Прогрессивное частное учебное заведение считает, что в христианской школе играть в спортивные игры «небезопасно».

Первое, что вы должны понять о борьбе за свободу слова, религиозную свободу и свободу собраний в этой стране — что она существует, в первую очередь, в культурном, а не в юридическом поле. В рамках Первой поправки, правовая защита от правительственной цензуры и притеснения со стороны власти достигла исторического пика. Первая поправка оказалась как никогда более устойчивой. Паника, связанная с решениями суда, выражает скорее кулуарные панические настроения, связанные с тем, столкнутся ли ключевые решения и доктрины с угрозой, а не с тем, будут ли они упразднены полностью.

В то же время, однако, достаточно поговорить практически с любым социальным консерватором — особенно христианским консерватором — и он скажет вам, что ему не позволяют столь же свободно говорить о своей религии и практиковать ее, как это было пять, десять и даже двадцать лет назад. Почему? Из-за культурного бойкотирования. Из-за культурного посрамления.

Ранее в январе этого года «Христианская школа Иммануила» в Вирджинии попала под прямой обстрел культуры. Карен Пенс (Karen Pence), жена вице-президента Майка Пенса (Mike Pence), устроилась сюда на неполный рабочий день преподавать изобразительное искусство ученикам начальной школы. Карен Пенс — верующая христианка. Школа находится в ведомстве церкви и придерживается традиционного христианского взгляда на сексуальность: что секс существует для брака, а брак определяется как союз мужчины и женщины.

В СМИ был раздут скандал, в рамках которого прогрессивные эксперты всей страны осуждали якобы религиозный фанатизм Пенс. В Твиттере появился хэштег #РазоблачимХристианскиеШколы, а репортер газеты «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) открыто призвал читателей откликнуться и обсудить свой опыт учебы в христианских школах.

На этой неделе местное частное учебное заведение под названием «Школа Шеридана» приняло решение запретить своим спортивным командам участвовать в соревнованиях в «Школе Иммануила». Почему? Как следует из текста электронного письма от директора школы, полученного Родом Дреером (Rod Dreher), некоторые ученики не чувствовали себя «в безопасности». Вот ключевой абзац письма: «В связи с тем, что большинство учащихся хотели участвовать в играх, мы изначально планировали отправиться в „Школу Иммануила" с участниками команд, выражая свою позицию (например, в носках или толстовках радужной расцветки). Чем больше мы говорили, тем больше понимали, что некоторые учащиеся не чувствуют себя в безопасности, отправляясь в школу, не допускающую родителей и учащихся-членов ЛГБТ-сообщества и даже семьи, выступающие за права ЛГБТ. Заставлять наших детей делать выбор между средой, в которой они не чувствуют себя в безопасности и, тем, чтобы остаться дома, мы не собирались. Поэтому мы решили предложить „Школе Иммануила" провести все игры в стенах „Школы Шеридана". В связи с тем, что „Школа Иммануила" отвергла наше предложение, мы отыграем лишь домашние игры и не поедем на матчи в „Школу Иммануила"» [выделение автора].

Не чувствуют себя в безопасности? Бред. Просто бред. Это даже хуже, чем бред. Это воинствующий фанатизм. Если бы были какие-то конкретные инциденты, в результате которых человек обоснованно начинает опасаться за свою безопасность в «Школе Иммануила», директор школы должен был рассказать о них. В противном случае разговор ограничивается тем, что обстановка в «Школе Иммануила» просто слишком невыносима.

Трудно преувеличить нелепость этой ситуации. Я сам учился в христианском колледже, политика которого была схожа с политикой «Школы Иммануила». В течение 12 лет мои собственные дети учились в христианской школе, политика которой была схожа с политикой «Школы Иммануила». Я в течение года был председателем школьного совета и в течение четырех лет был членом исполнительного комитета школы. Я помогал создавать школьные правила, касающиеся сексуального поведения. Мои дети играли в волейбол, баскетбол и футбол. Я посетил около 100 спортивных мероприятий, проводившихся в школе. Я ездил на сотню игр в другие школы, как государственные, так и частные.

Чиновники и родители постоянно хвалили наших детей, тренеров и родителей за их гостеприимство и спортивное поведение. Игры проходили в напряженном ритме, но напряженность была связана с игрой на площадке, а не с расовой, половой или сексуальной принадлежностью кого-либо из участников. В своих поездках в государственные или светские частные школы я ни разу не считал, что попал в более безопасную среду, чем в частных христианских школах, как наша. Если ситуация в «Школе Иммануила» отличается от того, что привыкли наблюдать родители и ученики, посещавшие христианские школы, нам нужны доказательства.

Родителям-христианам, священникам и политикам пора признать простой факт: в борьбе за религиозную свободу мы часто сосредотачиваем свои усилия на менее важных полях сражения. Юридическая защита имеет все менее важное значение, когда культура настолько отдаляется от христианства, что нормой становится бойкот, посрамление и изоляция. Молчите, если не хотите потерять свою работу. Измените свои правила, чтобы сохранить свои возможности в образовании. Не говорите ни слова, чтобы сохранить свою репутацию в обществе.

И в этой более важной культурной борьбе самое важное — это держаться принципов, а не политиков. Нет ничего, что даже президент может или должен сделать, чтобы заставить «Школу Шеридана» общаться с детьми из «Школы Иммануила». Борьба с нетерпимостью — это вопрос убеждений, на него отвечают сами христиане, демонстрируя определенную степень личного мужества и решимости: если вы сталкиваетесь с давлением на работе, не молчите ни при каких обстоятельствах. Если вы видите, что коллега может столкнуться с преследованием за свои убеждения, вступитесь за него. Если христианская школа столкнулась с публичным посрамлением и санкциями за верность Писанию, отправляйте туда своих детей, несмотря ни на что.

Молчание и согласие только ужесточают тех, кто стремится оттеснить на второй план христианское мировоззрение и веру. Те, кто стремится подвергать их цензуре и изоляции, без всяких колебаний выражают ненависть к традиционному христианству. Христиане должны равно стремиться говорить правду и защищать свою веру. В противном случае страх и стыд сделают то, чего не сможет сделать цензура: вывести христианскую веру из публичного пространства Америки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.