Примитивные аркебузы, больше пугавшие, чем наносившие урон; сверкающие шлемы, вызывавшие крики ужаса среди коренного населения… Испанские конкистадоры принесли с собой в Новый Свет огромное количество предметов, предназначенных для покорения индейцев. Невиданные устройства приводили в ужас местных жителей, которые робели уже перед одним видом бородатых пришельцев.

Однако, помимо всей этой рухляди, добытой по ту сторону Атлантики за бесценок, у этих бородачей имелось и другое, «живое», секретное оружие — животные, которые бесстрашно сражались бок о бок с испанцами. Самыми необходимыми из них были лошади, и об их вкладе в Конкисту известно многим. Однако глубоко в трюмах испанских каравелл и галеонов перевозили также цепных псов.

Собаки всевозможных пород (мастифы, борзые, гончие…) в сопровождении испанских конкистадоров, в частности Хуана Понсе де Леона, прибыли на неизведанное побережье и успешно служили своим хозяевам во Флориде или Пуэрто-Рико. Тем не менее, среди них был один пес, чье имя попало на страницы истории.

Это был Бесерильо, испанский бульдог, который покинул этот мир в 1514 году в ходе битвы с туземцами. Он бесстрашно защищал своего хозяина, капитана Санчо де Аранго, и, без сомнения, отправился в «собачий рай». Интересно, что, хотя Бесерильо и был одним из самых известных животных в завоевании Америки, история этого храбреца до сих пор известна мало.

Собаки в Америке

Судьбы этих собак и испанцев, отправлявшихся на покорение нового мира, были тесно переплетены. «Уже после второй поездки Колумба испанских собак начали перевозить в Америку в качестве спутников конкистадоров. За ними последовали первые лошади, свиньи, куры и козы», — пишет Рикардо Пикерас Сеспедес, географ и историк, почетный доктор наук и специалист по истории Америки, в своей работе «Собаки войны, или „собачий каннибализм" в Конкисте».

Собаки, изначально завезенные с целью только немного напугать местных жителей, очень быстро доказали свою ценность в бою. Впрочем, они не вызывали такого же страха, как лошадь (которую индейцы до этого не знали), поскольку в Америке жили собаки и до прибытия европейцев, хотя они были более крупными и послушными.

Как утверждает известный дрессировщик и специалист по истории собак Сехио Гродсински, впервые собаки приняли участие в бою 24 марта 1495 года в нынешнем Санто-Доминго. Тогда Бартоломео Колумб, брат знаменитого мореплавателя, отправил в бой против карибских индейцев 200 человек, 20 лошадей и 20 собак. С тех пор собаки стали играть важную роль в борьбе с туземцами.

«На протяжении всей Конкисты собак постоянно использовали в бою в авангарде в качестве ударного отряда. Их направляли на толпу индейцев, которые сразу пугались и останавливались. В тылу собакам тоже находилась работа — охрана скота или больных, которые всегда тормозили основные части», — говорит испанский историк.

Но эти четвероногие отличились не только на поле боя. Они охраняли хозяев по ночам, вынюхивали засады и отлавливали индейцев, прятавшихся за изгородями. Ведь коренные жители прекрасно знали местность (это все-таки была их земля) и использовали любую возможность, чтобы напасть на завоевателей.

Фрай Педро де Агуадо утверждал, что в 1534 году собаки спасли группу солдат от жестокой расправы. «У них с собой имелись собаки, которые, почувствовав запах индейцев, подошли к засаде и начали лаять. Так индейцы были раскрыты». Они лежали, прижавшись друг к другу и ожидая врагов. Их готовность к сотрудничеству предотвратила ненужное кровопролитие. Не зря Христофор Колумб говорил, что никуда не отправится без собаки, и что один пес стоит десяти человек.

Наконец, четвероногих спутников конкистадоров использовали и для добычи пропитания. Так писал Берналь Диас дель Кастильо: «Часто охотились на оленей и кроликов, […] с одной левреткой мы убили десять оленей. И огромное количество кроликов». К несчастью собак, они нередко сами шли в пищу, если не загоняли какого-нибудь зверя на бульон.

Бесерильо, собака-конкистадор

Из всех собак самым знаменитым был Бесерильо, чье происхождение несколько туманно. Некоторые историки считают, что он родился в Испании и впоследствии был доставлен в Америку, другие утверждают, что он был «креолом», то есть потомком европейца, родившимся уже в Новом Свете. Одна из самых распространенных теорий гласит, что он родился в Испании и был окрещен Бесерильо, что значит «теленок», потому что так называли собак-пастухов.

Точно известно, что это был испанский бульдог. Королевское кинологическое общество Испании утверждает, что испанские бульдоги имеют длину до 60 сантиметров, весят в среднем около 40 килограммов и обладают огромной силой. «Родом они с Пиренейского полуострова. Свидетельства об их существовании имеются с XIV века. Возможно, они были выведены из цепных псов, привезенных на полуостров варварскими народами после падения Римской Империи», — добавляют представители Королевского кинологического общества. В общем, это означает: «существо внушительных размеров, которое после правильной дрессировки могло быть смертельно опасным».

Бесерильо соответствовал данному определению, ибо, по словам историка XVI века Франсиско Лопеса де Гомары, он был «бордовым, черноротым и средних размеров […] Он знал своих и не причинял им вреда, даже если они прикасались к нему». Это подтверждает безымянный историк того времени: «Все тело, кроме морды, было каштановое, а морда и глаза — черными. Размеров средних, ни намека на стройность или грациозность. Но он был энергичным, смелым и очень умным».

Опять же, существуют разные теории относительно его первых лет в Америке. Многие утверждают, что он сражался под предводительством Понсе де Леона. Однако, похоже, что в действительности он принадлежал конкистадору по имени Санчо де Аранго, который гордился тем, что был его владельцем. Бесерильо был настолько ценным, что после каждого сражения Аранго получал хорошую награду: «Своим умом и бесстрашием Бесерильо обеспечивал своему хозяину долю добычи, равную доле арбалетчика. Его слава и бесстрашие успокаивали и подбадривали в бою окружающих», — отмечает Сеспедес.

В первые же годы своей жизни в Америке Бесерильо подавил восстание индейцев в Боринкене (нынешний Пуэрто-Рико). К тому времени он уже умел отличать красивых индианок от некрасивых. По крайней мере, так утверждает хронист Гонсало Фернандес де Овьедо, который отмечает, что «он останавливался как вкопанный, чтобы полюбоваться красивой индианкой, и лаял на некрасивых».

В общем, собака, которой можно доверять. Не зря Лопес де Гомара утверждал, что Бесерильо обладал способностью различать племена индейцев. Это было важно, когда бесстрашный пес стоял в карауле — он не раз убеждал дезертиров при помощи своих могучих зубов вернуться на пост.

Хроники также утверждают, что Бесерильо был беспристрастным и умел различать добро и зло. Об этом свидетельствует эпизод, произошедший после усмирения восстания двух знаменитых касиков в Пуэрто-Рико. Конкистадоры шли в сопровождении их верного Бесерильо, когда увидили старуху, прячущуюся за кустами. Испанцы решили не убивать ее, а передать с ней письмо к местному властителю.

Когда она оказалась на расстоянии арбалетного выстрела, испанцы спустили с привязи Бесерильо. Уверенный в том, что это была сбежавшая пленница, пес кинулся за ней и схватил. Все это под улюлюканье испанцев, подстрекавших его покончить со старухой. Бесерильо повалил ее на землю. И тогда старуха, подумав, что ей пришел конец, взмолилась: «Господин пес, я несу это письмо моему повелителю. Не делайте мне зла, господин пес». Случилось чудо, и Бесерильо только обнюхал свою добычу и, как будто понимая, что она выполняла миссию, возложенную на нее испанским офицером, лишь помочился на нее и спокойно вернулся к своим хозяевам.

Смерть героя

Последние годы своей жизни Бесерильо провел рядом с капитаном Санчо де Аранго. «Дон Санчо был из тех испанцев, что не боялись идти в бой, были отчаянными и решительными. Потомственный идальго, он любил свою собаку, как умели любить рыцари, с пылким идолопоклонством», — пишет историк XIX века Кайетано Колль-и-Тосте в «Сборнике легенд Пуэрто-Рико».

Пес отвечал взаимностью, заботясь о хозяине: «Когда дон Санчо де Аранго отправлялся в поход, Бесерильо пристраивался перед его скакуном и прыгал и лаял от радости». Он всегда бодрствовал ночью на случай, если какой-то нечестивец решит воткнуть в его хозяина кинжал.

Видимо, то было счастливое время для нашего четвероного героя. Впрочем, вскоре ему предстояла последняя битва. Та самая, в которой он пал. Это произошло в 1514 году, когда группа туземцев под командованием местного касика по имени Яурейбо напала на побережье Пуэрто-Рико, неподалеку от поселения, где находились Аранго и его питомец.

Бой был таким кровавым, а оборона христиан такой жалкой, что сам капитан решил облачиться в военный мундир и с криком «Святой Иаков! Святой Иаков!» ринуться в бой вместе со своим псом. Ничего удивительного, ведь он знал, что следующей остановкой врагов будет его поселение. В тот день и человек, и зверь бились подобно двум разъяренным львам. «Многочисленные индейцы были искусными воинами, и, хотя дон Санчо старательно прореживал их ряды, он был ранен в бедро двумя стрелами. Отправителя этих стрел он проткнул насквозь», — добавляет Кайетано Колль-и-Тосте.

Бесерильо, увидев, что его хозяин истекает кровью, собрался с силами, чтобы спасти его. Они уже были окружены врагами, и рано или поздно дона Санчо взяли бы в плен и бог знает, что с ним сделали бы. «Бесерильо отчаянно кусал направо и налево. Он казался мифическим драконом, ужаснее, чем Цербер, хранитель врат ада и царства мертвых», — добавляет писатель.

Аранго был спасен, но дорогой ценой. Отравленная стрела пронзила бок его пса и убила самого великого героя среди собак, который шел в бой в необычной хлопчатобумажной броне. Капитан пал вместе с ним. Однако легенда на этом не заканчивается. Говорили, что у Бесерильо был сын по имени Леонсико, который до конца своих дней служил Васко Нуньесу де Бальбоа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.