Откровенное предупреждение: вполне возможно, что все это окажется моими домыслами.

Тем не менее, речь идет об «Игре престолов», и ни один намек нельзя считать слишком ничтожным, чтобы он не заслуживал пространного текста.

Конкретно этот привлек мое внимание, когда я решил почитать некоторые из ранних историй Мартина. Сборник назывался «Колыбельные», и меня особо заинтересовала история под названием «Ледяной дракон».

Учитывая, насколько я одержим «Престолами», меня затянуло с первой же страницы:

Ледяной дракон.

Больше всего Адара любила зиму, потому что с приходом зимы при летал ледяной дракон.

То ли холода приводили за собой дракона, то ли это сам дракон приносил холода — Адара точно не знала, да и знать не хотела. Такими вопросами задавался ее братец Джофф, который был на два года старше и всюду совал свой любопытный нос. А ей, Адаре, для счастья хватало и того, что холода исправно наступали каждый год, и землю засыпа́ло снегом, и дракон прилетал в свой положенный срок.

И она всегда точно знала, когда это должно произойти: на ее день рождения. Зимнее дитя, она пришла в этот мир в такие лютые морозы, каких не мог припомнить никто, даже старуха Лора, что жила по соседству и помнила давние‑предавние дни, когда еще никого из нынешних и на свете не было. О тех морозах в деревне толковали до сих пор, и Адара наслушалась о них сполна.

Ледяные драконы. Дети зимы. «Старуха Лора», очевидно представляющая собой предтечу Старой Нэн. Уже можно заметить множество отсылок к «Игре престолов» в сравнительно коротком куске текста, верно?

Однако «Ледяной дракон» был написан в 1979 — за целых 17 лет до того, как вышла первая книга из мартиновской «Песни Льда и Огня».

Во введении Мартин подчеркивает, что в этом рассказе присутствует магическое существо, которое он считает своим. Это же существо сыграет большую роль в концовке «Игры престолов»:

За 20 с лишним лет, что прошли с тех пор, как я написал «Ледяного дракона», ледяные драконы стали обыденностью во многих книгах и играх в жанре фэнтэзи, однако мне кажется, что мой был первым. Кроме того, большинство из этих «ледяных драконов» — лишь белые драконы, обитающие в холодной среде. Насколько мне известно, друг Адары — дракон, состоящий изо льда, который дышит холодом вместо огня — остается уникальным, и моим единственным по-настоящему оригинальным вкладом в бестиарий фэнтэзи.

Вопрос в том, что мы можем почерпнуть для себя о природе ледяных драконов из старого рассказа Мартина. Есть ли там что-то, что намекнет нам на судьбу ледяного дракона Короля Ночи в 8 сезоне?

Давайте проанализируем отрывки…

Сравнение ледяных драконов

Для начала, небольшая оговорка: ледяной дракон в рассказе Мартина отличается от того, на котором столь радостно ездил Король Ночи в конце 7 сезона. Само собой, и тот, и другой — ледяные драконы, однако дракон в «Игре престолов» представляет собой обращенного обычного дракона (Визериона), тогда как чудовище из «Ледяного дракона» таким родилось.

Отсюда одно очевидное и важное отличие: дракон из рассказа 1979 года крупнее, чем обычные. Однако в «Игре престолов» размер у дракона Короля Ночи обычный.

Она не помнила, когда увидела его впервые. Казалось, он был в ее жизни всегда — как видение, проступавшее сквозь пелену зимы и рассекавшее стылый небосклон медленными, безмятежными взмахами голубых крыльев. Ледяные драконы уже в те времена стали редкостью, и, случись им показаться в небе, дети удивленно таращились и тыкали пальцами, а старики бормотали что‑то себе под нос и покачивали головами. Все знали, что ледяные драконы — это к зиме, затяжной и суровой. В ночь, когда родилась Адара, кое‑кто заметил одного такого на фоне луны. С тех пор он прилетал каждую зиму, и все эти зимы и впрямь были одна другой тяжелее, а весна с каждым годом приходила все позже. В конце концов люди начали жечь костры, молясь и надеясь, что огонь отпугнет дракона, и Адара всякий раз боялась, что это сработает.

Но молитвы не приносили результата. Каждый год дракон возвращался. Адара знала, что он прилетает ради нее.

Ледяной дракон был большим, в полтора раза крупнее чешуйчатых зеленых боевых драконов, на которых летали Хал и его товарищи, но эти чешуйчатые рептилии по сравнению с ледяным драконом выглядели маленькими уродцами.

Так что если эти драконы принципиально отличаются, с чего я продолжаю про них говорить?

Что же — после прочтения рассказа, мне кажется, что разгадка прячется не столько в дословном сравнении драконов, столько в том, как Мартин пишет о ледяных драконах в принципе: его отношении к ним, к их могуществу и тому, что они собой воплощают (продолжайте читать).

Во-первых, хотя ледяной дракон и является героем рассказа Мартина 1979 года, довольно очевидно что его следует бояться. Его появление — предвестник долгой и суровой зимы, что явно не сулит ничего хорошего Дейнерис и компании. Кроме того, это чудовище с невероятной разрушительной мощью. Если судить по этому отрывку, к примеру, скакун Короля Ночи способен нанести жесточайший урон защитникам Винтерфелла.

А когда ледяной дракон открывал свою огромную пасть и выдыхал, то наружу вырывался вовсе не огонь, смешанный с обжигающим ароматом серы. От его дыхания формировался лед, тепло бежало прочь. Огонь поникал и гас, не в силах бороться с морозом. Деревья промерзали насквозь, до своих тихих дремлющих душ, их ветки становились хрупкими и трескались под собственным весом. Ледяной дракон выдыхал в мир смерть, спокойствие и холод.

Впрочем, учитывая то, как дракон Короля Ночи разрушил Стену в конце 7 сезона, мы уже знаем, насколько он опасен. Однако старый рассказ Мартина лишь подтверждает это. В его тексте ледяной дракон не только воплощает собой долгую зиму, но и буквально заставляет все живое промерзать. Он «выдыхает в мир смерть».

Иными словами, северным семьям «Игры престолов» будет трудно бороться с ним со своими жалкими человеческими войсками. Куда разумнее будет сбежать на юг.

По мере того, как мы продолжаем читать рассказ, угроза со стороны ледяного дракона — и угроза, которую он может представлять главным героям «Игры престолов» — становится все более жуткой.

Ледяной дракон против обычных драконов

Если вы не хотите знать, как заканчивается рассказ Мартина, прекращайте читать сейчас.

Как я уже упоминал ранее, ледяной дракон — положительный герой рассказа 1979 года. В начале истории с ним подружилась юная главная героиня, и в конце концов он появляется, чтобы спасти ее и ее семью от трех наездников на драконах в авангарде наступающей армии.

Вместо того, чтобы сбежать на ледяном драконе, девочка направляет его в бой, где он столкнулся с тремя летними драконами, приземлившимися у фермы ее семьи.

Черный дракон взревел, и из его пасти вырвалось желтое пламя. Адара ощутила обжигающий жар, и ледяной дракон содрогнулся, когда огонь ударил ему в живот. Затем он выгнул свою длинную шею, посмотрел печальными пустыми глазами на врага и распахнул покрытые инеем челюсти. Наружу вырвалось его дыхание, бледно-голубое и холодное. Оно коснулось левого крыла угольно-черного дракона, темный зверь пронзительно взвыл от боли, а когда вновь взмахнул крыльями, покрытое инеем крыло разломилось надвое. Дракон и всадник начали падать. Ледяной дракон дохнул еще раз. Они замерзли и умерли еще до того, как упали на землю.

Ледяной дракон убивает всех троих.

Задумайтесь на миг: один ледяной дракон встретился с тремя обычными (на одного больше, чем есть у героев Вестероса), и вышел победителем.

Да, тут есть свои оговорки. Во-первых, три летних дракона были пойманы врасплох. Во-вторых, стоит отметить, что ледяной дракон, в конце концов, погибает; он убивает последнего драконьего наездника своим окончательным ледяным вздохом, умирая на земле.

И все же. Сам факт того, что он сумел справиться с тремя летними драконами, чего-то да стоит. Многие — включая меня — наивно думали, что двух остающихся драконов Дейнерис будет достаточно, чтобы справиться с морозным чудовищем Короля Ночи в последнем сезоне «Престолов». В конце концов, огонь побеждает мороз, так?

Возможно, и нет. Во вселенной Мартина огонь может расплавить лед, но лед может заморозить и расколоть огонь.

Так что главный вывод, который следует из «Ледяного дракона» — то, что исход непредсказуем. Столкновение между льдом и огнем будет жестоким, и обе стороны понесут потери.

В рассказе Мартина выживает только один драконий наездник: Адара, главная героиня истории. Если мне придется предсказать конец «Престолов», я предположу, что в последнем сезоне произойдет что-то похожее. Мне кажется, что драконы уничтожат друг друга, а Король Ночи и наездник Рейгаля, кем бы он ни был, погибнут в бою.

Выживет только Дейнерис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.