Утверждения Хобсбаума или Андерсона о том, что нация — это искусственная формация, совсем не то же самое, что рассуждения Путина и патриарха Кирилла на ту же тему. В особенности когда дело касается Украины.

Недавний яркий пример — история вокруг автокефалии Украинской православной церкви. Стиль, в котором президент Путин и русский патриарх относятся к близкому украинскому народу, очень хорошо знаком и нам на Балканах. Почти по той же российской модели сербские шовинистические политические и церковные элиты ведут себя практически со всеми народами от Вардара до Триглава — пренебрежительно и злобно, называя их искусственными и низшими.

Книга «Краткая история Украины», написанная Аркадием Жуковским и Орестом Субтельным, адресована тем, кто хочет узнать, как на протяжении веков за свое своеобразие боролась Украина. Акцент в этой книге делается на моменты, когда два народа дифференцировались. Авторы намеренно это подчеркивают. Данная книга примечательна еще и тем, что это первая история Украины, переведенная на сербский язык и изданная белградским изданием Dan Graf (2018) в переводе профессора Янко Рамача и Анамарии Рамач Фурман, преподавателей русистики и украинистики на философском факультете университета Нови-Сада.

Как говорится в предисловии издателя, в прошлом территория современной Украины входила в состав Киевского государства, затем — Российской империи, Польши, Австро-Венгрии и Советского Союза, поэтому украинская история чаще всего рассматривалась в рамках истории упомянутых государств, а порой и не отделялась от нее. Авторы воспользовались синтетическим методологическим подходом, а в области периодизации применили национальный принцип. Отдельно рассматривается история Украины эпохи княжеств, а также литовско-русский, казацкий и казацко-гетманский периоды, культурно-национальное возрождение, государственное возрождение Украины в 1917 — 1921 году, межвоенная оккупация украинских земель ее соседями, Вторая мировая война и советский период.

Авторы выделяют два сложных аспекта. Во-первых, с веками менялась территория, которую населял украинский народ и которая входила то в одни, то в другие политико-государственные образования. Во-вторых, на протяжении столетий у украинцев не было собственного государства и самостоятельных политических институтов, так как части Украины относились к Польше, России или Турции.

Особенностью труда Жуковского и Субтельного является то, что в этом коротком обзоре они разрушают советский подход к рассмотрению истории Украины в связке с восточнославянскими народами. Советская историография придерживалась теории о «триединой России», то есть тезиса об общих корнях трех восточнославянских народов, которые произошли от одной древнерусской народности, населявшей Киевскую Русь. Авторы «Краткой истории Украины» также ссылаются на тезис Брайчевского, который утверждает, что, по мнению современных ученых, Киевская Русь — общая основа государственности трех восточнославянских народов. Однако не стоит забывать, что в основном это государственное образование формировалось на территории Среднего Поднепровья. Белорусские и великорусские земли были вовлечены в этот процесс позднее. Формирование белорусского региона (Полоцкое княжество) относится к первой половине XI века, а великорусского (Суздальское княжество) — к середине XII века. Таким образом, «старшим братом» называется самый младший по возрасту.

Как пишут авторы краткой истории, начиная с конца XII века наряду с названием Русь для обозначения южных пограничных земель Киевского государства также использовалось название Украина. Впервые это название встречается в Киевской летописи в 1187 году. Формирование на севере Владимиро-Суздальского княжества завершило (вместе с этнической и культурной) политическую дифференциацию двух народов — украинского и русского. Эти два народа пошли разными путями и между ними не только случались соседские конфликты, но и порой велась жестокая борьба.

Авторы ссылаются на тезис, который сформулировал и теоретически обосновал Грушевский. Этот украинский историк доказал, что Киевское государство, право и культура создал один народ — украинско-русский, а владимиро-московское государственное образование — плод другого, великорусского, народа. Киевский период сменился не владимирско-московским, а галицко-волынским (в XIII веке), а затем — литовско-польским (в XIV-XVI веках). Владимирско-московское государство не было наследником или продолжателем Киевского, а появилось на собственной основе.

Жуковский и Субтельный очень ясно описывают то влияние, которое галицко-волынское и казацко-гетманское государство оказывало вплоть до конца XVIII на формирование двух отдельных полюсов украинского государства. Существовал западный полюс, который находился под влиянием западноевропейских государств, и восточный, на который влияла Россия. Это разделение по Днепру очень заметно до сих пор.

Авторам удалось хорошо описать консолидацию украинского народа в XIX веке и роль в этом процессе поэта-романтика, художника и общественного активиста Тараса Шевченко. Правда, в драматичном ХХ веке авторы «Краткой истории» сумели элегантно обойти несколько важных и неоднозначных моментов, которые могли бы быть особенно интересны балканским читателям. Речь, прежде всего, об Организации украинских националистов и их сотрудничестве с нацистской Германией.

Сегодня такие явления, как исторический ревизионизм и возвращение к вопросам прошлого, наиболее ярко выражены в Юго-Восточной Европе. На территории бывшей Югославии общество возвращается к периоду Второй мировой войны, и реабилитация нацистских коллаборационистов при содействии местных руководителей правого толка грозит тем, что на Балканах снова вспыхнет конфликт.

В схожей ситуации оказались страны Восточной Европы. Членов Украинской повстанческой армии* теперь превозносят, что привело к очередному расколу между европейскими партнерами Польшей и Украиной посреди новой холодной войны с Россией. В 2016 году польский парламент, большинством в котором обладают консервативные правые из партии «Право и справедливость» Качиньского, объявил преступления Украинской повстанческой армии* в Волыни в 1943 — 1945 годах геноцидом. В свою очередь, Киев, где из-за конфликта на востоке тоже усиливаются правые настроения, грозится ответить Варшаве симметричными мерами и объявить операцию «Висла», проведенную Польшей в 1947 году, массовой депортацией представителей украинско-лемковской диаспоры.

Цитируя немецкие источники, Рашевич в статье, опубликованной на украинском сайте Zaxid.net, утверждает, что лидеры Организации украинских националистов* и Украинской повстанческой армии* Степан Бандера, Андрей Мельник и другие были фигурами «противоречивыми» и «неоднозначными». Несмотря на все внутренние междоусобные переделы, аресты и конфликты с нацистской Германией, по мнению этого украинского историка, эти люди все-таки ориентировались на Третий рейх.

Пока Украина не посмотрит в глаза правде о своем прошлом, вся путинская клевета о том, что в Киеве к власти после переворота пришла хунта, поддержанная гнилым и толерантным к нацистам Западом, будет звучать убедительно, в особенности в Сербии, и будет бросать тень на искренние демократические намерения украинских проевропейских сил.

Издатель правильно принял правильное решение, выбрав для перевода на сербский язык книгу историков из украинской диаспоры. И не только потому, что, как сказано в начале, они дистанцировались от советской школы, но и потому, что они по-другому смотрят на роль диаспоры в формировании современной проевропейской Украины. Факт в том, что в течение последнего турбулентного века по разным политическим и экономическим причинам у Украины появилась сильная многомиллионная диаспора, в особенности на Западе. Фактор диаспоры особенно подробно рассмотрен в последней главе «Краткой истории Украины» о периоде СССР и его развале.

После провозглашения независимости роль диаспоры в создании современного украинского государства постоянно росла. Диаспора стала тем фактором, который очень отдалил Киев от Москвы, а последние две украинские революции только подтверждают теорию о том, что связи с Западом принципиально важны в процессе демократизации этого трансформирующегося государства.

Цель данной статьи не в том, чтобы оправдать крайне этноцентрический подход к описанию украинской истории, а в том, чтобы объяснить: постоянная потребность доказывать свое этническое существование вызвано тем, что на протяжении столетий имперская Москва неизменно отказывала в нем второму по многочисленности славянскому народу.

Да, «Украина не Россия», и в очередной раз не подчеркнуть это в своей книге под таким же названием не мог даже второй украинский президент Леонид Кучма, пророссийскую политику которого в 2004 году пресекла ненасильственная оранжевая революция. Но с момента распада СССР и до революции на Майдане Украина не была суверенным государством, что доказывает ультиматум России, поставленный Киеву в 2013 году: «ЕС или война».

Эта книга может быть полезна даже тем, кто совершенно не согласится с ее содержанием, так как смотрит на Украину через призму постюгославского кризиса. Все потому, что до сих пор нам предлагались почти типовые толкования и статьи в сербской печати об Украине. Их в основном пишут те, кто не знает украинского языка и никогда не был в этой стране. Поэтому нередко можно прочесть, что Украина разделена между агрессивными униатами на западе и хранителями киевской православной древнерусской веры на востоке. Также можно прочитать, что оранжевая революция, кстати как и революция пятого октября, — это заговор Запада и что украинской марионеточной власти, которая свергла на Майдане Януковича, вскоре придет конец.

* Организации, запрещенные на территории России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.