Когда власти на прошлой неделе возвели забор из металлической сетки вокруг сквера в центре Екатеринбурга, жители возмутились и решительно воспротивились строительству русского православного храма в одном из немногих зеленых мест своего города.

Сотни людей вышли на митинги протеста против этой стройки, которую финансируют два местных олигарха с благословения областных властей. Демонстранты порвали сетку забора и утопили ее в пруду, который находится в историческом центре Екатеринбурга. Полиция в ходе столкновений с протестующими задержала десятки человек.

Протесты и столкновения происходили ежедневно, но потом люди стали собираться тысячами, и на происходящее обратила внимание вся страна.

На четвертый день вмешался президент Владимир Путин. «Эти люди безбожники?— спросил он во время транслировавшейся по телевидению встречи. — Церковь должна объединять людей, а не разъединять». Путин предложил местным властям провести опрос общественного мнения об этом проекте.

Губернатор области с ним согласился. Строительство остановили до объявления результатов опроса.

Длящиеся неделю спонтанные протесты в Екатеринбурге стали очередным примером того, что бывает в России, когда Кремль выступает против гражданского самосознания, которое он не в силах контролировать.

Протесты в России случаются нередко, но во время 19-летнего авторитарного правления Путина они либо жестко сдерживаются, либо решительно подавляются.

В 2011 и 2012 годах десятки тысяч людей вышли на демонстрации протеста против сфальсифицированных, как они посчитали, результатов выборов. Десятки демонстрантов были арестованы, и многих приговорили к пяти годам лишения свободы (так в тексте, на самом деле сроки получили только лица, в действиях которых было доказано насилие в отношении полиции на протестах против инаугурации в мае 2012 года — прим. ред.). С тех пор российская полиция на корню пресекает несанкционированные публичные демонстрации политической направленности, особенно те, которые организует яростный критик Путина Алексей Навальный, умеющий выводить на антиправительственные протесты по всей стране тысячи людей.

«Не секрет, что протесты в нашей стране почти полностью запрещены», — сказала 26-летняя Юлия Малкова, стоявшая вместе с другими протестующими на площади рядом с огороженным сквером. Протесты начались не из-за того, что люди против религии, как считает Путин, заявила она. «Мы против того, чтобы церковь строили здесь, на этом самом месте».

На второй день протесты в Екатеринбурге обрели несколько иную окраску. «Теперь люди хотят показать, что у них по-прежнему есть право голоса, и власти должны к ним прислушаться», — отметила Малкова.

Ситуация вокруг строительства храма в Екатеринбурге

Происходящее в уральском городе Екатеринбурге похоже на другие протесты, имевшие место в разных городах России с марта 2018 года, когда Путина с большим перевесом голосов переизбрали на четвертый срок.

Сразу после выборов Кремль провел ряд непопулярных реформ, в том числе, увеличил возраст выхода на пенсию и поднял налоги. Эти непростые реформы были осуществлены в то время, когда западные санкции и низкие нефтяные цены негативно влияли на экономический рост в России. Реальные доходы россиян снижаются, а цены растут.

Когда Россия в 2014 году аннексировала Крым, рейтинги одобрения Путина выросли до 80 с лишним процентов, но после объявления реформ они резко упали. В ходе последнего опроса всего 33% респондентов заявили, что доверяют президенту. На сентябрьских региональных выборах, которые прошли в 49 регионах, кандидаты Кремля лишились трех губернаторских должностей.

Это был серьезный удар для Кремля, который упорно создает образ Путина как надежного и внушающего доверия отца нации, способного одним приказом решить все проблемы в стране.

Люди, недовольные реформами и снижением уровня жизни, устраивают протесты по всей стране, выступая против пенсионной реформы, переполненных мусорных свалок и ухудшения материального благосостояния.

В Архангельской области демонстранты выступили против планов Москвы по отправке мусора на полигоны, расположенные неподалеку от этого северного города. В подмосковном Волоколамске протестующие потребовали закрыть мусорную свалку, издающую резкий запах и вызывающую недомогание у школьников.

Жители маленьких городов и поселков требуют улучшения медицинской помощи, поскольку правительство закрывает государственные больницы в сельской местности.

«Такого рода протесты стали полной неожиданностью для кремлевских властей», — сказал политолог из Екатеринбурга Сергей Мошкин.

На второй день протестов на Урале некоторые демонстранты держали в руках плакаты с требованием об отставке мэра, а также губернатора Свердловской области, административной столицей которой является Екатеринбург.

Эти протесты, начавшиеся как гражданская акция в защиту озелененных территорий, приобрели политический характер. Люди были недовольны грубыми действиями полиции и нежеланием региональных властей реагировать на общественное мнение, сказал Мошкин.

«Кремль видит в этом недоверии к региональным руководителям отражение его собственных взаимоотношений с народом, и это вызывает у него тревогу», — объяснил Мошкин. Плакаты были с требованиями об отставке областного руководства, но в России региональных руководителей, в том числе губернаторов, может снять с должности только Кремль.

Некоторые протестующие говорят, что власти хотят ублажить олигархов, которые строят церкви и присваивают им свои имена, в то время как Кремль укрепляет отношения с Русской православной церковью.

Собор святой великомученицы Екатерины предполагалось построить к 300-летию Екатеринбурга, которое будут отмечать в 2023 году. Планировалось возвести копию храма 18-го века, посвященного императрице Екатерине II. Атеистическое советское правительство снесло этот храм в 1930 году.

«Все это гигантское церковное строительство, требующее невероятных расходов, ведется в стране, где ветшают и рушатся школы, больницы и детские сады, — написала популярный российский обозреватель Юлия Латынина, работающая в одном из немногих оставшихся в России независимых изданий „Новая газета". — Церкви пустуют. А в больницах люди давятся в очередях».

Протесты в Екатеринбурге отличаются от других российских протестов своей спонтанностью и отсутствием объединяющего лидера. Их участники — это очень неоднородная группа людей из разных социальных слоев и экономических классов: скейтбордисты, мамы с детьми, бизнесмены из среднего класса, пенсионеры.

«Российские власти просто не могут поверить, что люди по собственной воле выходят на протесты», — сказал Мошкин. По его словам, власти неизбежно обращаются к конспирологическим теориям.

На пятый день протестов демонстрации приобрели иной характер. Вечером местные священники и сторонники строительства собора вышли на демонстрацию одновременно с защитниками сквера. Стороны вежливо излагали свои точки зрения. Хипстеры играли на гитарах. Кто-то начал сажать маленькие кусты. Люди оставались там до глубокой ночи. Полная луна освещала собравшихся, и ее свет отражался в пруду.

«Это будет не просто церковь, это будет собор, самый красивый собор на Урале», — рассказывал в субботу вечером собравшимся в сквере недоверчивым демонстрантам Максим Миняйло. Миняйло является старшим священником Храма на Крови, построенного в 2003 году на том месте, где 17 июля 1918 года большевики расстреляли царя Николая II и его семью.

Вмешательство Путина сняло напряженность, но вызвало дебаты на другую тему. Многие противники строительства собора говорят, что нужно проводить не опрос общественного мнения, а обладающий юридически обязательным характером референдум. Спустя пять дней после начала протестов региональный губернатор объявил, что будет проведен социологический опрос, и у города появится возможность выбрать альтернативное место для строительства храма.

Это похоже на маленькую победу, однако многие екатеринбуржцы говорят, что слабо верят властям и считают, что они не изменят свои планы строительства собора.

«Думаю, они все равно его здесь построят, — сказала 29-летняя преподавательница права Евгения Кузнецова. — Но я так горжусь тем, что сделал мой город. Думаю, мы можем стать примером для всей России».

Будучи преподавателем конституционного права, Кузнецова в последнее время много думает о российском гражданском обществе, о взаимоотношениях между людьми и государством, а также о том, происходят ли в стране перемены — реальные перемены.

Россией издавна правят самовластные руководители, начиная с царей и заканчивая Советским Союзом, а теперь и Путиным, заявила Кузнецова. И непохоже, что Путин в ближайшие годы уйдет, добавила она.

Но возможно, будущее российского гражданского общества формируется прямо здесь, в Екатеринбурге, а государству придется иметь дело с последствиями этого процесса, отметила Кузнецова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.