По мере того как искатели продолжают выкапывать бивни и прочие останки шерстистых мамонтов, благодаря которым можно сколотить себе небольшое состояние на прожорливом китайском рынке, активисты и чиновники северных регионов России предупреждают об опасности новой «золотой лихорадки» — охоты за мамонтовой костью.

Таяние вечной мерзлоты в ходе глобального потепления позволяет местным жителям извлекать из почвы останки шерстистых мамонтов, вымерших несколько тысячелетий назад, и продавать их в Китай, где кость пускают на изготовление ювелирных украшений, безделушек, ножей и прочих декоративных изделий.

По словам российских чиновников, бивни шерстистых мамонтов, сохранившиеся в Якутии в условиях вечной мерзлоты, составляют 80% российского товарооборота на практически бесконтрольном рынке, объем которого достигает 40 миллионов фунтов стерлингов в год.

«Процесс извлечения останков мамонтов следует отрегулировать», — заявил один из якутских чиновников Владимир Прокопьев, одновременно предупредив об опасностях, которыми этот бизнес чреват для местных жителей. Власти региона предупреждают, что крупные деловые интересы или прямой запрет на вывоз останков мамонта могут нарушать права местных жителей, в частности на сбор ограниченного количества бивней, и лишать их возможности жить на доходы от их продажи.

В охоте за бивнями, которая разворачивается в благоприятные летние месяцы, искатели пользуются довольно незамысловатыми инструментами для раскопок либо водяными насосами. Однако в поисках добычи, которая может принести несусветные богатства, они наносят вред окружающей среде. По сообщениям, на фоне растущей конкуренции местные фирмы теперь прибегают к услугам водолазов, которые обследуют русла рек в отдаленных районах, куда можно добраться только на моторной лодке.

Якутия, или, официально, Республика Саха, предложила законопроект, регулирующий торговлю бивнями мамонтов, и, по словам федеральных властей, в настоящий момент идет обсуждение его формулировок. Между тем добыча мамонтовой кости растет и уже достигла ста тонн в год, а китайские трейдеры начинают совершать закупки напрямую у местных искателей.

Сегодня в Китае бивни мамонтов преподносятся как этическая альтернатива кости африканских слонов. По оценкам Прокопьева, якутские запасы окаменелостей мамонтов составляют 500 тысяч тонн. Как сообщали российские СМИ, в 2017 году из земли было извлечено 70 тонн останков, тогда как в 2018 году эта цифра превысила сто тонн.

Считается, что именно в этом северном регионе России сохранились кости десятков или даже сотен тысяч шерстистых мамонтов, некогда обитавших в этих краях. Мамонты исчезли с территории России около десяти тысяч лет назад вследствие охоты и изменения климата.

Международная организация по защите животных намерена рассмотреть предложение о предоставлении шерстистым мамонтам охранного статуса в соответствии с конвенцией об исчезающих видах, пусть они и вымерли несколько тысячелетий назад. Это предложение будет обсуждаться на конференции Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС).

В прошлом году вышло несколько документальных фильмов, в которых звучали призывы принять новый закон о торговле костью мамонтов. Один из этих фильмов, показанный по государственному телевидению, настолько резко раскритиковал искателей, что те выразили Агентству Франс-Пресс (AFP) свою обеспокоенность. Они недовольны, что их изображают как «браконьеров, зарабатывающих миллионы».

Другой фильм, «Страсти по мамонту», рассказывает о растущем спросе на кость якутских мамонтов и обусловленную им социальную напряженность. Фильм получил положительные отклики российских чиновников.

Во время показа фильма в российской Государственной Думе его создатель заявил, что «мамонт может спасти слона», добавив, что запасы мамонтовой кости, которыми обладает Россия, могут позволить ей стать «монополистом в поставке этого материала на мировой рынок».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.