В пятницу утром у здания Египетского театра (Egyptian Theater) в Парк-Сити, штат Юта, не было никаких акций протеста, несмотря на сообщения в новостях, что организаторам кинофестиваля «Сандэнс» (Sundance) посоветовали подготовиться к массовым беспорядкам на Мейн-стрит. Однако район патрулировали полицейские с собаками, способными находить взрывчатые вещества, а сотрудников служб безопасности было втрое больше обычного, и, как сказал директор фестиваля Джон Купер (John Cooper), «медицинские работники» дежурили на случай, если какому-нибудь потрясенному увиденным зрителю понадобится немедленно поговорить с кем-нибудь из них.

Предупреждение было оправданным: «Покидая Неверлэнд» — документальный фильм в двух частях общей длительностью в четыре часа, в центре которого — двое мужчин, утверждающих, что, будучи детьми, они подвергались сексуальному насилию со стороны Майкла Джексона. Фильм начинается с предупреждения о наличии «ярких» описаний сексуальных актов с участием несовершеннолетних. А после того, как эти мужчины в жутких подробностях рассказывают о том, что, по их словам, происходило в различных отелях, домах и на ранчо «Неверлэнд», довольно трудно избавиться от ощущения, что вы сами стали жертвой посттравматического стресса. Во время десятиминутного перерыва зрители казались слегка растерянными, а к концу фильма аудитория выглядела совершенно шокированной.

Фильм «Покидая Неверлэнд» выстроен вокруг долгих и подробных интервью с Уэйдом Робсоном (Wade Robson) и Джеймсом Сейфчаком (James Safechuck), а также рассказов членов их семей и жен. Он начинается с их рассказа о знакомстве с королем поп-музыки. Австралийский мальчик Робсон влюбился в певца, когда его мать Джой принесла домой видеокассету с фильмом о создании песни и клипа «Триллер» (Thriller). Первое знакомство с музыкой Джексона заставило его начать с одержимостью изучать и копировать движения певца. Завоевав первый приз на танцевальном конкурсе в местном торговом центре, Робсон получил возможность встретиться с певцом лично во время концерта в Брисбене. На концерте его пригласили на сцену, где он исполнил танец, а затем он провел некоторое время с Джексоном в отеле, прежде чем певец уехал. «Если будете в Америке, — сказал Джексон семье Робсона, — найдите меня». Позже Джой, Уэйд и его сестра получили  приглашение на ранчо «Неверлэнд». К тому моменту Робсон уже сделал химическую завивку волос и начал носить копии костюмов Джексона. Ему было всего семь лет.

Что касается Сейфчака, то он попал в поле зрения музыканта благодаря участию в рекламном ролике «Пепси». По сюжету он незаметно проникает в гримерку Джексона и примеряет очки певца, как вдруг тот внезапно появляется. В отличие от Робсона, Сейфчак не был большим поклонником Джексона. Но, подобно Робсону, он немедленно влюбился в суперзвезду, которая обратила на него внимание и внушила ему ощущение собственной значимости. Джексон познакомился с его семьей и стал время от времени приходить на ужин и проводить вечера в доме Сейфчаков в Сими-вэлли, штат Калифорния. Он свозил всю семью на Гавайи на фестиваль «Пепси» и пригласил мальчика переночевать в его номере в отеле. По пути домой певец был необычайно ласков с Джеймсом. Джексон пригласил всю семью провести время в поместье, где жил до переезда на ранчо «Неверлэнд», и в конце концов убедил родителей оставить мальчика там на некоторое время. Джеймсу было десять лет.

В документальном фильме эти две истории перекликаются между собой, когда рассказчики вспоминают, как певец якобы инициировал физические контакты с ними во время «ночевок», и как развивались события дальше. В обеих историях речь идет о невинных на первый взгляд детских играх, а затем о совместной мастурбации, сексуальных домогательствах и длинных лекциях Джексона о том, что родителям на самом деле доверять нельзя, и совершенно не стоит доверять женщинам. На всех членов семей мальчиков сыпались подарки, поездки и другие привилегии роскошной жизни, однако матери мальчиков вспоминают, что их сразу разлучали с сыновьями всякий раз, когда предоставлялась такая возможность. Сейфчак рассказывает, что на ранчо «Неверлэнд» было множество тайных спален и комнат, где сексуальные игры могли происходить так, чтобы никто вокруг о них не узнал. Робсон, которого Джексон называл «малюткой», описывает их «тайную свадьбу».

Оба вспоминают, как, по словам Робсона, «в контексте того, что происходило, все это казалось нормальным»; как их убеждали, что именно так и нужно выражать любовь к другому человеку; как им внушали, что рассказывать об этом нельзя никому, потому что и их, и самого Джексона отправят в тюрьму; как оба они испытывали ревность, когда их место занимали другие объекты обожания.

Вторая часть документального фильма начинается с повествования о судебном процессе 1993 года. 13-летний мальчик по имени Джордан Чендлер (Jordan Chandler) заявил, что певец сексуально надругался над ним, когда он гостил на ранчо. Тогда Сейфчак, Робсон и их семьи чувствовали себя обязанными дать показания в защиту певца. К тому моменту, когда против Джексона уже шло уголовное разбирательство, Сейфчак признался матери, что Джексон — «нехороший человек», и попросил ее отказаться от защиты певца в суде.

Между тем Робсон все же решил выступить в суде на стороне защиты. В одном из самых болезненных эпизодов фильма этот ныне успешный хореограф, работавший с Бритни Спирс и ‘N Sync, признается, что боялся испортить свою карьеру, опасался, что дети Майкла могут больше никогда не увидеть отца, и чувствовал, что должен защитить Джексона — несмотря на все то, что, по его словам, с ним случилось. После смерти Джексона в 2009 году Сейфчак и Робсон женились, и у них появились собственные дети. Оба со временем поняли, что им бывает трудно уснуть по ночам, и они оба страдают от различных симптомов посттравматического стрессового расстройства. Со временем они начали называть то, что с ними произошло, совращением. Но ухудшение всегда предшествуют выздоровлению (и Робсон, и Сейфчак признают, что поначалу отрицали обвинения, потому что им необходимо было разложить все по полочкам).

К финальным титрам все в зале испытывали нечто среднее между тошнотой от того, что только что пришлось увидеть, и ощущением, что была достигнута некая поворотная точка в вопросе влияния обвинений на наследие Джексона. Дав этим мужчинам высказаться, создатели фильма, несомненно, определились со своим отношением к певцу. Однако тщательность, с которой раскрываются подробности их историй, и то, насколько они персонализированы, трудно проигнорировать. Это ни в коем случае не обесценивает их рассказы, но и не умаляет неразбериху, которую в определенной мере вносят новые иски.

Однако этот документальный фильм показывает, как сексуальные надругательства оставляют шрамы, как слава может вывести из строя нравственный компас (особенно это касается родителей), как все может быть сложно в тех случаях, когда вы любите человека, который, возможно, причиняет вам боль. Этот фильм также рисует портрет человека, который многое значил для очень многих людей, и показывает, как этот образ может не совпадать с тем, во что люди хотят верить.

Это история о мужестве: когда Рид пригласил Робсона и Сейфчака на сцену после показа фильма, они удостоились долгих и бурных оваций. Оба говорят: «что было, то было», эту страницу в жизни надо перевернуть. Однако оба признают, что все еще находятся в процессе выздоровления, и если кто-то сейчас пытается справиться с последствиями сексуального насилия, они тоже могут выйти и открыто рассказать свою историю (один из зрителей признался, что в детстве тоже подвергся сексуальному насилию, и поблагодарил их за создание этого фильма. Другой сообщил, что работает адвокатом и часто сталкивается со случаями сексуального насилия, добавив, что такие фильмы могут помочь изменить законы, касающиеся подобных преступлений).

Когда около часа дня все вышли на Мейн-стрит, где их встретили несколько человек с табличками «Майкл=Невиновен», было довольно сложно не испытывать странные, непривычные чувства к человеку, бывшему в центре этого фильма. Было трудно отделаться от ощущения, что рядом взорвалась бомба.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.