В интервью «Авангарду» о расколе внутри «мирового православия», который произошел после решения Константинопольского патриархата провозгласить против воли Москвы Православную церковь Украины автокефальной, черногорский журналист и публицист Владимир Йованович говорит: «Поводом для конфликта между Москвой и Константинополем послужила юрисдикция над Украиной. Таким образом, характер конфликта не догматический — просто эпилог конфликта двух важнейших православных центров разыгрался в самом сердце Церкви. Это действительно раскол, хотя Константинополь не пошел на ответные шаги». Также Йованович рассказывает, что Сербская православная церковь (СПЦ) в ситуации конфликта между Русской православной церковью (РПЦ) и Константинопольской патриархией встала на русскую сторону: «На словах СПЦ поддерживает русских, но не может пойти на тот шаг, которого они от нее требуют. СПЦ не может отказаться от литургического единства с Константинополем и исключить Варфоломея из диптиха… Почему сербы не порвут с Константинополем и не объединятся с братьями-русскими? Потому что думают, что еще могут договориться с Константинополем, чтобы Константинополь не предоставлял автокефальный статус церквям Македонии и Черногории, которые пока формально находятся под юрисдикцией СПЦ. Возможно, несмотря на наигранные возражения, они согласились бы на автокефалию Македонии, ведь уже с 1967 года играют там пассивную роль. Но Черногория?! СПЦ готова будет пойти на любые уступки кому угодно, только бы этого не произошло». О роли сербского митрополита Амфилохия в Черногории Владимир Йованович говорит следующее: «За три десятилетия Амфилохий не достиг ни одной цели, ради которой его послали из Белграда в Цетине. С Божьей помощью (без нее тут не обошлось) Черногория восстановила государственную независимость. Черногорская нация сохранилась, а положение СПЦ в Черногории очень шатко… Когда-то Амфилохий одним жестом мог взбудоражить Черногорию. Теперь же он ворчливый старик, которого даже в собственном окружении уже мало кто воспринимает всерьез (его прозвали Дедом). Среди подчиненных ему священнослужителей есть те, кто поддерживает признание автокефального статуса Черногорской церкви, но из страха за собственное существование они молчат. Эти люди понимают, что процесс не остановить».

Пятого января 2019 года Вселенский патриарх Варфоломей подписал томос для Православной церкви Украины (ПЦУ), и это, как и ожидалось, вызвало возмущение не только в Русской православной церкви, но и в Кремле. Напомнив о том, что Украинская православная церковь Московского патриархата (УПС-МП) на протяжении столетий оставалась частью Русской православной церкви, пресс-секретарь русского патриарха Кирилла отметил, что патриарх Варфоломей, подписавший томос «украинским раскольникам», полностью отстранился от «мирового православия».

На вопрос, действительно ли провозглашение (новой) автокефальной Православной церкви Украины привело к расколу внутри «мирового православия», черногорский журналист и публицист Владимир Йованович ответил, что конфликты внутри восточного православного христианства случались и прежде, но их в основном удавалось преодолеть. Кроме того, существуют и другие конфликты, не касающиеся Украины, хотя они и не вызывают таких потрясений.

«Правда, конфликт вокруг Украины другого характера», — утверждает Йованович и добавляет, что вряд ли Константинополь и Москва в обозримом будущем, то есть в ближайшие десятилетия, найдут общий язык.

— Владимир Йованович: Вместе с Украиной до вчерашнего дня почти половина православных верующих во всем мире относились к РПЦ. Константинополь является официальным центром вселенского православия. Кроме прочего, именно он является материнской Церковью всех православных славян, включая русских. Русские же из-за Украины, точнее из-за заявлений о том, что Православная церковь Украины может получить статус автокефальной, еще осенью исключили имя Константинопольского патриарха из диптиха предстоятелей поместных церквей. Хуже того, русские в одностороннем порядке отказались и от евхаристии с Константинополем.

— Avangarda: Евхаристия — это причастие, самая важная часть христианского богослужения?

— Евхаристия — это конвергентный центр Церкви. Без собрания за евхаристией не бывает и единого причастия. Сейчас не существует единой литургии, то есть между Москвой и Константинополем нет литургического единства, как нет его между Москвой и Ватиканом или Константинополем и Ватиканом.

— Украина просто стала поводом для этого острого конфликта между Москвой и Константинополем?

— Да. Характер этого конфликта не догматический — просто эпилог конфликта двух важнейших православных центров разыгрался в самом сердце Церкви. Это действительно раскол, хотя Константинополь не пошел на ответные шаги.

— РПЦ утверждает, что, предоставив томос украинской церкви, патриарх Варфоломей нарушил церковные законы. Так ли это?

— Согласно священным канонам, Константинополь вправе самостоятельно издавать указ об автокефалии той или иной церкви. Этот указ называется патриаршим и синодальным томосом. Все томосы, начиная с 1850 года для Греческой церкви и вплоть до томоса 1998 года для Церкви Чешских земель и Словакии, изданы исключительно Константинополем. Точно таким же образом автокефальный статус приобрели Румынская, Сербская, Польская, Албанская, Болгарская и Грузинская церкви. Константинополь не спрашивал, да это и не требуется, предварительного согласия какой-либо церкви. Как правило, перед изданием томоса Константинополь предварительно только оповещает другие поместные церкви. Так было сделано и в этот раз.

Кроме того, согласно канонам, только Константинополь созывает собрание православных церквей — Синаксу. Ни Москва, ни кто-то еще не может созвать такое собрание, чтобы по каноническому праву оно имело силу.

— РПЦ сейчас предпринимает попытки дискредитировать личность патриарха Варфоломея. Ожидаемы ли подобные нападки?

— Они не могут закрыть глаза на то, что сейчас Варфоломей является для Кремля даже более опасным противником, чем НАТО. Поэтому его поливают грязью разные тассы и государственная пропаганда. У русских есть три геополитических инструмента: ядерное оружие, нефть/газ и Московская патриархия. На данном этапе конфликта Константинополь блицкригом одержал верх над Московской патриархией. Новые потери Московской патриархии на Украине могут быть еще катастрофичнее. Там у русских находится около трети всех приходов и, предположительно, до половины активных верующих. Киевская митрополия существует больше 500 лет, а русские необоснованно отнимают эту историю у украинцев.

— Русские отнимают у украинцев не только историю…

— Да. В 2014 году Путину не удалось поставить на колени пошатнувшуюся тогда Украину. Украинцы оказали отпор и сумели в бескрайних степях на востоке своей страны остановить вторжение российских войск. Москва может попытаться разбомбить Киев, но должна быть готова к страшным потерям. Сейчас украинцы могут ответить ударами по городам-миллионникам, атомным и газовым объектам в России. Исследования доказывают, что пострадала бы и Украина, и Россия. Не дай Бог случится это безумие. Но защищаться Украина будет.

В связи с церковным вопросом не так давно Путин созвал Совет безопасности РФ. До 2014 года Варфоломей не собирался предоставлять автокефалию Украине без согласования с Россией. Однако российская агрессия на Украине все изменила. В действительности вина за украинскую автокефалию лежит именно на Путине. В долгосрочной перспективе Белоруссия тоже может потребовать от Константинополя автокефалию. У Белоруссии на то есть такие же основания, как и у Украины.

— Вы хотите сказать, что политическая ситуация на Украине повлияла на сдвиги в вопросе о статусе местной церкви?

— Вопрос об автокефалии Церкви на Украине встал не вчера. Он обсуждается с 1918 года, когда распалась Российская империя. Но у Константинополя не было канонических предпосылок для того, чтобы вмешиваться, пока Украина входила в одно с Россией государство. Когда Украина обрела независимость, эти предпосылки появились. Тем не менее Константинополь ждал, что русские обратятся к нему, чтобы вместе предоставить автокефальный статус Церкви на Украине. Этого не произошло. Русские отказывались от любых обсуждений. Стало понятно, особенно после кровопролития 2014 года на Украине, что РПЦ ведет там политическую игру и пренебрегает своей сотериологической миссией, тем самым углубляя раскол в украинском обществе.

Украина потребовала окончательного решения на всеправославном Соборе, который Варфоломей организовал на Крите в июне 2016 года. Русские туда не приехали. Константинополь решил вернуться к положению украинской церкви до 1686 года и, будучи матерью-Церковью, предоставить Митрополии Киева автокефалию.

— Российские и сербские СМИ утверждают, что выступление украинского президента Порошенко на торжественной церемонии вручения томоса ПЦУ превратилось в «политический митинг». Так ли это?

— Стоит ли вообще обсуждать придирки «церковного» характера от Москвы, если мы знаем, что в 2008 году в Грузии и в 2014 году на Украине русские вели захватнические войны против православных братьев грузин и украинцев? Путин периодически появляется в обществе русского патриарха. Они вместе присутствуют и на разных важных форумах. Бывший офицер КГБ ведет с русскими священнослужителями богоугодные беседы! Слышали ли мы когда-нибудь самокритику от Москвы? Я — нет.

Когда речь идет о роли лидера той или иной страны с подавляющим православным населением, будь то царь, король, князь или президент, он занимает важное место в церковной традиции, особенно если сам православный. Спорить тут не о чем, включая роль Порошенко. Говорили, что он униат, католик… Он был верующим под русской юрисдикцией (я имею в виду Украинскую православную церковь Московской патриархии), и даже был рукоположен в диаконы. Но события 2014 года в Крыму и на Донбассе привели к огромным, точнее невообразимым изменениям в сознании украинцев, на тот момент по инерции являвшихся русофилами. Было убито десять тысяч украинцев, и 20 тысяч ранено. Согласно украинскому законодательству, Россия оккупировала часть украинской территории, и официально именуется страной-агрессором. УПЦ-МП подчиняется Москве, и ее священнослужители в Крыму и на Донбассе сыграли в основном роль пятой колонны. Украина живет под постоянной военной угрозой со стороны России. УПЦ-МП пытается своими действиями дезавуировать подготовку к обороне. До общественности доходили сведения, что священник УПЦ-МП отказывался отпевать украинского солдата, убитого русским. Мол, пусть убивают.

Так что Порошенко только делает свое дело: он защищает и укрепляет собственное государство. Он сделал карьеру еще до того, как пошел в большую политику. Выборы и политика — это временно. Христова Церковь вечна, и Порошенко это понимает.

— Когда Вы говорили о подрывной деятельности РПЦ на Украине…

— Путин как-то сказал, что распад СССР был геополитической катастрофой. Украина стала независимым государством, но Кремль влиял на нее посредством УПЦ-МП, питая надежды на то, что когда-нибудь Украину опять удастся присоединить. Без контроля над Украиной или сильного влияния на нее Россия не может быть могущественной державой, а превращается лишь в трансрегионального игрока. В связи с этим автокефалия Православной церкви Украины — вторая величайшая геополитическая катастрофа для Кремля. Над Украиной больше нет духовного зонтика Кремля. Поэтому недавнее событие на самом деле является провозглашением украинской независимости.

В действительности самым мощным инструментом российской агрессии на Украине в сфере идеологии и ее носителем является УПЦ-МП. Теперь ее статус на Украине скомпрометирован, так как больше она не является там канонической материнской церковью.

— А чем является?

— Согласно недавно принятому в Киеве закону, УПЦ-МП должна перерегистрироваться, чтобы закрепить документально то, чем она в действительности является, а именно: органом Русской церкви на Украине. УПЦ-МП покидают архиереи, клир, приходы, они переходят в автокефальную Церковь.

— Автокефальную Православную церковь Украины в РПЦ по-прежнему величают «так называемой». Какую позицию заняли остальные православные церкви?

— Константинополь, согласно процедуре, сообщит всем церквям о томосе. Большая часть церквей признает Церковь Украины. Одни сделают это в ближайшие месяцы, а другие позже. Признание желательно, но в каноническом смысле не необходимо для подтверждения или опровержения константинопольского томоса.

С другой стороны, ни одна поместная церковь не поддержала конкретными действиями Москву, отказавшись от литургического единства с Константинополем, а также не исключила Варфоломея из диптиха. Я допускаю, что это может произойти, но пока РПЦ погружается в самоизоляцию.

— Признает ли Сербская православная церковь Православную церковь Украины?

— СПЦ на словах поддерживает русских, но не может пойти на тот шаг, которого они от нее требуют. СПЦ не может отказаться от литургического единства с Константинополем и исключить Варфоломея из диптиха. Поскольку сербы этого не сделали, они остались в литургическом единстве с Константинополем, а через него, что бы они ни говорили, с шестого января, когда Варфоломей вручил томос украинской Церкви, СПЦ де-факто и де-юре находится в литургическом единстве с Церковью Украины. Это важнее формального «признания». Так почему бы сербам не порвать с Константинополем и не присоединиться к братьям русским?

— Почему они этого не делают?

— Потому что думают, что еще могут договориться с Константинополем, чтобы он не предоставлял автокефальный статус церквям Македонии и Черногории, которые пока формально находятся под юрисдикцией СПЦ. Возможно, несмотря на наигранные возражения, они согласились бы на автокефалию Македонии, ведь уже с 1967 года играют там пассивную роль. Но Черногория?! СПЦ готова будет пойти на любые уступки кому угодно, только чтобы этого не произошло. Таково фактическое положение дел.

Русофильские заявления Белграда по поводу Украины ничего не стоят. Но, думаю, русские уже сыты ими. Они вкладывали миллионы в строительство соборного храма СПЦ на Врачаре в Белграде. Осенью работы должны были завершиться, но русские приостановили финансирование.

— Во время споров между русской и украинской церковью СПЦ на самом деле держалась нейтрально? «Мы не поддерживаем ни Константинополь, ни Россию, а отстаиваем канонический принцип и канонический порядок», — сказал патриарх Ириней.

— Летом Ириней отправил возмущенное письмо Варфоломею, в котором поучал относительно канонического права… Варфоломей, к слову, защитил диссертацию по каноническому праву. Ириней поносил украинцев, македонцев, черногорцев. Трудно себе представить лучшего «пиара» от Иринея, который тем самым только приблизил решение Константинополя о предоставлении автокефалии церквям этих народов. Первыми на очереди оказались украинцы.

— Можно ли говорить о сходстве между ПЦУ и Черногорской православной церковью, с одной стороны, и РПЦ и СПЦ, с другой? Ведь «самым мощным инструментом» агрессии против Черногории является именно СПЦ.

— Русская и Сербская православная церкви живут фантасмагориями и хотят сохранить свою эксклюзивность, которая была присуща им во времена СССР и Югославии. РПЦ и СПЦ хотят, чтобы только они могли определять церковную жизнь православных верующих, проживающих в тех регионах, где уже были восстановлены или появились новые государства, и сделать из этих людей так или иначе русских или сербов. В отличие от черногорцев, украинцы никогда не обладали автокефалией. Но с 1992 года, когда Украину признало международное сообщество (опять-таки в отличие от ситуации в Черногории), движение за автокефалию Украины всегда пользовалось большей или меньшей поддержкой государственной власти. Свою роль сыграла и сильная диаспора православных украинцев, которые живут «под омофором» Варфоломея. У черногорцев такой диаспоры нет.

Порошенко понимает, что такое Церковь и каково ее значение — не только духовное, но и светское. Русские, в отличие от сербов и их действий в отношении Черногории, сыграли на церковном поле умнее: они отказались от полного отрицания украинской национальности и украинского языка и подвели все это под долгосрочную ассимиляторскую доктрину «Русский мир». Свою юрисдикцию они называли Украинской православной церковью Московского патриархата и предоставили ей самоуправление. Часть священнослужителей УПЦ-МП — украинцы по национальности. УПЦ-МП признала украинский язык, пусть и как русофонский вариант.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.