В общине Тюрнявя неподалеку от Хельсинки стоит морозный день. Во дворе идиллического вида двухквартирного коттеджа на первый взгляд спокойно, но в одной из квартир проходит настоящая «мобилизация».

Столетний Вальфред Андерсон выздоравливает после сильного воспаления легких, из-за которого провел в больнице несколько недель. После выписки Андерсон начал дома заниматься спортом.

«Ну-ка, посмотрим… Сегодня я сделал уже больше трех тысяч шагов. Часто удается пройти даже шесть тысяч», — усмехается Андерсон и достает из кармана шагомер.

«Я хожу по квартире, делаю круги вокруг кухонного стола. Ноги в таком состоянии, да и погода такая, что лучше не выходить. Но заниматься можно и дома», — рассуждает мужчина. Он полон энергии, и ему могли бы позавидовать многие 70-летние.

Жизненный путь Вальфреда Андерсона можно назвать исключительным уже потому, что мало кто в наше время доживает до ста. И какую жизнь он ведет!

Он родился и провел юность в Америке, переехал с родителями-финнами в Советский Союз, чтобы «строить идеальное общество», и позже стал пешкой Иосифа Сталина. Сначала Вальфред был солдатом Финской народной армии Отто Вилле Куусинена (Otto Wille Kuusinen), а вскоре после этого оказался в сибирском трудовом лагере.

В лагере под Челябинском Андерсон заболел малярией и обморозил пальцы на ногах, когда на морозе пришлось копать могилы для погибших заключенных.

В конце концов он покинул лагерь из-за плохого состояния здоровья и уже на свободе напугал врача, к которому попал благодаря своим связям.

«Врач сказал, что никогда не видел настолько худого человека», — рассказывает Андерсон.

В Советском Союзе Андерсон оказался по обычному для 1930-х годов сценарию.

Во всем мире царил кризис, и в американском городе Астория родители Андерсона размышляли, как же заработать на жизнь. Неожиданно оказалось, что спасение ждет рядом со прежней родиной.

Родители Вальфреда переехали в Америку из Финляндии, но теперь им не давала покоя идея вернуться назад в Европу. Кроме того, активисты, вдохновленные коммунистическими идеалами, активно продвигали свои идеи в кругу американских финнов и рисовали им советский рай, в котором работы хватило бы на всех.

«Работа была для родителей главной мотивацией, идеология стояла на втором месте. Отец был безработным уже год, нужно было что-то придумать», — вспоминает Андерсон.

Отец Антти Яара (Antti Jaara) поменял после переезда фамилию с «Яара» на «Андерсон». Буква «А» помогла подняться в начало алфавитного списка, что значительно повышало шансы найти работу.

Вальфреду было 13 лет, когда после долгого плавания семья осенью 1931 года добралась в Ленинград. Путь мало запомнился, но первый опыт общения с советскими людьми Андерсон помнит до сих пор.

«Я помню, что сильно удивился, когда увидел на улицах Ленинграда множество людей в лаптях. Хорошей обуви не было».

Семья должна была разместиться в карельском городе Кондопога. Первым жильем стала комната в недостроенном бараке. Сначала было тоскливо, но позже появилась надежда, что все наладится: родители получили работу, Вальфред пошел в школу, а из его брата Вильо (Viljo), который был старше на семь лет, стали готовить «политработника».

«Он тоже изменил имя и стал Тойво Рантала (Toivo Rantala). Согласно плану, брат, получив партийное образование, должен был вернуться в США. Не знаю, как шпион или как простой гражданин», — рассказывает Андерсон.

Однако вскоре все изменилось. С середины 1930-х годов обстановка стала напряженной. Ко всем гражданам финского происхождения Сталин относился с недоверием. Мать Андерсона скончалась, а отца осудили на пять лет заключения в лагерях, откуда он так никогда и не вернулся. Брата так и не отправили в США.

Родителей-финнов Эйлы (Eila), будущей жены Андерсона, арестовали, и они пропали навеки. Сначала сообщалось, что они скончались от болезни, однако после смерти Сталина был признан факт казни, их реабилитировали.

«Маминых родителей расстреляли в Карелии», — подтверждает дочь Андерсона Элви (Elvi).

В начале Зимней войны в ноябре 1939 года Вальфреду был 21 год. От советских властей пришел срочный приказ о мобилизации — но не в Красную армию, а в «Народную армию Финляндской демократической республики».

Финский солдат с пулемётом Lahti‑Saloranta M‑26
Пожалуй, можно и не говорить, что мнения Адерсона никто не спрашивал.

«Отказаться было невозможно. Пришлось повиноваться».

Говоря современным языком, Сталин разработал настоящий план гибридной войны. Андерсон должен был играть роль финского солдата. Сталин основал в городе Терийоки (сейчас — Зеленогорск, прим. перев.), захваченном у Финляндии, марионеточное правительство под руководством Отто Вилле Куусинена, которое Советский Союз сразу же признал официальным партнером для переговоров. Правительство Куусинена попросило у Советского Союза помощи, которую СССР начал оказывать в виде бомб.

Перед финской Народной армией поставили задачу: после оккупации Финляндия ей следовало захватить формальную власть. Все должно было выглядеть так, будто речь идет о мятеже рабочего класса страны, и передача власти в руки Народной армии якобы произошла законно.

Рядовым бойцам не сообщали подробностей, однако что-то все же проскальзывало. Когда Андерсона отправили сначала в Мурманск, а затем — в Петсамо (сейчас — Печенга, прим. перев.), его группе дали одно важное напутствие.

«Сказали, что мы пройдем через Хельсинки и вернемся домой».

Перед отправкой на север солдатам Финской народной армии выдали в Ленинграде снаряжение . Андерсон помнит, что для этого их собрали в Пушкине, где находится старый царский дворец. В рядах Народной армии были собраны молодые люди, имеющие хоть какое-то отношение к финнам: финны, которые, подобно Андерсону, переехали в Советский Союз из Америки, потомки коммунистов, перебежавших из Финляндии, ингерманландские финны, карелы.

Солдатам выдавали шинели, доставшиеся в качестве военных трофеев от польской армии, поскольку Финская народная армия должна была отличаться от Красной армии в том числе и внешне. Все происходило стремительно, и даже офицеры штаба Красной армии в Пушкине не знали о происходящем.

«Они смотрели на нас с удивлением и спрашивали друг друга: „Это финские военнопленные? Но почему у них оружие?" Мы понимали их, но ничего не говорили».

Однако военный поход армии Куусинена оказался для Андерсона коротким. Война успела закончиться, прежде чем солдаты выдвинулись в сторону фронта.

«В сражениях я вообще не участвовал. У нас были какие-то задания по патрулированию».

Когда началась Советско-финская война 1941-1944 годов (в финской историографии — Война-продолжение, прим. перев.), Андерсон уже работал электриком, и этим он занимался потом всю жизнь. Для участия в Войне-продолжении Андерсон из-за своих финских корней не годился, и его отправили в трудовой лагерь под Челябинском.

Противотанковые заграждения на приморском участке Карельского перешейка
После окончания Войны-продолжения Андерсон вернулся в Карелию, а в 1946 году его семья по особому разрешению смогла переехать в Сортавалу. Дочери Элви, родившейся в Артемовске, на тот момент было полгода.

В 1968 году Андерсон впервые побывал на родине отца в Финляндии. В следующей поездке в 1970 году к нему присоединилась дочь Элви. Организовать все было нелегко, ведь советские власти по-прежнему относились к гражданам с финскими корнями с подозрением — как и к их поездкам на родину.

После поездки в Финляндию Андерсона вызвали на допрос в КГБ. Офицер хотел знать, чем Финляндия отличается от СССР, что запомнилось и подписывал ли Андерсон какие-нибудь документы.

«Я сказал, что мне пришлось подписать много документов, чтобы решить визовые вопросы. Что касается Финляндии, я ответил, что там много улыбающихся людей. Мне нечего было скрывать, а он ничего больше у меня и не спрашивал».

Когда Советский Союз распался, у семьи появилась надежда на возвращение в Финляндию. Впервые этот вопрос был официально поднят еще в 1993 году, но переехать удалось только в 1998 году. Возникли бюрократические проблемы, поскольку к ингерманландцам, которых принимала Финляндия, семья не относилась, а об американских финнах нигде речи не было.

Российские власти не хотели помогать и гоняли семью от одного кабинета к другому. Элви Андерсон сказали, что она может покинуть Россию только в том случае, если кто-нибудь в Финляндии согласится подписать документ о том, что обязуется взять все расходы семьи на себя.

В конце концов семья смогла обойти очередь ингерманландцев и отправиться в финскую общину Тюрнявя. Отсюда в свое время отец Вальфреда отправился в Америку и Советский Союз. В организации переезда участвовали родственники семьи, а также нынешний депутат Тапани Тёлли (Tapani Tölli), который был в те годы руководителем общины Тюрнявя.

Жизнь в Финляндии Андерсону нравится, дочь Элви тоже довольна. Сын дочери сейчас живет в Финляндии, а тяжелобольная мать Эйла скончалась всего через три месяца после переезда.

Прожитая жизнь помогает Андерсону взглянуть на нынешние действия России по-своему. О курсе России Андерсон высказывается довольно откровенно. Вечерами он читает новости о событиях в России, однако в качестве источника использует не государственные российские СМИ, а сайт Kasparov.ru, финансируемый переехавшим в Америку шахматистом Гарри Каспаровым.

«Информация Каспарова более правдива, чем у Путина», — обосновывает свой выбор Андерсон.

Он внимательно следит за войной на Украине и за случаями отравлений, связанными с Россией.

Создание «народных республик» на востоке Украины — один из инструментов Москвы, с которыми Андерсон очень хорошо знаком по опыту своей собственной жизни.

«Россия хочет вернуть себе Украину. Раньше она была под контролем России, хотя тогда говорили о Советском Союзе. Речь идет именно об этом».

Андерсон лелеет одну мечту, хотя и кажется, что она никогда не сбудется. Тем не менее он не боится говорить о ней вслух.

«Я жду, когда Путину будет вынесен приговор. Конечно, он очень хитрый человек. И я не знаю, доживет ли он до этого. И доживу ли я сам».

Финская народная армия, созданная Иосифом Сталиным, появилась, согласно официальному заявлению, в начале декабря 1939 года. В это же время в захваченном финском Терийоки было сформировано пропагандистское правительство Отто Вилле Куусинена.

Член Президиума ЦК КПСС Отто Вильгельмович Куусинен на внеочередном
Советский Союз начал собирать «финскую армию» еще летом 1939 года, рассказала в беседе с «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat) доцент истории Петрозаводского университета Ирина Такала.

Утверждается, что в армии числились 25 тысяч солдат, однако, как заявляет Такала, на самом деле речь шла примерно о 18 тысячах человек. Командующим армии был министр обороны марионеточного правительства Куусинена Аксели Анттила (Akseli Anttila).

Известно, что солдаты Финской народной армии мало участвовали в сражениях Зимней войны.

«Их сознательно оберегали от участия в сражениях, чтобы они были готовы отправиться в Финляндию в конце войны», — рассказывает Такала.

Солдаты Финской народной армии все же поучаствовали в захвате Выборга в марте 1940 года и в сражениях на острове Лункусаари, они выполняли задачи по разведке и саботажу. Выборг захватить не удалось, и город перешел к Советскому Союзу по результатам Московского мирного договора, а Финской народной армии была уготована роль контроля и патрулирования опустошенного города.

В конце ожидаемой оккупации в ходе Зимней войны Финская народная армия должна была взять на себя командование в Финляндии.

«Первым полкам Финской народной армии уготована честь внести в столицу флаг Финской демократической республики и поднять его на крышу президентского дворца на радость рабочим и к ужасу врагов народа», — значилось в документе об основании Финской народной армии, согласно номеру «Правды» от 1 декабря.

Для достоверности армия должна была быть максимально финской, так что в нее набрали представителей живущих в Советском Союзе народов с финскими корнями, а также приехавших из Финляндии перебежчиков и их детей.

Правда, многие граждане с финскими корнями были арестованы или погибли в 1936‒1938 годах во время репрессий Сталина. Нужное количество не набиралось, даже когда освободили заключенных. Поэтому в Финскую народную армию активно вербовали также русских, украинцев, грузин и представителей других национальностей Советского Союза.

Высшее командование армии состояло из русских, а солдатами служили люди с финскими корнями. Русские командующие учили финский, и им давали финские фамилии. Например, Егоров становился Аалто, Романов превращался в Райкаса, а Терёшкин — в Тервонена.

«Так появилась шутка: на войне были как финские мины, так и минские финны», — рассказала Такала.

Также было намерение привлечь финнов с территорий, которые Советский Союз должен был захватить в ходе войны. Этот план реализовать не удалось, поскольку Финляндия очень оперативно эвакуировала свое гражданское население.

Когда с официальной Финляндией был заключен мир, Финская народная армия утратила свое значение, и многие ее солдаты были переведены в Красную армию без особых благодарностей за пропагандистскую службу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.