Восемьдесят лет назад нацистская Германия и Советский Союз договорились не нападать друг на друга. В соответствии с их договоренностями Центральная и Восточная Европа были разделены на «сферы интереса», а неделю спустя Германия вторглась в Польшу.

Россия и Германия подпишут договор о ненападении — завтра Риббентроп вылетает в Москву

22 августа 1939

Германия и Советский Союз намерены заключить пакт о ненападении. Это удивительное заявление было сделано вчера вечером в Берлине официальным немецким новостным агентством. Также сообщалось, что г-н фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии, вылетает завтра в Москву для завершения переговоров. Рано утром агентство ТАСС выступило с аналогичным заявлением.

Эта новость была совершенно неожиданной. В Берлине ходили слухи о том, что вчера в Берхтесгадене встретились г-н Гитлер, г-н фон Риббентроп и г-н фон Папен, недавно посетившие Москву — но и только.

О том, что решено подписать такой пакт, стало известно всего лишь спустя день после подписания торгового соглашения. Вчера русская пресса, внезапно изменившая свой тон в отношении Германии, тепло приветствовала торговое соглашение, которое может привести к улучшению политических отношений — «наконец-то», как они выразились.

В Берлине, как сообщает «Рейтер» (Reuter), сейчас понимают, что предварительные переговоры между Россией и Германией проходили в Москве в то же самое время, когда еще велись советско-франко-британские переговоры о присоединении России ко Фронту мира.

Изысканный прием для немцев: флаги со свастикой и цилиндры

От нашего корреспондента

24 августа 1939

Москва, 23 августа 1939

Г-н фон Риббентроп, министр иностранных дел Германии, не терял времени впустую в первый день своего пребывания в Москве. В сопровождении посла Германии графа фон Шуленбурга (Count von Schulenburg) и переводчика немецкий министр иностранных дел, которого российская пресса долго изображала в преувеличенном, карикатурном виде, отправился на встречу с российским премьером Молотовым [sic] менее чем через три часа после прибытия. Сегодня вечером состоялась еще одна встреча.

Прибытие немцев

Прибытие немцев выглядело более драматично, чем прибытие франко-британских миссий, да и русские оказали им более изысканный прием. Приземлившись в центральном аэропорту ровно в час, минута в минуту, г-н фон Риббентроп вышел из своего четырехмоторного самолета Фокке-Вульф «Кондор» (Focke-Wulf-Condor) с огромной свастикой, нарисованной на хвосте.

Французская коммунистическая пресса «анализирует» ситуацию с соглашением: «Антикоминтерновский пакт оглушительно провалился»

24 августа 1939

Коммунистическая пресса заявляет, что Сталин «привел г-на Гитлера в Каноссу» («заставил покориться» — прим. перев.) и заставил его уважать волю Советского Союза. Коммунистическая пресса со своим мнением находится в полной изоляции, и очевидно, что Коммунистическая партия рискует своим существованием, поддерживая Сталина.

Русско-германские планы: раздел Польши

От нашего дипломатического корреспондента

Пятница, 25 августа 1939

Лондон — Становится все очевиднее, что российско-германский пакт имеет гораздо большее значение, чем подразумевают ставшие достоянием публики условия, хотя и они сами по себе уже достаточно значимы. Растет убеждение, что, как и предполагалось вчера на страницах нашей газеты, Германия и Россия договорились о разделе Польши, и что страны Балтии станут частью российской сферы влияния.

Турция не может оставаться в стороне от пакта. Ее верность союзу с Францией и Великобританией не вызывает сомнений, однако, если она не сможет рассчитывать на нейтралитет России в случае общего конфликта, возможно, ей придется передислоцировать свои войска, и во Фракии будет меньше турецких войск.

Поэтому отступление России может означать ослабление антигерманской коалиции на Ближнем Востоке. В любом случае Германия и Италия снова попытаются привлечь Турцию на свою сторону. Они также пытаются нейтрализовать Румынию.

Позиция Италии неясна. Несомненно, она поддерживает требования Германии в отношении Польши, а Германия поддерживает все итальянские претензии в Средиземном море. Но ни в коем случае нельзя быть уверенным, что Италия активно выступит на стороне Германии в войне, которая может начаться в результате нападения на Польшу.

План Гитлера состоит в том, чтобы как можно скорее сломить польское сопротивление, а затем предложить западным державам благоприятные мирные условия, альтернативой которым является длительный конфликт (сам Гитлер называл его затяжной войной). Германия, если все пойдет как задумал Гитлер, получит поддержку Италии.

Многие наблюдатели были поражены тем фактом, что подготовка к войне в Италии ведется менее интенсивно, чем в Германии, и, вполне возможно, что она намерена, по соглашению с Германией, некоторое время соблюдать нейтралитет. С другой стороны, есть признаки того, что Италия собирается незамедлительно активизировать свои военные приготовления.

Пока неизвестно, каковы результаты визита сэра Невилла Хендерсона к Гитлеру, но завтра утром он прибудет в Лондон. Считается, что Гитлер хотел донести информацию о требованиях, которые он намерен выдвинуть Польше.

Редакционная колонка: обнародовано содержание пакта

25 августа 1939

Условия пакта между Россией и Германией, который был подписан вчера рано утром, оказались еще хуже, чем ожидалось. Это действительно договор о ненападении, более того: это договор о дружбе. Там нет «пункта о выходе из договора», о котором с такой уверенностью говорили советские представители в Москве, на который надеялись добропорядочные граждане нашей страны, и, согласно которому, Россия получила бы полную свободу действий, если Германия начнет наступательную операцию против третьей стороны. Напротив, есть две оговорки, специально предназначенные для предотвращения выхода России — если, конечно, (и это вполне возможно), она просто не нарушит данное слово.

Трудно сказать, который из этих двух пунктов наиболее опасен. Во второй статье говорится, что «если одна из договаривающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая договаривающаяся сторона не будет ни в какой форме поддерживать эту державу».

В четвертой статье говорится, что «ни одна из договаривающихся сторон не будет участвовать в какой-либо группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны».

Так и написано — черным по белому. Россия не может присоединиться к коалиции за мир, и, если Германия нападет на Польшу, она не сможет начать войну против нее. Немецкая пресса была права. Пакт, который британская коммунистическая партия провозгласила «победой мира и социализма против фашизма», несомненно, облегчит Германии осуществление ее агрессивных планов в Европе.

Если в соответствии с пактом Россия не может вступить в коалицию за мир, то какой смысл в Антикоминтерновском пакте? Последний представляет собой не что иное, как «группировку держав, которая прямо или косвенно направлена против» России. Действительно, Германия, по всей видимости, дважды нарушила Антикоминтерновский пакт: во-первых, не проинформировав Японию заранее об этом новом соглашении, а во-вторых, согласившись с его условиями. По крайней мере, такова точка зрения японской прессы, которая выражает горькое разочарование по поводу обмана Германии. (На этот раз мы можем посочувствовать Японии, так как испытываем аналогичные чувства.)

Более того, Япония должна не только проглотить оскорбление своего престижа; она также должна учесть, какую цену Германия заплатила России за соблюдение нейтралитета с Западом. Возможно, это свобода действий на Дальнем Востоке? Возможно, это все объясняет. С другой стороны, когда все так хитры и двуличны, нельзя исключать предположение о том, что негодование японцев может оказаться притворным, что Японию вовсе не проигнорировали, и что Россия готова дать ей свободу действий в Китае и против Британии взамен на полную уверенность в мире на обоих фронтах, что позволит советскому правительству сосредоточить свое внимание на обширной задаче по освоению Центральной Азии. Тем не менее, нет никаких доказательств этой точки зрения, и возмущение японцев, вероятнее всего, вполне искренне. Есть и другие условия пакта, за которые поспешили ухватиться комментаторы, особенно ловкость советских и немецких лидеров и покорность их народов. Однако было бы не совсем верно полагать, что «идеологии» теперь потеряли всякий смысл, поскольку на самом деле речь никогда не шла о разделении между фашизмом и коммунизмом, но между свободой и тиранией.

Как развивался кризис: основные этапы

1 сентября 1939

Напряженность едва ли уменьшилась после агрессии со стороны немцев и итальянцев, направленной на Чехословакию и Албанию весной, но сам кризис продолжал нарастать на протяжении двух недель.

Редакционная колонка: последние дни

2 сентября 1939

В ночь на понедельник, 21 августа, в Берлине было объявлено, что в ближайшее время между Германией и Россией будет подписан пакт о ненападении. С того момента кризис, который давно угрожал Европе, быстро нарастал, пока вчера не разразился на границах Польши. Теперь нет никаких сомнений: г-н Гитлер и его советники полагали, что объявление о пакте сломит Фронт мира и заставит Великобританию и Францию бросить Польшу на произвол судьбы. Но этого не произошло, и он на время отложил смертельный удар, в последний раз попытавшись убедить западные державы с помощью других угроз и обещаний предать своего союзника и отказаться от своих обязательств.

Из архива, 23 июня 1941: нападение Гитлера на Россию

Историю этих последних дней, когда мир был на волосок от войны, теперь можно восстановить по документам, опубликованным британским правительством, а также по речам и заявлениям самого г-на Гитлера. Двадцать второго августа, на следующий день после объявления о подписании пакта, г-н Чемберлен направил г-ну Гитлеру письмо, в котором заверил его, что Великобритания поддержит Польшу, независимо от того, каковы условия пакта. Он также добавил, что считает, что спор между Польшей и Германией может быть урегулирован путем мирных переговоров, и предложил перемирие для этой цели. На следующий день, 23 августа, г-н Гитлер ответил, что, хотя он стремится наладить дружеские отношения с Британией, он не может признать ее право вмешиваться в вопросы, касающиеся немецкой «сферы интересов» в Восточной Европе. Утром 24 августа был подписан пакт между Россией и Германией, и теперь Германия могла напасть на Польшу в любой момент.

Однако в пятницу, 25 августа, отметив решительный настрой правительств Великобритании и Франции, господин Гитлер пригласил послов этих стран. Французскому послу он передал личное послание для г-на Даладье, которое было опубликовано вместе с ответом г-на Даладье. Послу Великобритании он сделал длинное устное сообщение. Г-н Гитлер настаивал на том, что «польская проблема» должна быть решена, а после этого он будет готов обратиться к Британии «с большим, масштабным предложением». Он даже был готов, как он невероятно дерзко выразился, «пообещать лично позаботиться о том, чтобы Британская империя продолжила свое существование». (Однако он признал, что сначала нужно урегулировать некоторые небольшие вопросы). Британское правительство не давало никакого ответа вплоть до понедельника, 28 августа. Тогда оно одобрило дружеские отношения и стремление г-на Гитлера к поиску взаимного согласия между Британией и Германией, однако настаивало на том, что прежде спор с Польшей должен быть урегулирован путем прямых переговоров между правительствами Германии и Польши таким образом, чтобы не были ущемлены жизненно важные интересы и независимость Польши.

Редакционная колонка: Московское соглашение

Состоялся передел Польши в пользу Германии, а русский империализм снова набирает обороты

30 сентября 1939 года

Новое соглашение между советской Россией и Германией мало чем может удивить тех, кто после пакта о ненападении не тешил себя приятными иллюзиями. Тем не менее, оно оказало огромное влияние на чудовищный раздел Польши, при котором не шло и речи о независимом польском «буферном» государстве, зверское нападение на Эстонию и последующую угрозу для других стран Балтии, возобновление давления, которое применяется ко всем балканским странам и стратегию, которая, что бы она ни означала, используется для прекращения войны на Западе и для того, чтобы Россия и Германия утвердились во власти над своей добычей.

Как будто в доказательство того, что недавно установленные дружеские отношения между Германией и Россией не являются односторонними, Польша была разделена в пользу Германии. Россия отошла от линии Вислы к линии Буга, тем самым оставив Германии большую часть собственно Польши, но сохранив за собой Галицию и нефтяные месторождения. За исключением севера, где новая линия выходит далеко за пределы линии Керзона, рекомендованной союзниками в 1919 году, и поэтому включает в себя как поляков, так и литовцев, с этнографической точки зрения новая граница даже оказывается выигрышной. Польша остается самостоятельной единицей, которая на время переходит под контроль Германии. Что Германия решит с этим делать, пока неизвестно. Линия, согласованная в Москве, прямо указана как «соответствующая границе интересов» двух держав. Любое «необходимое политическое урегулирование» на территориях к востоку и западу от этой границы будет оставлено на усмотрение их лидеров, соответственно.

Советское правительство, без сомнения, организует советские республики, во всяком случае, из украинского и белорусского населения. Точно так же, теперь ничто не помешает Германии — хотя в пакте об этом отдельно не упоминается — создать марионеточное польское государство под ее «защитой» в западной части страны, как это сделала когда-то царская Россия с «Конгрессовой Польшей». В определенной степени это позволило бы избежать опасности общей границы с советской Россией, хотя по новому соглашению Восточная Пруссия в любом случае будет граничить с Советским Союзом на востоке. Оба правительства договорились об одном: «они будут отвергать любое вмешательство третьих держав в это соглашение».

Кое-что Россия осуществила без помощи Германии, хотя, совершенно точно, с ее согласия. Правительство Эстонии было вынуждено принять «договор о взаимопомощи» и торговое соглашение с Советским Союзом, которые в совокупности делают Эстонию протекторатом России.

Советское правительство получило право на создание военно-морских баз на островах Эзель и Даго, в Рижском заливе и городе Палдиски на берегу Финского заливах. Теперь, когда советская Россия больше не зависит от выхода к Балтике через узкий залив, ведущий к Ленинграду и замерзающий зимой, она контролирует морской подход к Латвии и угрожает Финляндии. Латвия сейчас так же беспомощна, как и Эстония, и единственный шанс для Литвы избежать российской «защиты», по-видимому, заключается в том, чтобы согласиться на «защиту» Германии. Таким образом, страны Балтии поделены на «сферы интересов», российский империализм снова набирает обороты, а в Прибалтике присутствуют две военно-морские державы, Россия и Германия — теперь добрые друзья и союзники.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.