Для некоторых японцев война не закончилась и после 15 августа 1945 года. Около 600 тысяч японских солдат были сосланы в Сибирь после того, как советские войска вошли в Манчжурию и на Корейский полуостров. После окончания холодной войны стало известно, что из них, по меньшей мере, 55 тысяч погибло. И по сей день некоторые ничего не знают о судьбе своих родственников.

Материалы о смерти отца пришли через 70 лет

«Ёфунэдзиро Уэно скончался в больнице № 944 6 марта 1946 года».

Юми Айхара (Yumi Aihara), проживающая в городе Хиросима, получила конверт из министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии в июне прошлого года. На конверте было написано, что эти документы были предоставлены Японии российской стороной. Полученная информация об отце отличалась от того, что ей сказали через несколько лет после эвакуации.

Ёфунэдзиро Уэно работал в Манчжурии в железнодорожной компании. Его семья жила в Шэньяне. В 1944 году Ёфунэдзиро призвали в сухопутные войска. Сразу же после окончания войны его сослали в Сибирь.

Айхара, которой было семь лет, зарабатывала на жизнь, продавая на улице сигареты и леденцы. Ее старший брат умер от дистрофии. В 1946 году Айхара, ее мать и второго старшего брата эвакуировали, несмотря на то, что все трое были больны малярией. Когда Айхара училась в средней школе, ее семью навестил боевой товарищ отца. Он рассказал, что видел, как на лесоповале в лагере на Байкале ее отца придавило упавшее дерево.

Через 70 лет пришла весточка о том, что отец «умер в больнице». Документ на русском языке из 22 страниц оказался медицинской картой. Перелом поясницы, бессонница, анорексия, аритмия… Также было указано, что он бредит. «Возможно, он звал нас. Когда я подумала об этом, мне стало больно», — говорит Айхара. Причина смерти — пневмония. Когда Айхара узнала, что ее отец, который, как она думала, умер на холодной земле, 34 дня находился под постоянным присмотром медицинского персонала, ей стало немного легче.

Сколько людей скончалось во время заключения? Когда это происходило, и при каких обстоятельствах? Из-за холодной войны это не удавалось выяснить на протяжении долгих лет. Предоставлять списки и собирать останки начали в апреле 1991 года накануне распада СССР.

В период до 2005 года Россия передала министерству здравоохранения, труда и благосостояния Японии личные дела с медицинскими картами и подробными записями о заключении 38 тысяч человек. Списки имен с датами смерти приходят до сих пор. Японское министерство сверяет эти материалы с японскими документами. Из 55 тысяч, ставших жертвами сибирского заключения, родственникам была представлена информация на 37 тысяч человек.

Между тем Айхара получила документы только после того, как сделала запрос в министерство. В 2016 году она впервые посетила церемонию поминовения жертв заключения. Если бы ей не посоветовали сделать запрос, она бы так и не узнала об этом. «Хотелось бы, чтобы власти относились к выяснению обстоятельств смерти родственников более внимательно», — подчеркивает Айхара.

Попасть в заключение в качестве японца, родина раскололась

Найти записи людей, которые оказались в заключении после оккупации, еще сложнее.

«В Южной Корее мало людей, которые знают о нашем существовании», — говорит по-японски Пак Чён И, проживающий в Пусане. Весной 1944 года он был мобилизован в Манчжурии, куда направлялся на заработки. Его тренировали прыгать с миной под советский танк. После войны оказался в лагере под Красноярском. Там заставляли работать на стройке в 50-градусный мороз в обуви с толстой подошвой. Кормили только черным хлебом и соленьями.

Когда в 1948 году он вернулся домой, Корея была разделена на Северную и Южную. Через два года началась Корейская война. После заключения перемирия страна находилась под властью военной диктатуры. До 1990-х годов, когда Южная Корея установила дипломатические отношения с СССР, Пак Чён И не мог говорить о том, что он вернулся из Сибири.

С другими заключенными он создал Южнокорейское общество сибирского северного ветра. В 1993 году по совету японских заключенных он получил в России справку о работе. В ней было указано имя Сэйо Арай (Seio Arai); период работы — 3 года 4 месяца.

В конце войны японские войска мобилизовали в Манчжурии 15 тысяч корейцев. Минимум три тысячи человек были сосланы в Сибирь. Скончалось около 70 человек. Материалы об этом собрали Общество северного ветра и средства массовой информации. По словам представителя министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии, у них нет никаких данных об этом.

«Война и оккупация вроде бы закончились, однако Япония выставила нас под видом японцев. Она не предоставила ни одного документа, не говоря уже об извинениях», — говорит Пак Чён И. Десять лет назад в его организации было около 40 человек, а сейчас их осталось только двое.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.