Российская столица уже давно прибралась после футбольного праздника. Но смыть можно не все.

Светодиодные лампочки все еще висят. Они болтаются на своих проводах, и это похоже на звездное небо над одной из боковых улиц, ведущих к Красной Площади в Москве.

Улица называется Никольская, и именно здесь случился своего рода ядерный синтез, когда заключительный этап Чемпионата мира столкнулся с российской столицей.

На протяжении четырех недель это море света было фоном для выкладываемых в Инстаграм фотографий болельщиков в сомбреро и любимых туристами меховых шапках. По ним, по диодам, стучали поющие толпы хорватских, английских и перуанских футбольных болельщиков. И они были потолком над уличным танцполом, который вырос из ничего во время футбольного праздника длиной в месяц.

Болельщица сборной России радуются победе в матче группового этапа чемпионата мира по футболу против сборной Египта
Многие участники праздника приехали в Россию впервые. Они увидели Москву, которая была приукрашена и убрана, очищена от попрошаек и торговцев овощами, в которой для футбольных болельщиков был бесплатный общественный транспорт, бесплатный вход в музеи и ночная жизнь, похожая на бесконечный праздник на пляже, только без песка.

Но новую сторону своего города увидели и многие москвичи. Раньше Никольская была последним местом, где что-то праздновали. Скучный район с сетевыми кафе и китчевыми сувенирами.

Во время чемпионата улица превратилась в «самую шумную улицу» в Москве. Здесь прыгали в такт и танцевали всю ночь под музыку из автомобилей с открытыми дверцами. Здесь приехавшие болельщики встречались с наиболее празднично настроенными россиянами, и это был настоящий хит.

Как воскликнул один из моих русских друзей — и было это в один из первых вечеров во время Чемпионата мира: «Я еще никогда не видел Москву в таком хорошем настроении!»

«Вы русский? Тогда не можете!»

Летом российская столица всегда становится немножко южно-европейским городом, поскольку 13 миллионов жителей с июня по август пытаются компенсировать длинную и промозглую зиму. И уличных праздников достаточно.

Но на этот раз даже наименее юмористический сегмент в столице — вездесущая российская полиция — изменился. Да, понятно, им, конечно же, был дан соответствующий приказ. Они выучили несколько вежливых фраз на английском и получили задание дать людям повеселиться. Но, черт побери, они получали от этого удовольствие. Все получали.

Несколько месяцев назад московская полиция задержала на Пушкинской площади более тысячи человек за участие в мирной демонстрации оппозиции. Сейчас полиция улыбалась, когда мексиканские болельщики дарили им сомбреро.

И — да: 700 тысяч гостей на самом деле могут преобразить город, как написал в своем комментарии русский писатель Михаил Зыгарь. И какое-то время крики «Россия, Россия, Россия» означали не Крым, не политику, а проигранный футбольный матч, но праздновали-то все равно. Зыгарь, который обычно скуп на превосходную степень прилагательных, назвал Чемпионат мира «лучшим, что случилось в нашей стране за последние 25 лет».

Но неужели все это было лишь дуновением ветерка, который исчез с финальным матчем, последним шансом выпить «хёкербайер» (høkerbajer, датское пиво традиционного пльзеньского типа — прим.ред.) на Никольской?

По соцсетям вирусом разнеслось видео как раз об этом. Молодой русский спрашивает полицейского, можно ли ему тоже будет пить пиво на улице, когда Чемпионат закончится? Полуироничный ответ полицейского был именно такой, какого и боялись: «Вы — русский человек? Нельзя вам будет!»

На Никольской, где пишутся эти строки, сейчас гораздо тише. Здесь 30-процентная скидка на все футбольные сувениры, да и светодиоды явно пора снимать.

Но вспоминать совершенно иную Никольскую могут не только понаехавшие футбольные болельщики. Но и сами русские тоже.