Интервью со священником и ученым Юзефом Наумовичем (Józef Naumowicz).

Gazeta Polska: Рождество начали отмечать в IV веке. Какие тогда появились обряды и традиции?

Юзеф Наумович: Самые древние источники, рассказывающие о том как зарождался этот праздник, описывают Вифлеем IV века. Торжества начинались там 24 декабря на Поле Пастырей. Это напоминало о том, что пастухи, охранявшие стада, первыми услышали благую весть о рождении Спасителя. Позже, вечером, процессия направлялась в Базилику Рождества Христова, где проводилась Литургия слова: читались фрагменты Писания, в которых говорится о многочисленных предсказаниях прихода Спасителя. Примерно в полночь начиналась ночная служба (прообраз сегодняшней всенощной мессы). Любопытно, что уже в IV веке на Западе появился обычай поститься в день накануне Рождества. Так что у нашего постного ужина в сочельник многовековая история.

— Какие праздничные традиции существовали в древности в Польше?

— В Польше, до того как в храмах и в домах появились рождественские елки, были распространены вертепы, изображающие сцену рождения Христа. Ставились также специальные представления, воспроизводившие обстоятельства тех событий. Кроме того, в сочельник в помещение, где подавался ужин, приносили сено, солому или пучки колосьев, чтобы пространство напоминало хлев, в котором появился на свет Спаситель.

Евангелие гласит, что Мария положила младенца в ясли, значит, он мог родиться в хлеву. Когда в XV-XVIII веке в польских костелах ставили рождественские представления, пол в храмах застилали сеном и соломой, чтобы он напоминал вифлеемский хлев. Интересно, что этот красивый христианский обычай в какой-то мере сохранился: под скатерть в сочельник мы кладем сено, а на столе появляются не только 12 блюд, напоминающих нам о числе апостолов, но и облатка — символ Христа.

— Рождество связано с разнообразными традициями. Значит, нам, христианам, нужны эти внешние проявления праздника?

— Это подтвердил сам Бог, который являет нам себя не только в духовном или интеллектуальном измерении. Он стал человеком, сошедшим, как поется в колядках, «в человеческие норы», обрел человеческие чувства и прочие свойственные нам атрибуты. Тем самым он показал, что земное, физическое, материальное тоже имеет значение, помогает достичь духовных целей. Так что все материальные символы, традиции могут помочь нам размышлять о духовном, приблизиться к тайне, к Богу. Разумеется, традиции полезны только тогда, когда они отсылают нас к чему-то большему. Важно не ограничиваться внешней, обрядовой стороной, ведь религия это в первую очередь связь с Богом.

— Самый популярный рождественский обычай — это украшение елки. Откуда взялась такая традиция?

— Елка напоминает о райском древе. Неслучайно перед Рождеством всегда вспоминают историю спасения, начиная с Адама и Евы, рая и его утраты: мы видим, что Спаситель возвращает нам путь в рай. В ходе божественных литургий рассказывают обо всех, кто ждал рождения Мессии. Накануне рождества, 24 декабря, идет речь об Адаме и Еве — первых родителях. Этой же теме были посвящены представления об Адаме и рае, которые в эпоху Позднего Средневековья показывали перед праздником. Обязательным элементом декораций было райское древо — утраченное и возвращенное древо жизни. Представлений больше нет, а живое, зеленое, увешанное фруктами и светящимися гирляндами райское дерево в качестве красноречивого символа Рождества осталось. Традиция ставить его в домах и в храмах появилась в конце XV века на территории Эльзаса, а потом в других немецких регионах. Широкое распространение рождественские елки получили уже в XIX и XX веках.

— Распространенное убеждение, что рождественская елка — немецкий символ, связано с этим?

— Этот обычай получил особенное распространение в Германии, когда зародился протестантизм. Существует даже такая легенда, что елку придумал Мартин Лютер, стремясь заменить ей вертеп. Протестантизм не одобряет размещение в храмах статуй или изображений, так что в протестантском мире от традиции ставить вертепы с фигурами Святого семейства отказались. В итоге в Германии стали популярны рождественские елки. В Польше этот обычай быстрее всего прижился там, где были сильны немецкие влияния. Первые свидетельства об этом относятся ко временам, когда Варшава около десяти лет находилась под прусским владычеством: елки там появились в начале XIX века. Этот обычай быстро переняли аристократы, городские жители. В польских деревнях елка стала популярной только в начале XX века.

— Откуда взялась идея, что елка — языческий символ?

— Она появилась из-за незнания истинного происхождения этого обычая. Он не связан с какими-то языческими верованиями или, как часто говорят, «культом деревьев». Обращу внимание, что ни у одного народа не было традиции ставить украшенное огнями живое зеленое дерево в дни зимнего солнцестояния. Утверждение, что такой обычай существовал у древних германцев, — это научный миф, не подтвержденный фактами. В свою очередь, христианская елка напоминает райское древо, древо жизни. Ее появление связано с традицией размышлять накануне Рождества об утраченном рае, о том, что доступ к райскому древу вновь дает нам тот, кто родился в эти дни.

— Несут ли в себе какое-то послание елочные украшения?

— Самое главное — это свет. Сначала использовали восковые свечи, потом парафиновые, теперь появились гораздо более удобные и безопасные электрические. Свет всегда был символом рождения Христа, который побеждает тьму. Макушку елки мы украшаем звездой. Она символизирует Вифлеемскую звезду, которая привела волхвов к Иисусу, а одновременно напоминает о пророчестве, предвещающем появление «звезды от Иакова», то есть появление на свет Христа. О его приходе говорил даже языческий пророк Валаам.

Все украшения, которые мы вешаем на елку, символизируют райскую радость и изобилие. Раньше это были яблоки, сухофрукты, сладости. Из круглых облаток делали шары, символизировавшие Христа, который несет спасение всему миру (на юге Польши их назвали «мирами»). Сейчас форма украшений стала разной, из-за чего первоначальное символическое значение утрачивается. Очень важно поставить под елкой вертеп. Когда Иоанн Павел II в 1982 году в первый раз отдавал распоряжение об установке елки на площади Святого Петра, он указал, что рядом должен появиться вертеп. Эти два элемента дополняют друг друга.

— В Германии и во Франции в общественных местах не ставят вертепов, объясняя это соображениями политкорректности.

— Христианскую символику легко стереть, елка стала сейчас глобальным, всеобщим надрелигиозным символом. То же самое произошло со Святым Николаем, который превратился в эльфа или гнома. Между тем вертеп с фигурами младенца Христа, Марии, Иосифа, ангелов, пастухов и волхвов напоминает нам о сути Рождества, о том, что мы празднуем появление Спасителя.

Сейчас мир старается избавиться от религиозных символов, убрать из общественного пространства вертеп, ведь он напоминает, что Рождество — это не зимние каникулы, ни праздник зимнего солнцестояния, а приход Миссии. Христианству объявлена война, которая находит свое проявление, в частности, в изгнании христианских символов, связанных с Рождеством, из общественного пространства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.