Захотят ли американцы умирать за страну, про которую они не знают, где она находится? Придут ли они на помощь странам, которые окажутся вовлеченными в конфликты? Станут ли они защищать страны, которые уже не такие, как раньше, которые выглядят так, словно находятся на Ближнем Востоке? Будут ли они защищать страны, где процветают антиамериканские настроения, даже среди элиты? По всей вероятности, ответы на эти вопросы отрицательные.


В ходе интервью с Дональдом Трампом в Хельсинки Такер Карлсон спросил о расширении НАТО до 29 членов и использовал в качестве примера страну, ставшей членом альянса последней, Черногорию: маленькую страну с небольшим населением, которую большинство американцев даже на карте могут найти. Зачем американским сыновьям и дочерям умирать в войне за страну, о существовании которой они даже не знают, спросил Карлсон.


«Вы совершенно правы, — сказал Трамп, — я думал о том же».


И тогда что-то произошло. Карлсон задал совершенно ясный вопрос: мушкетерская клятва НАТО была релевантной и легитимной тогда, когда защищались от Советского Союза. Варшавский Договор распался. НАТО осталась и расширилась. Сейчас в альянсе скоро будет 30 членов. И есть основание спросить, действует ли по-прежнему пятая статья — мушкетерская клятва — все за одного, один за всех. Станет ли США участвовать в войне, если в войну ввяжется Черногория?


«Они — сильный народ, — сказал Трамп. — И агрессивный». Это было как признание, но вместе с тем было довольно сдержанным. Дуканович, сильный лидер Черногории, разбогател благодаря контрабанде сигаретами. На последних выборах Путин попытался осуществить переворот. Москва не хотела, чтобы Черногория исчезла в западном лагере.


«Холодная война позади, по-прежнему ли актуальна НАТО?» — спросил Карлсон. Турция может оказаться в состоянии войны с Израилем. Должны ли остальные члены НАТО воевать с Израилем?


Это натовская солидарность в своем крайнем выражении, и пример не совсем искусственный. В обществе мало дискутируется вопрос о том, что альянс, задачей которого является защита демократии, имеет в своих рядах автократического члена, находящегося по другую сторону от демократии.


Насколько реалистично думать, что страны НАТО в едином порыве поддержат войну, в которую ввяжется одна из стран?


По-американски ответ звучит так: Какого черта, нет! (Hell no!) Американцы не собираются жертвовать жизнью за страну, место которой на карте им неизвестно.


Это реальность, которой следовало бы озаботиться и такой несколько зависимой стране, как Норвегия. Вместо этого наши премьер-министр и министр иностранных дел отмежевываются от Трампа. Это роскошь, которую Норвегия не может себе позволить.


США оплачивают 70% расходов НАТО. А страны альянса имеют наглость говорить, что дойдут до цели в 2%, когда это им будет удобно.


СМИ и политики поглощены тем, что критикуют Трампа. Они забыли спросить, что думают американцы. Расстояние от изначальной НАТО стало большим. Захватническая война — одно, но часто речь идет об эскалации, ошибочных оценках, возможно, обеих сторон. Должна ли НАТО воевать из-за безрассудного руководства в одной из своих стран-членов? Звучит маловероятно.


Интервью с Трампом отчетливо показало, что что-то изменилось, и произошло это еще до Трампа. Он просто стал первым, кто на это указал.


В будущем США будут отдавать приоритет своим собственным интересам, как делают другие. Торговый дефицит — только часть корректировки. При Трампе США не думают доводить мир до разорения. Пока Китай не возьмет на себя эту роль.


Антиамериканизм, вызванный Трампом, может дорого обойтись. Европе, включая Норвегию.


Норвегия и норвежцы не обратили внимания на то, что картинка изменилась полностью. Нам надо внимательнее прислушиваться к сигналам из Вашингтона.


Американцы начнут смотреть на двусторонние связи: что они могут от них получить? Что может предложить Норвегия? Длинную береговую линию, незамерзающие порты зимой и границу с Россией.


Но в политическом плане у Норвегии больше общего с Меркель и США Хиллари. Эрна могла бы соответствовать представлениям Трампа о «хороших» эмигрантах, когда посещала Вашингтон, но предпочла осудить высказывание о «вонючих дырах», хотя это касалось мест, а не людей.


Трамп дал ясно понять в интервью Такеру Карлсону: иммиграция стала для Европы катастрофой. Она практически уничтожает Европу. Европа теряет свою культуру, свои традиции. Он говорил очень прямо и откровенно.


На саммитах ЕС так не говорят, не привыкли к подобному и в НАТО:


Но Трамп это делает. Он видит, что время давно пришло.


Что делать с этими горькими истинами Норвегии?


Если мы займем совсем неправильную позицию, можем закончить так же, как Черногория. Название «Норвегия» звучит по-прежнему положительно. Но когда Норвегия начинает выглядеть так, будто находится на Ближнем Востоке, интерес может пройти.


Мы не думали об этом: что те, кто должны нас защищать, возможно, обнаружат, что мы не стоим защиты.


Тот, кто не может позаботиться о себе самом и о своем, сделал самого себя незначительным.


Такова горькая истина. Может статься, членство в НАТО окажется лишь иллюзией надежности, если мы сами не позаботимся о нашей собственной стране и культуре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.