Россияне и россиянки — тоже люди. Это подается как большой вывод этого Чемпионата мира. Они могут радоваться, веселиться, они любопытны, любят есть то, что им нравится, чокаются бокалами пива, вина или стопками водки, когда думают, что нашли друзей на этот вечер, радуются успехам свой сборной и вообще очень приятные люди. Кто мог бы подумать? Кажется, никто. Удивление и радость в связи с тем, что Чемпионат мира в империи Путина может стать настоящим праздником, показывает, как скверно выглядели россияне в мире до того, как прошло первое празднование на чемпионате после победы россиян над Саудовской Аравией со счетом 5:0 в матче открытия. В стране зла должно жить зло — кажется, так думали. Тем счастливее становится мир, когда он понимает, что это все же не так.


В общем-то, это печальное осознание. Можно было предположить, что в России живут люди. Но понадобился этот турнир, чтобы русские превратились в людей. Для этого, определенно, стоило провести Чемпионат мира в этой чужой стране. Это может оказаться самым большим наследием прошедших четырех недель. И тем продолжительнее оно было бы, если бы и в будущем взор в сторону России был направлен на тех, кто живет в стране, а не только на того, кто ей правит.


Это те ночные поездки в поездах, о которых многие футбольные фанаты рассказывают в эти дни. Как после ночи в поезде на полке раскладываешь еду, вместе пьешь чай и пытаешься рассказать друг другу историю своей жизни, хотя знания иностранных языков участников беседы, в общем-то, для этого недостаточны. Это многочисленные объятия перед матчами и на стадионах, совместные танцы в центре города, несчетное количество селфи русских с колумбийцами, мексиканцами, нигерийцами, исландцами или хорватами, которые наводнили в эти дни социальные сети.


Это удивление тому, что нужно только организовать Чемпионат мира по футболу, и уже люди со всех концов мира устремляются в такой город, как Самара, который долгие годы был вообще закрыт для иностранцев. Слезы радости от этого, а также при расставании тех, кто сблизился за это время больше, чем те многие пары, которые встречались на несколько часов через приложение Tinder. Чемпионат мира во многом стал подарком, как для местных жителей, так и для болельщиков со всего мира, которые разукрасили страну на эти четыре недели.


Они были под особой охраной. Тот, у кого на шее висел Fan-Id, тому порой можно было и в общественных местах пройтись с бутылкой пива, хотя, в общем-то, это запрещено. А если все-таки полицейский указывал на это, то делал это с улыбкой на лице. То, что эта улыбка останется в дальнейшем, маловероятно. Уже в последние дни чемпионата стало заметно, что полиция снова чувствует себя свободно. Она снова сможет делать то, что делает всегда. На вокзалах проверяют людей, цвет кожи которых темнее обычного. Проверяют паспорта кавказцев, узбеков, туркменов или таджиков, которые за небольшие деньги убирают мусор с улиц, на которых футбольный мир праздновал чемпионат. Это унизительная процедура, которой люди, выглядящие «достаточно русскими», не подвергаются. Возникает желание повесить на этих людей, которых русские называют «черными», Fan-ID, чтобы, по крайней мере, на один день лишить их этих унизительных проверок. Этим «черным» чемпионат мира не помог.


Хотя многие западные путешественники удивлялись современной России, поскольку представляли себе страну более советской, хотя они были рады тому, что во всех городах хорошо работает сотовая связь, что никто не спрашивает, где можно подключиться к интернету, хотя они с удивлением отметили, что и на российских пляжах играют в волейбол под заурядную поп-музыку, тем не менее они часто сталкивались с желанием просто смотаться из этой страны.


Это врач, он учит английский язык, потому что хочет уехать вслед за своим коллегой в Лондон, как только получится. Это молодой человек в кофейне, который называет цену чашки капучино и тут же спрашивает, можно ли эмигрировать в Германию. Это молодые, хорошо образованные люди, дизайнер, архитектор, экономист, которых ничего не держит на Родине. Ни многочисленные хипстерские кафе, которые есть не только в Москве, ни яркий глобализированный мир товаров, ни несчетное количество торговых центров, ни хорошее традиционное российское мороженое, которому были так рады гости чемпионата. Ничего. Им чего-то не хватает в России. Свободы.


Те, кто хочет уехать — не великие борцы. Если бы они были такими, они сидели бы в российских лагерях, как те, которых сажают на годы только потому, что руководству не подходит то, как они мыслят. Они сыты по горло повсеместной коррупцией, о которой они постоянно думают, когда смотрят на красивые новые футбольные стадионы, построенные для футбольного народа, и благодаря которым самые богатые люди страны смогли еще больше обогатиться. Они не хотят больше принимать тот факт, что избирается постоянно один и тот же человек, хотя сами они не знают никого, кто отдал свой голос за Владимира Путина. Они хотят свободно передвигаться по миру, по крайней мере, в интернете они хотят освободиться от контроля. И они сыты по горло запретами выражать свое мнение, цензурой и тем, что нельзя жить так, как того хочешь. Это лучшие люди страны, которые хотят идти в сторону свободы.


Возможно, заветом этого чемпионата мира является что-то более значительное, чем вопрос, будут ли заполнены те многочисленные стадионы фанатами средних клубов в последующие годы. Возможно, гости чемпионата из западного мира возьмут и для себя что-то от этой тоски по свободе, которая ощущается повсюду в России. Они могут понимать эту тоску как задание осознать свои привилегии, понять, что свобода во Франции, Англии или Германии не с небес упала, что ее нужно защищать, если на нее кто-то посягнет. Если хотя бы несколько из возвращающихся из России фанатов возьмут с собой осознание, что свобода — это большое благо, тогда, возможно, действительно можно считать Чемпионат мира 2018 года лучшим чемпионатом всех времен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.