Распространяемые в интернете ложные сведения, которые повлияли на исход американских выборов, теперь угрожают Бразилии. Искажающие действительность фотографии и теории заговора распространяются со скоростью света в «черном ящике» под названием Вотсап.

«После достижения пятилетнего возраста ребенок становится собственностью государства! Решение о том, будет это мальчик или девочка, принимаем мы! Мы ждем от родителей понимания и уважения! Мы знаем, что лучше для наших детей!» Эти фразы с восклицательными знаками на конце сопровождают портрет Фернанду Аддада (Fernando Haddad), кандидата от Партии трудящихся (PT) на нынешних президентских выборах. Картинка была опубликована в фейсбук, получила тысячи комментариев и «лайков» и всего за несколько часов обрела невиданную популярность. В чем же проблема? Да в том, что Фернанду Аддад никогда ничего подобного не говорил.

Несколько часов спустя после нападения на Жаира Болсонару (Jair Bolsonaro), крайне правого кандидата, лидирующего по результатам опросов, в Вотсап стало циркулировать следующее предупреждение: «Доказанный факт: Жаир Болсонару ИНСЦЕНИРОВАЛ собственное покушение, чтобы завоевать сердца не определившихся с выбором избирателей. Причастные лица были предупреждены шестого сентября в 13 часов (за день до празднования независимости Бразилии, чтобы вызвать еще больший шок)». Так звучали вступительные фразы сообщения, в котором объяснялись все детали якобы организованного фарса и утверждалось, что Болсонару на самом деле не пострадал — последнее явно противоречит действительности.

Это лишь некоторые из примеров поддельных новостей, получивших наибольшее распространение в интернете накануне первого тура президентских выборов. Но они далеко не единственные. Есть обработанное цифровое изображение лидера Коммунистической партии Бразилии Мануэлы Д'Авилы (Manuela D'Ávila) с татуировками Ленина и Че Гевары. Есть картинка с портретом Флавиу Болсонару (Flávio Bolsonaro), сына кандидата от Социал-либеральной партии (PSL), и подписью: «Если отец лишает жизни своего сына гея, это их семейное дело. Я не думаю, что государство должно вмешиваться или оценивать поступки отчаявшегося отца». И есть даже пост, в котором фотография лидера португальского Левого блока Катарины Мартиньш (Catarina Martins) используется в качестве иллюстрации предполагаемого обращения «Европы» к ООН с просьбой помочь Луле да Силва (Lula da Silva) — которой на самом деле никогда не было.

«Соцсети оказались на службе у радикализма, — объясняет газете «Обсервадор» Амару Грасси (Amaro Grassi), эксперт Управления по анализу государственной политики Фонда Жетулиу Варгаса, организации, которая внимательно следит за способами распространения политической информации в интернете. — Уже более двух месяцев мы особенно тщательно следим за тем, что публикуется в соцсетях касательно выборов. На данный момент мы можем с уверенностью сказать, что в сети действительно циркулирует много ложной либо измененной в чьих-то интересах информации».

Бразилия - благодатная почва для фальшивых новостей

Термин «поддельные новости» стал особенно популярным после президентских выборов 2016 года в США — именно тогда фейсбук оказался вовлеченным в скандал с компанией «Кембридж Аналитика» (Cambridge Analytica), которая, по-видимому, использовала 50 миллионов профилей пользователей соцсети с целью повлиять на результат выборов. Этот термин нередко использует и Дональд Трамп, правда он характеризует так все новости или сообщения в СМИ, с которыми не согласен или которые считает сомнительными. Вместе с тем понятие «фальшивые новости» также неразрывно связано с доказанной ложной информацией, циркулировавшей в сетях накануне выборов.

Как доказывают бразильские выборы, данное явление наблюдается не в одних только Соединенных Штатах. Согласно исследованию бразильской компании-разработчика ПО «ПеСэйф» (PSafe), только в первом квартале этого года почти девять миллионов бразильцев сталкивались с поддельными новостями или ложной информацией, распространяющейся в интернете. С приближением выборов этот показатель как правило растет. Поэтому неудивительно, что Бразилия занимает третье место в рейтинге стран, наиболее подверженных влиянию ложных новостей, уступая лишь Турции и Соединенным Штатам (рейтинг был разработан агентством Рейтер (Reuters) на основе исследования цифровой журналистики).

С 2013 года Маурисиу Морайш (Maurício Moraes) работает журналистом на сайте «Аженсия Публика» (Agência Pública), специализирующемся на журналистских расследованиях. Спустя год после участия в проекте, связанном с президентскими выборами, на которых переизбрали Дилму Руссеф (Dilma Rousseff), агентство решило запустить проект «Труку» (Truco), нацеленный на проверку достоверности сведений. Морайша назначили главным редактором проекта, и он без колебаний утверждает, что в нынешнюю предвыборную кампанию по сравнению с предыдущей в 2014 году наблюдается значительный рост объема ложной информации в СМИ: «Сейчас все по-другому. Раньше люди не уделяли такого внимания дезинформации, как сегодня. Наш сайт не специализируется на слухах — скорее мы проверяем заявления кандидатов, но нельзя не заметить значительное увеличение потока фальшивых новостей».

«Думаю, эта проблема существует сегодня в самых разных странах мира. Мы видели то же самое в США, в Великобритании в период голосования по Брексит… Здесь этот поток стал особенно интенсивным ввиду избирательного процесса. В Бразилии складывается особая ситуация: мы очень мало доверяем нашим политикам, что во многом способствует распространению фальсификаций», — признается журналист. Однако, по мнению Маурисиу, Бразилия встает здесь в один ряд с другими странами: «Ложные новости существовали всегда. Правда сегодня они распространяются быстрее, и их проще использовать в политических целях».

Бразилия может ничем не отличаться от остальных, но нет сомнений в том, что это недоверие к политическим кругам — которому также во многом способствовали недавний процесс «Автомойка», импичмент Дилмы и арест Лулы да Силва — превращает страну в благодатную почву для фальшивых новостей. Согласно исследованию «Ипсос» (Ipsos), из 27 привлеченных к анализу стран именно население Бразилии больше всего склонно доверять ложным новостям. И еще: подавляющее большинство опрошенных бразильцев опасаются, что это явление может повлиять на их выбор.

Кто стоит за этим явлением в соцсетях?

Официально ни один из политических кандидатов в Бразилии не признал своего участия в создании и распространении фальшивых новостей. «Использование ботов, спама и т. д. широко распространено в политике. Разница в том, что, как в случае с Вотсап, например, все возникает довольно спонтанно, — подытоживает Грасси. — Эти группы управляются не кампаниями кандидатов, а сторонниками. Это весьма децентрализованный процесс».

Маурисиу называет их «мобилизованными группами». «Все стороны распространяют друг о друге слухи, но на основе нашего анализа соцсетей мы видим, что больше всего ложной информации поступает из лагеря Болсонару», — признает он. Кандидат, который выдвинул свою кандидатуру «шутки ради» и который судя по опросам сейчас лидирует в президентской гонке с возрастающим отрывом, пользуется поддержкой в высшей степени мобилизованных групп активистов — к такому выводу пришли участники проекта «Выборы без фальсификаций» (Eleções Sem Fake) из Федерального университета Минас-Жерайс. Исследователи наблюдали за активностью 272 групп в Вотсап, где обсуждались вопросы политики, и они отмечают, что сторонники Болсонару зачастую «монополизируют» эти дебаты.

«Болсонару сам себя сравнивает с Дональдом Трампом, и между его адептами и сторонниками Трампа есть определенные сходства. Оба прибегают к стратегии эмоционального воздействия на людей», — говорит Морайш, подчеркивая при этом, что «сомнительный контент» производят сторонники всех кандидатов без исключения.

Поначалу создается впечатление, что в сети циркулирует больше контента, нацеленного на очернение кандидатов от PT Жеральда Алкмина (Gerald Alckmin) или Сиру Гомеша (Ciro Gomes), нежели Болсонару. Но и он не в состоянии уберечься от такого рода нападок. Как сообщает бразильское издание «Эль Паис» (El País), в минувшую субботу три сторонника PT вступили в открытую группу в Вотсап под названием «Мульерес де бень» (Mulheres de Bem) (поддерживающую кандидата от PSL) и за четыре часа отправили 500 сообщений с порнографическими изображениями и фотографиями кандидатов от PT. На следующий день их исключили из группы.

Вотсап — «черный ящик информации» в Бразилии

Вероятно, сама по себе схема напоминает ту, что использовалась некоторыми сторонниками Дональда Трампа в Соединенных Штатах, но в чем бразильский сценарии коренным образом отличается от американского, так это в выборе основного средства распространения ложной информации: на этот раз это не фейсбук и даже не твиттер. Это Вотсап, который в Бразилии насчитывает 120 миллионов пользователей.

Рост популярности смартфонов в стране сопровождался настоящим бумом в использовании приложения, и сегодня Бразилия занимает второе место среди стран мира, где Вотсап пользуется наибольшей популярностью — приложение имеется у 76% абонентов мобильной связи. Проблема в том, что широкое распространение Вотсап сделало возможным и рост поддельных новостей: согласно исследованию PSafe, 96% ложных новостей, распространенных в первом квартале этого года, публиковались в Вотсап.

«Вотсап — закрытая, зашифрованная сеть, и ее просто невозможно контролировать, — резюмирует исследователь Грасси. — Нам удается узнавать о том, что происходит в тех или иных группах или потому, что мы в них входим, или потому, что они открыты, или потому, что о ложных новостях сообщают по другим каналам. Но все это очень точечная информация, которой недостаточно, чтобы понять истинные масштабы происходящего». Это, как заключает Маурисиу, «черный ящик информации».

Возможно, осознавая это и пытаясь избежать плохой рекламы, которой стал для Фейсбук скандал с «Кембридж Аналитика», компания предпринимает шаги по предотвращению передачи ложной информации по своим каналам. 27 сентября Вотсап заплатила за публикацию в газетах «Фолья» (Folha de S. Paulo), «Глобо» (Globo) и «Метро» (Metro) рекомендаций о том, как распознать фальшивую новость. «Не делитесь сообщением только потому, что кто-то вас об этом попросил», — подытоживает объявление.

Однако Бразилии будет непросто избавиться от этого явления. Прошедшая в мае этого года забастовка дальнобойщиков стала для всех большой неожиданностью: ей не предшествовали ни общественные призывы, ни соответствующие объявления, но факт в том, что дороги оказались перекрыты, парализовав движение в стране. Протест был организован целиком через Вотсап, новости о нем передавались «из уст в уста». «Это была горизонтально организованная и чрезвычайно стремительная демонстрация, — поясняет Грасси. — То же самое мы наблюдаем на нынешних выборах: всю сеть пронизывают пороховые дорожки, по которым огонь распространяется с молниеносной скоростью. И очень сложно предсказать или иметь полное представление о том, что происходит на самом деле».

Инструменты подтверждения достоверности

Дискуссия, развернувшаяся по поводу ложной информации на американских выборах, привела к тому, что бразильское общество быстро отреагировало на проблему: по подсчетам Агентства Франс Пресс (AFP), в настоящее время в Бразилии существует, по крайней мере, девять каналов, занимающихся оценкой достоверности фактов. Есть такие сайты, как «Компрова» (Comprova), который является результатом объединения 17 редакций бразильских СМИ, а есть каналы со своей спецификой, например, «Ауш Фатуш» (Aos Fatos). Кроме того, многие бразильские СМИ имеют собственные разделы, посвященные проверке фактов: например, «Лупа» (Lupa в журнале «Пиауи» (Piauí), «Факт или фейк» (Fato or Fake в G1) или «Труку» (Truco в «Аженсия Публика») под редакцией Морайша.

Работа в агентстве такого рода носит довольно цикличный характер. Сотрудники «Труку» изо дня в день занимаются примерно одним и тем же: они выбирают из речей кандидата какую-то фразу, которая вызывает у них сомнения, связываются с его командой, чтобы проверить источники этого заявления, а затем приступают к расследованию данного факта, «всегда с уважением относясь к плюрализму и меняя «объекты расследования» — «если сегодня мы проверяем одного кандидата, то на следующий день занимаемся уже другим», объясняет Маурисиу. В случае доказанной фальсификации агентство снова связывается с командой кандидата, чтобы предложить им исправить эту информацию. Сотрудники «Труку» могут классифицировать эти фразы с помощью таких меток, как «Истинные», «Сомнительные», «Преувеличенные» или «Ложные», однако они редко получают от кандидатов ответ.

По данным AFP, агентство, которое насчитывает самую большую команду, в неделю разоблачает в среднем 11 фальшивых заявлений. Другие агентства по проверке сведений доказывают ложность семи слухов или фраз в неделю.

Исследователь Грасси считает, что большое число инструментов такого рода не только представляет собой позитивное явление, но и может послужить вдохновением для гражданских обществ в других странах: «Мы считаем, что бразильский опыт в конечном итоге станет ориентиром для других стран. Например, не за горами выборы в Аргентине, где также складывается довольно радикальная ситуация. Все указывает на то, что происходящее в Бразилии будет повторяться в других местах. И то, чему мы учимся сегодня, может пойти на пользу другим».

Еще один тур — еще одно приключение: роль дезинформации во втором туре выборов

Несмотря на все предпринимаемые усилия по борьбе с фальшивыми новостями, нет сомнений в том, что они продолжатся в Бразилии, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Большой вопрос в том, насколько решающим фактором являются дезинформационные кампании и армии троллей в социальных сетях: достаточны ли они для того, чтобы повлиять на исход выборов?

«Пока что у нас нет соответствующих доказательств. На данный момент речь идет о подпольном движении поддельных новостей, но мы пока не знаем, насколько существенно их влияние на избирательный процесс», — резюмирует эксперт Фонда Жетулиу Варгаса, опираясь на научные данные.

В стране, где 34% бразильцев до сих пор не имеют доступа к интернету и где в основными пользователями интернета являются мужчины, живущие в крупных городах, влияние социальных сетей на политические взгляды населения все еще ограничено. Но есть и другие, более коварные способы распространения этой логики. «Кампании могут не использовать ложную информацию преднамеренно. Но, с другой стороны, всегда найдется кандидат, который поставит под сомнение достоверность результатов», — предупреждает Грасси, ссылаясь на заявления Болсонару, напоминающие заявления Трампа накануне выборов. «Его слова нельзя назвать фальшивкой, но они заставляют усомниться в возможной победе противника. Это не поддельные новости, а риторика, подрывающая доверие к процессу».

К тому же, предупреждает Морайш, отдельные события могут коренным образом изменить ситуацию: «Всякий раз, когда происходит нечто подобное покушению [на Болсонару], усиливается поток дезинформации. В данном случае, через несколько часов после нападения мы уже наблюдали широкое распространение дезинформации [с обеих сторон]: либо утверждалось что покушения вообще не было, либо что за него несут ответственность определенные политические партии». Это подтверждают конкретные данные: неделю спустя после нападения на кандидата от PSL количество ботов в твиттере удвоилось. Что касается обсуждения в Вотсап, то здесь нет точных данных из-за трудностей с доступом к самому приложению.

Чем сильнее поляризованы дебаты, тем больше ботов и поддельных новостей возникает в сети. «Одобрение получает тот, кто кричит громче, кто может отметить трендовую тему хэштегом, и нормальный ход дебатов делается невозможным», — признает Амару Грасси. Исследователь, работа которого заключается в том, чтобы отслеживать боты в твиттере, находить искаженные изображения в фейсбук и теории заговоров в Вотсап, будучи ученым, отказывается делать категорические выводы о том, что этот феномен оказывает прямое влияние на выборы — ввиду отсутствия «доказательств». Но он с готовностью делится своими опасениями: «Нам предстоит крайне радикализованный второй тур выборов. Тогда — да, ситуация может выйти из-под контроля», — признает он, имея в виду предполагаемую схватку между Аддадом и Болсонару, которые, согласно опросам, встретятся во втором туре.

Первые признаки этого явления, возможно, появятся уже в эту среду. После обнародования последних опросов, которые свидетельствуют о значительном росте популярности Болсонару и о существенной утрате сторонников Аддадом, кандидат от PT воспользовался пресс-конференцией, чтобы объяснить эти результаты: «Против меня и моей семьи развернута гигантская компания в Вотсап, ее участники не гнушаются затрагивать женщин и детей, публиковать крайне вульгарные и оскорбительные изображения. Что касается содержания, то мы подозреваем, что оно исходит от Жаира Болсонару», — сказал он, объявив об открытии телефонной линии для сообщения о случаях ложных новостей.

В преддверии второго тура, когда складывается взрывоопасная ситуация, Аддад мог дать стартовый выстрел. Теперь в этом нет никаких сомнений: в нынешней президентской кампании поддельные новости — это уже нечто большее, чем просто неприятная мелочь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.