В 2016 году, во время так называемой «Четырехдневной войны» между Арменией и Азербайджаном, беременная невестка Сони Матинян занемогла. Ее сын посадил жену в машину и повез ее к врачу по ведущей из их селения извилистой дороге. Но селение Беркабер расположено прямо на границе Армении с Азербайджаном, и по пути семья попала под обстрел с азербайджанской стороны. Они не пострадали, но, по словам Матинян, инцидент так напугал ее невестку, что у нее случился выкидыш. «После этого мой сын переехал в Ереван», — сказала она.

Для жителей приграничных деревень, таких как Беркабер, регулярные перестрелки стали обычным, хоть и не особо приятным явлением. На стенах дома Матинян, расположенного на склоне холма, с которого хорошо видна азербайджанская территория, за годы скопилось уже несколько отверстий от пуль.

Но в последнее время, как отмечают жители Беркабера, стрельба прекратилась. «Сейчас мирно, они не стреляют, — сказала Матинян. — После прихода нового президента они прекратили стрельбу».

Матинян имела в виду премьер-министра [Армении] Никола Пашиняна, пришедшего к власти весной прошлого года. Хотя серьезных перестрелок в Беркабере не было с января 2017 года, многие в селении все же связывают длительность мирного периода с приходом нового премьера.

«Никто не знает», почему стрельба прекратилась, сказал «Эурейшанет»мэр Беркабера Аргам Арзуманян. «Это случилось после революции. Может быть, Азербайджан что-то изменил, может, это связано с политикой, может, люди просто устали от войны», — отметил он.

В любом случае, по его словам, «за последний год стало намного лучше… Не припомню, чтобы со времен прекращения огня в 1994 году когда-нибудь было так спокойно на протяжении столь продолжительного отрезка времени».

Прошло четверть века со времен кровопролитной войны между армянскими и азербайджанскими силами за Нагорный Карабах на фоне распада СССР, но стычки вдоль нескольких линий соприкосновения продолжаются до сих пор. Здесь, в Тавушской области на севере Армении, пролегает международная граница с Азербайджаном. На юго-западе страны есть еще одна международная граница с азербайджанским эксклавом Нахичевань. А территория вокруг Нагорного Карабаха, контролируемая армянскими силами со времен заключения перемирия в 1994 году, является наиболее милитаризованной линией фронта между двумя сторонами, где во время войны 2016 года развернулись ожесточенные бои.

Нарушения режима прекращения огня вдоль линий соприкосновения трудно зарегистрировать, поскольку здесь нет независимых наблюдателей. Но все согласны с тем, что в прошлом году существенно сократилось число и интенсивность столкновений между двумя сторонами, в частности, после сентябрьской встречи между Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, когда лидеры договорились о создании оперативной горячей линии, по которой стороны могли обсуждать военные вопросы.

«Лидеры двух стран обсудили это и, думаю, договорились о том, чтобы навсегда сохранить режим прекращения огня, — сказал епископ Баграт Галстанян, предстоятель Тавушской епархии, который занимался организацией различных служений в приграничных селениях вроде Беркабера. — Вероятно, это связано с тем, что они разговаривают, ведут переговоры и предлагают какие-то идеи. Мы не можем сказать определенно, но за последний год, после Бархатной революции, [режим прекращения огня] укрепился…. Очевидно, что это факт».

Министерство обороны Азербайджана и вооруженные силы Нагорного Карабаха регулярно публикуют отчеты о нарушениях режима прекращения огня. Хотя многие считают эти цифры фиктивными, обе стороны сообщают о значительном сокращении числа инцидентов после сентябрьской встречи.

В последние недели количество нарушений опять возросло в районе Нагорного Карабаха и, в меньшей степени, Нахичевани. Но вдоль этой части границы все спокойно. (Министерства обороны Армении и Азербайджана отказались комментировать ситуацию для данной статьи).

Азербайджанские села по ту сторону границы находятся под жестким контролем, и желающие туда съездить обязаны обратиться за специальным разрешением. Даже в случаях, когда его в конечном итоге удается получить, процесс занимает многие месяцы. Между тем на армянской стороне приграничные деревни наоборот превращаются в своего рода туристическую достопримечательность.

На самой вершине холма в Беркабере расположено кафе «Экстрим», отличающееся красочными фресками и террасой с видом на территорию Азербайджана, на которой посетители могут насладиться напитками и закусками. Кафе, которое открыла в апреле местная организация под названием НКО «Беркабер», ориентируется на туристов — в основном из числа представителей армянской диаспоры за рубежом.

«Кафе должно побудить посетителей приехать и посмотреть на границу и то, как живут пограничники, — сказал один из сотрудников НКО «Беркабер» Джордж Табакян, репатриант из Ливана, который купил дом в этом селении и проводит здесь два дня в неделю. — Вся наша деятельность призвана продемонстрировать, что никто не уйдет с этой земли».

Кроме еды в кафе можно приобрести изделия местных ремесленников, а также примерить военный бронежилет. «Чтобы человек мог почувствовать на себе военную форму, — сказал Табакян. — Очевидно, что конфликт еще не окончен… Наша деревня под их огнем, а их деревня — под нашим».

Еще одна неправительственная организация, «Сахман» («Граница»), открыла ряд небольших предприятий, где жители селения могут заработать себе на жизнь. Матинян открыла на дому небольшое предприятие по пошиву футболок и формы, получив от «Сахман» швейные машины. Для других жителей селения организация построила теплицы. «Если бы не они, молодым людям здесь нечего было бы делать, — сказала Матинян. — Родина начинается с границы, но если у людей нет работы, то как они могут жить на границе?»

Матинян надеется, что когда-нибудь жизнь станет такой же, какой она была до войны. По ее словам, на ее свадьбу в Беркабере приехали 20 азербайджанских семей. «Мы были очень, очень близки. Они привозили нам фрукты, арбузы, вишню, много. А мы давали им свинину! — сказала она, рассмеявшись. — Мы очень хорошо жили вместе. Не только я, все селение хочет, чтобы все было так, как было тогда. Они простые люди, такие же, как мы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.