала мне, что Чемпионат мира используется для того, чтобы скрыть повышение пенсионного возраста и увеличение налогов. «Мы, граждане, ничего не можем сделать, — сказала она. — Протесты запрещены». Другая женщина — Л., 25 лет — сказала, что была разочарована косметическими улучшениями, сделанными в ее городе для того, чтобы произвести впечатление на гостей Чемпионата мира, тогда как более серьезные вопросы, такие как инфраструктура, остались в стороне.


Андрей Баранчук (Andrey Baranchuk), 54-летний управленец, сообщил мне в своем электронном послании: «За ярким внешним фасадом Чемпионата мира скрывается жестокий и безжалостный режим политических репрессий».


Нам нужно услышать этих русских. Я опасаюсь того, что туристы, спортсмены и журналисты, приехавшие в Россию на Чемпионат мира, уедут домой и будут думать, что все хорошо и прекрасно — только потому, что они отлично провели время, наблюдая за некоторыми футбольными матчами. Но это означало бы забыть о том, как нередко работает тоталитаризм: все кажется хорошим и прекрасным — пока вы не бросите вызов статус-кво.


Возвращающиеся из России друзья рассказывают мне о теплом приеме, который был оказан им россиянами, гордящимися своей страной. Ничего другого они и не должны были ожидать, сказал М., 33-летний фотограф. «Мы хотим просто жить нормальной жизнью, вопреки Путину и его банде, и надеемся на то, что когда-нибудь ситуация изменится», — сказал он.


В последние дни Чемпионата мира М. и его друзья — как и все мы — будут наслаждаться играми, хотя российская сборная уже выбыла из турнира. Но когда звезды упакуют свои бутсы, а тележурналисты покинут Москву, М. продолжит свою деятельность и будет пытаться бороться за лучшее будущее страны.