20 июня экс-патриарх экс-УПЦ КП Филарет решил созвать поместный православный собор Киевского патриархата. Это будет уже вторая его попытка восстановить возглавляемую им ранее церковь, разрушая при этом созданную томосом Православную церковь Украины.

Первую такую попытку Филарет предпринял 14 мая, организовав встречу и пригласив на нее иерархов церкви. Однако, на его призыв откликнулось лишь несколько человек, среди которых (что является знаковым) были архиепископ Симферопольский и Крымский Климент, и группа иерархов из бывших приходов УПЦ КП в России. Тех, кто проигнорировал приглашение, экс-патриарх назвал «предателями».

Филарет не сдается, он все еще стремится вернуть себе прежние позиции в украинском православии, которых его якобы лишил томос. «Этот томос мы не принимаем, потому что мы не знали содержание томоса, который нам дали. Если бы мы знали содержание, то 15 декабря не голосовали бы за автокефалию. Потому что нам не нужно переходить из одной зависимости в другую. Московский патриархат служит интересам Москвы, ПЦУ служит грекам. А кто будет служить Украине?» — такие заявления звучат теперь из его уст.

Наконец, выступление Филарета в конце января на съезде партии «Батьковщина» многие истолковали как определенный протест. Против кого? Вероятно, против Петра Порошенко, против томоса, против ПЦУ и ее настоятеля Епифания. Становится понятным, что бывший патриарх УПЦ КП недоволен прежде всего своим новым статусом, независимостью Епифания, потерей своего влияния. Те, кто знал его лучше, понимали, что поддерживая партию Юлии Тимошенко все это не закончится, от Филарета следует ждать новых демаршей. И мы их дождались…

А как все красиво выглядело еще каких-то полгода назад. Патриарх Филарет — преданный борец за автокефалию, за поместную церковь, за обособленность украинского православия от Москвы. Ради великого дела согласился распустить возглавляемую им церковь, потерять свой высокий статус, не претендовать на руководство вновь созданной церковью.

Тогда это было звездное время Филарета. Адорации (поклонение), награды, медали, лауреатство посыпались на него как из рога изобилия. Только в одном Львове он получил звание кавалера ордена «За интеллектуальную отвагу» от независимого культурологического журнала «Ї», статус и звание «Почетный гражданин города Львов» от Львовского городского совета. А еще — золотую звезду Героя Украины из рук президента Порошенко. А как наслаждался хвалебными одами от отдельных граждан, организаций и учреждений — не счесть.

Недавно прочитал злую шутку в фейсбуке о том, что если бы забрал Бог к себе своего раба Филарета этой зимой, то остался бы он для украинцев весьма уважаемым человеком, героем и моральным авторитетом. Ему уже 90 лет, а он все жив и активен. Дай Бог ему здоровья. Но авторитет, нравственность, почет экс-патриарха тают на глазах.

На пике своей популярности Филарет дал интервью Радио Свобода, где, в частности, прозвучал вопрос о сотрудничестве церкви с КГБ в советские времена. «Дело в том, что не было ни одного епископа, который бы не имел контактов с ними (с КГБ, — ред.). Если не было контактов, то не был бы он епископом. Поэтому, если кто-то из архиереев скажет, что контактов не было, это значит, что он говорит неправду. Я это точно знаю», — искренне признался он.

Теперь самое время предоставить короткую биографическую справку о Филарете, в миру — Михаиле Денисенко.

Он является выпускником Московской духовной семинарии Русской православной церкви. Еще в 1962 году хиротонисан во епископа Лужского, (викария Ленинградской епархии — прим перев.) служил даже в Австрии (1962-1964 году) епископом Венским. В 1966 году стал митрополитом Киевским и Галицким, экзархом Украины Русской православной церкви и находился на этом посту вплоть до 1990 года.

Я до сих пор хорошо помню многотысячные демонстрации сторонников УГКЦ во Львове 1989-1990 годов. Люди шли к Собору св. Юра, неся транспаранты с требованием передать греко-католическую святыню материнской церкви. Самым популярным тогда был лозунг «Долой Филарета!». И речь шла именно о нем, о нашем герое.

Весной 1990 года власть во Львове поменялась. В областном и городском советах фигурировали в основном национал-демократы. Одним из первых их решений стала передача УГКЦ Собора св. Юра.

А что Филарет? Он, конечно, выразил решительный протест таким действиям новой львовской власти. Предлагаем вниманию читателей несколько цитат из «Заявления Синода Украинской Православной Церкви в связи с незаконным решением Львовского городского Совета народных депутатов о передаче Собора святого Юра католикам восточного обряда», подписанного Филаретом:

«Синод Украинской Православной Церкви с глубоким огорчением и тревогой воспринял печальную весть о решении Львовского городского Совета народных депутатов от 6 апреля 1990 года о передаче католикам восточного обряда православного собора святого Юра и епархиальной резиденции. Этот акт мы расцениваем как грубое нарушение прав верующих Православной Церкви, пренебрежение советских законов и международных соглашений. К большому сожалению, «отцы» города Львов решили удовлетворить требования католиков восточного обряда за счет прав православных. Разве это справедливо? Они отбирают храм у православных и передают католикам. Осуждая сталинские методы, сами поступают не лучше. Одних выводят из подполья, а других загоняют в него. Где на Пасху должны молиться православные украинцы? Ведь депутаты отобрали у них — верующих Украинской Православной Церкви города Львов — последний их храм и не предложили им другой. Или это не насмешки над демократией?»

«Депутаты Львовского городского Совета берут на себя всю ответственность за разжигание религиозной розни, за разделение нашего народа и семьи, за национальную рознь, за оскорбление религиозных чувств и осквернение святыни, за терзание украинской души».

«В этой взрывоопасной обстановке от имени Украинской Православной Церкви мы обращаемся ко всем народным депутатам Украинской ССР, к Правительству УССР, к общественности, к православным и католикам, ко всем верующим и неверующим с просьбой осознать всю трагичность ситуации, которая сложилась в эти дни накануне Великой Пасхи во Львове, а также ее возможные печальные последствия для украинского народа и всей нашей Отчизны».

Вот такое напоминание прежде всего львовянам (да и не только), которые несколько месяцев назад пели дифирамбы Филарету. Но продолжим изучать его биографию дальше. Итак, 3 мая 1990 года умирает патриарх Русской православной церкви Пимен. И кто же оказывается на освободившемся престоле? Именно Филарет. И как тут не вспомнить его слова в интервью о том, что нельзя было стать епископом без контактов с КГБ. Тогда какой же уровень контактов должен быть для самого патриарха, какой чин. Знающие люди утверждают — не ниже генерал-полковника. Может и так, мы же пока можем оперировать только имеющимися доказательствами. А мы точно знаем, что комиссия по расследованию причин и обстоятельств ГКЧП опубликовала в декабре 1991 года материалы, в которых утверждалось, что Филарет (Денисенко), как информатор был завербован КГБ СССР еще в начале своей культо-послужной карьеры. В отчетах он фигурировал как агент под псевдонимом «Антонов». Что и не удивительно.

Филарет, правда, не стал полноценным патриархом Московским и всея Руси, а только исполняющим обязанности, местоблюстителем. Хотел ли он стать полноценным руководителем РПЦ? Безусловно, поэтому и выставил свою кандидатуру на синоде. 6 июня в патриаршей резиденции в Даниловом монастыре в Москве состоялся Архиерейский собор РПЦ. На нем происходили выборы патриарха. И выиграл их в ходе тайного голосования не Филарет, а митрополит Ленинградский Алексий.

История не имеет сослагательного наклонения, но представим себе на мгновение, что эти выборы выиграл бы именно Филарет. То сейчас бы украинцы устремляли свой праведный гнев не на Кирилла Гундяева, а на Филарета Денисенко.

Ну, что же, если не сложилось в Москве, то Филарет решил испытать свою судьбу в Киеве. Здесь ему повезло значительно больше, благо была провозглашена независимость Украины, что дало основания для создания и независимой православной церкви.

До сих пор никто точно не знает: возвращение Филарета к приглянувшейся Украине было его собственным шагом или указанием с Лубянки. С последними демаршами экс-патриарха все больше людей склоняются ко второму варианту.

Конечно, все мы помним патриотическую риторику Филарета, особенно с началом украинско-российской войны. Никто из руководителей церкви так не хаял российское светское общество и духовное руководство, как он.

В этом контексте вспомнилась одна веселая немецкая история. Лет примерно 15 назад прокуратура ФРГ открыла производство против одной ультраправой партии. Основанием стали ксенофобские речи ее членов. Но довольно скоро дело пришлось закрыть, потому что оказалось, что наиболее бравурным ксенофобом был агент ведомства по защите Конституции, работавший в этой партии под прикрытием.

А не были ли антироссийские высказывания Филарета такой же ширмой? Наверное, этот вопрос задают себе теперь много здравомыслящих людей, наблюдая за тем, как экс-патриарх пытается разрушить такую дорогую для украинцев, выстраданную веками поместную церковь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.