Бывший двойной агент разведки и его дочь обнаружены без сознания на скамейке в парке в Солсбери. Кто-то пытался их убить. Яд — «Новичок», вещество нервно-паралитического действия, разработанное в советскую эпоху. Спустя полгода Тереза Мэй говорит, что предполагаемые убийцы — это офицеры российской военной разведки. Они приехали в Соединенное Королевство как Александр Петров и Руслан Боширов.

Это неправда, утверждает Москва. В сентябре эти двое выступили на телеканале RT — канале, распространяющем кремлевскую пропаганду. Они заявили, что не имеют ничего общего с неудачным покушением на Сергея и Юлию Скрипаль. Да, они действительно дважды приезжали в Солсбери. В марте они приехали, чтобы посетить великолепный собор, но быстро уехали, испугавшись мокрого снега.

Сайт «Беллингкэт» (Bellingcat), специализирующийся на расследованиях, опубликовал настоящие имена этих людей. «Боширов» — это Анатолий Чепига, полковник ГРУ. «Петров» — это Александр Мишкин, врач, работавший в ГРУ, о чем мы узнали на этой неделе. Оба они имеют государственные награды. Что касается страха перед мокрым снегом, то Мишкин провел свое детство в далекой деревне в холодной Архангельской области.

Какой из этих двух версий стоит верить? Государства всегда лгут о своей деятельности. Так же, как и западные политики. Но мы живем в эпоху, когда враждебно настроенные люди и авторитарные государства, такие как Россия, способны распространять ложь по всему миру, используя фейсбук и твиттер.

Вам вовсе не обязательно верить этим россиянам. Цель Владимира Путина заключается вовсе не в том, чтобы убедить мировое сообщество в том, что эта парочка — незадачливые туристы, хотя эта версия все же находит некоторый отклик среди россиян. Конечная цель Путина — запутать, ввести в заблуждение. Как однажды сказала глава RT Маргарита Симоньян, нет такого понятия, как «истина», есть только версии.

Будучи московским корреспондентом издания «Гардиан», я наблюдал за тем, как российское правительство оттачивает эти техники на российской аудитории. В последние десять лет Кремль применяет точно такие же методы за рубежом. Это является частью более масштабной стратегии, направленной на то, чтобы изменить мир в соответствии с желаниями России. Лидеры некоторых других стран тоже пользуются методами из этого руководства по авторитаризму.

Мы видим, как популисты правого толка пытаются создать самостоятельную версию «реальности». Вспомните о Дональде Трампе и его заявлении — опровержением которого является множество фотографий — что на церемонию его инаугурации пришло больше людей, чем на инаугурацию Обамы. Или верного помощника Трампа Руди Джулиани (Rudy Giuliani), который сообщил каналу NBC, что президент на станет отвечать на вопросы под присягой в рамках расследования спецпрокурора Роберта Мюллера. «Правда — это не правда», — заявил Джулиани.

Путин, Трамп и другие беспринципные люди объявили войну критическому мышлению. С точки зрения Ленина, правда должна была подчиняться требованиям классовой борьбы. Путин взял эту релятивистскую идею и превратил ее в оружие. Российские государственные телеканалы неустанно распространяют теории заговора, которые в свою очередь раздувают интернет-тролли. Интернет, который не так давно был вдохновляющей силой, превратился в площадку для распространения дезинформации и агрессивных сигналов.

Как утверждает историк Тимоти Снайдер (Timothy Snyder), пост-правда — это предфашизм. В отсутствие консенсуса касательно фактов, наука, право и парламентская политика искажаются. Наша демократия деградирует. Изменения климата? Мистификация! Сговор? Фейковые новости! Российские хакеры, взломавшие президентские выборы в США? Это мог сделать кто угодно!

Трамповская версия мира фальшива и своекорыстна. И успешна. Его сторонники-республиканцы живут в своей собственной вселенной, подпитываемой каналом Fox News и консервативными радиостанциями. Они верят, что президент — жертва заговора глубинного государства. В их сознании существует разлом — эпистемологический барьер, который создает враждующие племена, «их» и «нас».

Все это оборачивается огромными проблемами для журналистики. Как репортеры должны отвечать на эти атаки на истину? Как мы должны избегать того, что получило название «версилэнда», где противоречивые «версии» имеют одинаковый статус несмотря на то, что некоторые из них ложны? Как нам вести цивилизованный диалог?

С моей точки зрения, один из возможных ответов — это правильные методы. Будучи иностранным корреспондентом, я верил только своим собственным глазам: я ездил на линии фронта, лично посещал места, где случались природные катаклизмы. Мы должны разговаривать с представителями всех сторон. Если факты меняются, должны меняться и наши репортажи. Фиксированные идеи бесполезны. Истина — насколько мы можем ее установить — существует. И там, где это возможно, мы должны ее находить.

Сегодня работа журналистов подвергается нападкам со всех сторон. Наш лучший ответ — выработать в себе дух солидарности. «Гардиан» — это одно из тех влиятельных изданий, которые уже начали сотрудничать с другими. Мы все еще хотим публиковать эксклюзивные материалы. Однако разбираться в сложных ситуациях порой лучше всем вместе.

Мне повезло стать участником множества сенсационных расследований. Среди них были утечки документов Госдепартамента, разоблачения Эдварда Сноудена, за которые «Гардиан» получила Пулитцеровскую премию, публикация Панамских документов. А также репортажи о связях Трампа с Россией и контактах между российским послом в Лондоне и Аароном Бэнксом (Arron Banks).

Над многими из этих проектов мы работали совместно с талантливыми репортерами из разных стран мира. Почти 400 журналистов работали вместе над Панамскими документами. Мы обменивались информацией и передавали друг другу наши находки и подсказки. Что еще удивительнее, нам удавалось хранить наше расследование в тайне в течение года.

Когда Панамские документы были опубликованы в 2016 году, они стали невероятной сенсацией. Дэвид Кэмерон почти ушел в отставку. Премьер-министры Исландии и Пакистана подали в отставку, а последний, в конечном счете, оказался в тюрьме. В Аргентине, на Мальте и в Бразилии прошли акции протеста. А в Великобритании были предприняты первые значимые шаги для того, чтобы сделать деятельность офшорных территорий более прозрачной.

Это расследование позволило обнаружить горькую истину: секретная офшорная индустрия — это вовсе не крохотная часть нашей экономической системы. Скорее, это и есть система. Богатые международные корпорации долгое время уходили от налогов, заставляя всех нас расплачиваться за это. Это ощущение фундаментальной экономической несправедливости отчасти объясняет, почему миллионы людей проголосовали за Трампа и за Брексит.

Во времена, когда политика терпит неудачу, издание «Гардиан» как никогда прежде настроено привлечь власть к ответу. Как бы парадоксально это ни звучало, мне все это кажется золотым веком журналистики. В ответ на нападки Трампа и компании мы должны продолжать свою работу — рассказывать правдивые истории, убедительно и качественно. Больше всего нам нужны наши читатели. Прошу вас, поддержите нашу работу в эти смутные времена и помогите нам осветить путь.

Люк Хардинг — автор книги «Сговор: как Россия помогла Дональду Трампу стать главой Белого дома» (Collusion: How Russia Helped Donald Trump Win the White House).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.