Познакомьтесь с мэром коммуны Валле в Сетесдале Стейнаром Кюрвестадом (Steinar Kyrvestad). Он — представитель сливок нордической элитной расы среди жителей мира, если верить идеям ведущих ученых в Норвегии и за границей, популярным менее 100 лет тому назад.

Светлые волосы? Стать? Превосходство?

«Это неудачное проявление науки, в основе которой лежала идеология — идеология, указывавшая, что наука должна думать о людях», — говорит мэр коммуны Валле Стейнар Кюрвестад.

Его отец родом из Валле, а мать из мест гораздо южнее — из Агдера.

«По мнению ученых, здесь было много людей с черепами вытянутой формы, а там, откуда родом моя мать, — с круглыми. Так что во мне немного и того и другого», — ухмыляется мэр.

«Разумеется, сегодня это просто смешно. Но когда-то все было совершенно серьезно. И для многих людей это имело серьезные последствия», — говорит мэр Кюрвестад.

Но не для жителей Валле в Сетесдале. Они оказались в противоположном конце шкалы ценностей.

Бомба

Мысль о том, что человеческие расы обладают различными качествами, включая идеи расовой гигиены, имели прекрасные условия для существования в XX веке. Как известно, зародившиеся представления о превосходстве нордической/германской расы привели к приходу нацистов к власти в Германии и последующей расовой войне против других государств в Европе.

Но представлениям о нордической расе, в основном говорящей на германских языках, самим по себе несколько сотен лет. Они основываются на идее о том, что люди, говорящие на языках германской ветви, относятся к одному и тому же народу.

В XIX веке, однако, произошло нечто, чему было суждено стать настоящей бомбой в изначально неопасной теории: в качестве научной дисциплины выделилась физическая антропология. И исключительно важной задачей стало деление человечества на расы исходя из внешних, физических признаков.

Таким образом, физическо-антропологические исследования положили начало каталогизации людей по специфическим внешним признакам, часто наделяя расы внутренними качествами — например, более высоким или более низким интеллектом.

«Норвежцы и шведы — лучше всех»

Шведский анатом Андерс Адольф Ретциус (Anders Adolf Retzius) (1796-1860) был всеми признанным профессором Каролинского института. Народы мира он не только делил в зависимости от цвета кожи, но и различал человеческие расы на основании формы черепа (краниология). Важны были форма головы и лица.

Грубо говоря, он делил людей на две группы: продолговатый и овальный череп или череп небольшой и круглый. Наиболее удачна овальная форма, считал Ретциус. А самые шикарные экземпляры попадались среди шведов и норвежцев, писал он.

Европейцев Ретциус тоже делил на группы.

«Ретциус считал, что группы народов тоже отличались. Расы можно было упорядочить с помощью иерархии, от нижестоящих к вышестоящим. На вершину он помещал германскую группу», — рассказывает Юн Р. Хюллингстад (Jon. R. Kyllingstad), исследователь и доцент Университета Осло.

«Это стало элементом идеи о национальной идентичности и повлияло на отношение европейцев к туземцам в колониях и к другим нациям в Европе. И в некоторых государствах, таких как США, Германия, Англия и скандинавские страны, появилось представление о светловолосой, статной и обладающей овальным черепом германской или нордической элитной расе».

Расовая гигиена

Эта наука способствовала укреплению биологического расового мышления. Контакты западного мира с туземцами и населением собственных колоний подбрасывали топливо в костер, а в качестве идеологической защиты утверждалось, что превосходство белой расы делает ее пригодной к господству над другими народами.

В Норвегии саамы и некоторые другие этнические группы какое-то время считались более примитивными и нецивилизованными, чем норвежцы в целом, в частности, они стали целью политики ассимиляции.

И в нашей собственной стране, и в ближайшей к нам соседней стране многие отстаивали идею о том, что нордическую, или германскую, расу следовало защищать от вмешательства со стороны других рас. По инициативе Норвежского общества врачей, в частности, в 1908 году был основан комитет по расовой гигиене.Идеи расовой гигиены, также называемой евгеникой, пользовались широкой поддержкой как в университетских кругах, так и среди простых людей, а идея о превосходстве нордической расы стала особенно популярна в Северной Европе.

И в Норвегии, и в Швеции были известные специалисты по расовой гигиене. Швед Херман Лундборг (Herman Lundborg, 1868-1943) создал, например, методы так называемых расовых исследований, в ходе которых он измерял и фотографировал внешность людей, причем особое внимание уделялось саамам.

Лундборг часто говорил о дегенерирующем эффекте смешения (рас) и постепенно стал восхвалять Гитлера.

Фармацевт Юн Алфред Мьёен (Jon Alfred Mjøen) (1860-1939) был, вне всякого сомнения, самым известным «расовым гигиенистом» Норвегии в период между двумя мировыми войнами. В Норвегии он был фигурой крайне противоречивой, временами его даже исключали из научного сообщества в стране, но за границей он был признан.

Для Мьёена было очевидно, что смешение рас имеет дегенерирующий эффект и поэтому разные типы людей следовало держать на расстоянии друг от друга.

Людям с нежелательной генетической предрасположенностью не следует разрешать размножаться, утверждал Мьёен, и в данном случае он имел в виду так называемых слабоумных, а также преступников и проституток.

Биологическим идеалом Мьёена был нордический человек, и будущее нордической расы его беспокоило. Его поддерживали в международной научной среде, в том числе и представители университетов в некоторых менее релевантных профессиональных научных кругах в Норвегии.

И хотя настоящие исследователи от него дистанцировались, его идеи хорошо принимались, например, в среде политической. Также Мьёен пользовался большой поддержкой в обществе. В то время подобные идеи не считались экстремистскими.

Измерение новобранцев

В XX веке военный врач Халфдан Брюн (Halfdan Bryn) (1864-1933) провел несколько физико-антропологических исследований населения Норвегии.

Сравнивались физические характеристики, такие как формы черепа, цвет кожи, цвет глаз и строение тела, они использовались, чтобы разделить население на расы, а также для того, чтобы сделать выводы о составе населения и истории.

«Кроме того, Халфдан Брюн был сторонником идеи превосходства нордической расы, так что для него исследование было связано с расовой гигиеной. Брюна волновало качество населения, он рассматривал смешение рас как нечто весьма проблематичное, поскольку оно могло привести к появлению негармоничных организмов», — рассказывает Хюллингстад.

Брюн несколько раз работал вместе с Кристианом Шрейнером (Kristian Schreiner) (1874-1957), профессором анатомии Университета Осло, и его женой Алетт (Alette) (1873-1951).

Кристиан Шрейнер был директором собрания скелетов анатомического института и возглавлял большой проект, связанный с изучением черепов и развитием теорий расового состава населения.

Расовый идеолог Гитлера

Как и супруги Шрейнер, Брюн проводил исследования в некоторых деревнях, где также изучались женщины и дети.

Основным центром нордической расы стали считать Валле в Сетесдале, население этого местечка было в числе объектов изучения. На основании закона о наследовании, по которому хутор переходил по наследству к старшему сыну, исследователи сделали вывод о том, что норвежским крестьянам удалось сохранить расу в особой чистоте и что они позаботились о прямых линиях генеалогического древа.

Местечко Тюдален в губернии Нурланн, где преобладало саамское население, стало еще одним районом исследований. Саамов относили к лопарской расе, а не к нордической.

«Постепенно между Брюном и Шрейнером возникли разногласия, сотрудничеству пришел конец. Брюн хотел учитывать также и психические свойства людей, которых они исследовали, и совершенно очевидно, что у него были мысли о том, что расы обладали также и особыми психическими свойствами, например, саамы были примитивны, а представители нордической расы — более цивилизованы. Но Шрейнер с этим соглашаться не хотел», — рассказывает Хюллингстад.

Кстати, Халфдан Брюн много лет сотрудничал и близко дружил с немцем Хансом Гюнтером (Hans Günther), вторая жена которого была норвежкой.

Гюнтер занимался расовыми исследованиями и во времена Веймарской Республики, и при Гитлере. Он был горячим сторонником расовой гигиены и считается одним из основателей расовой идеологии национал-социалистов.

Его идеи о нордической расе произвели большое впечатление на Генриха Гиммлера, и Гюнтера нередко звали «Расовым Гюнтером».

Хотя многие осуждали само понятие расовой гигиены и то, что оно означало, существовала, тем не менее, распространенная идея о том, что обществу в определенной степени следует регулировать, кому разрешать рожать и воспитывать детей.

Известный врач, участник дебатов и позднее участник Сопротивления Йоганн Шарфенберг (Johan Scharffenberg), сторонник того, что сам он называл «родовой гигиеной», писал, например, в своей книге «Основные моменты учения о наследственности», изданной в издательстве Норвежской рабочей партии в 1931 году, что «общество не должно выкармливать отбросы в ущерб здоровым и способным».

Стоит добавить, что в той же книге Шарфенберг пишет, что немецкая оценка германской расы как «дворянства человечества» смешна.

Понятие расы устарело

В послевоенные годы с тем, что мы можем назвать научным расизмом, было решительно покончено. ЮНЕСКО в 1951 году, например, решительно отмежевалась от расовой иерархии.

«После этого само слово стало проблемным, оно считается плохим научным понятием, имеющим проблематичные общественные последствия. Но понятие расы по-прежнему используется, например, в обществознании и статистике, в частности в США. Но в первую очередь как социологическое понятие, как нечто, играющее роль в обществе и культуре, независимо от того, вкладывается в это какой-то биологический смысл или нет», — объясняет Юн Р. Хюллингстад.

Мэр Валле Стейнар Кюрвестад не видит никаких причин для того, чтобы население в его коммуне беспокоилось по поводу признания расовых исследований в XX веке.

«Сегодня об этом и говорить нечего, и думать. У нас потом появилась социал-демократия. И мы же все едины в мысли о том, что все люди равны», — говорит Стейнар Кюрвестад.

Устаревшая «наука»

Сегодня идеи Халфдана Брюна и его единомышленников считаются устаревшими.

Исследовательские проекты Халфдана Брюна и супругов Шрейнер, а также собрание скелетов, которым они заведовали, было привязано к изучению живых людей.

«Они сравнивали форму черепа и пропорции тела ныне живущих и умерших, чтобы пролить свет на расовый состав нации, происхождение и историю населения, переселение народов в прошлом, расселение и тому подобное», — говорит Хюллингстад.

Возможно, самая известная их работа — изучение группы новобранцев, призвавшихся в один год, 12 тысяч молодых мужчин. Цвет глаз, цвет волос, форма лица, форма черепа — все было измерено, сфотографировано и проанализировано.

Старое расовое мышление, делившее людей на четкие категории с совершенно определенными физическими, интеллектуальными и культурными свойствами, уже в прошлом. Сегодня ученые не используют слово «раса» при изучении эволюции человека. Они говорят о популяциях и частоте встречаемости генов и сравнивают, насколько часто разные гены возникают в разных группах населения.

«Разумеется, генетические вариации есть. Но эти чистые расы, которые сегодня рассматриваются как какая-то (искусственная) конструкция, никогда не обнаруживались. Люди в Европе генетически отличаются от людей в Азии, но переход не является на 100% четким. Провести какие-то определенные границы невозможно. Поэтому оказалось, что традиционные расовые категории малоприменимы для того, чтобы описать и объяснить генетические вариации и эволюцию человечества», — говорит в заключение доцент Юн Р. Хюллингстад. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.