В марте прошлого года, после покушения на бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля в английском городе Солсбери, правительству Соединенного Королевства потребовалась всего неделя, чтобы возложить ответственность на Россию. На десятый день после покушения Великобритания уже высылала российских дипломатов. Между тем на десятый день после точно такого же происшествия в Берлине правительство Германии реагирует на него совершенно иначе.

Жертва нападения, произошедшего 23 августа, — Зелимхан Хангошвили, этнический чеченец из Панкисского ущелья Грузии, который приехал в Германию через Украину в 2015 году. После нескольких покушений на его жизнь, совершенных в странах бывшего Советского Союза, он искал место, где он мог бы чувствовать себя в большей безопасности. Он попросил об убежище Берлин, где живет многочисленная чеченская диаспора, и, когда ему отказали, он подал апелляцию.

Хангошвили был полевым командиром, сражавшимся против российской армии во время второй чеченской войны в 2000-х годах, и он предпринял попытку собрать людей для того, чтобы снова дать отпор русским, когда те вторглись в Грузию в 2008 году. Остается неизвестным, были ли заведены какие-либо дела против него в России. В любом случае, его имени не было в списках Интерпола, то есть Россия активно не занималась его поисками.

Человек, которого немецкая полиция задержала по подозрению в убийстве Хангошвили, приехал из России при довольно загадочных обстоятельствах. Согласно информации, полученной немецкой еженедельной газетой Der Spiegel, российским сайтом «Инсайдер» и специализирующимся на разного рода расследованиях британским интернет-изданием Bellingcat, мужчина по имени Вадим Соколов получил российский паспорт 19 июля, подал документы на получение французской визы спустя 10 дней, получил ее за день и уже 31 июля поехал во Францию. По некоторым данным, его паспорт не был зарегистрирован ни в одной российской базе данных, и в обычных обстоятельствах Соколов попросту не смог бы выехать из России. Также неясно, каким образом ему удалось так быстро получить французскую визу, особенно если учесть, что того адреса в Санкт-Петербурге, который он указал, не существует.

В любом случае, совершив перелет из Москвы в Париж, он отправился в Берлин. Там он подъехал к Хангошвили на электровелосипеде в парке, выстрелил три раза — два раза в голову, — а затем выбросил свой пистолет, парик и велосипед в реку Шпрее. Когда он это делал, его заметили два подростка, которые и вызвали полицию. В течение нескольких минут Соколова задержали.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отверг информацию о причастности российского правительства к убийству в Берлине. Однако история с паспортом Соколова очень напоминает истории неуклюжих отравителей Скрипаля, которыми, как удалось выяснить изданиям Bellingcat и «Инсайдер», стали офицеры военной разведки Анатолий Чепига и Александр Мишкин.

Однако есть одна деталь, которая крайне нехарактерна для операции российской разведки: на теле Соколова есть татуировки, которые запрещены в российской разведке. Тем не менее, Марк Галеотти (Mark Galeotti), эксперт по российским службам безопасности в Королевском институте оборонных исследований в Лондоне, считает, что российская разведка вполне могла прибегнуть к услугам «фрилансера» для выполнения такой задачи, как убийство Хангошвили. В своем блоге он написал, что ФСБ «часто нанимала бандитов, чтобы те убивали чеченцев».

Казнь Хангошвили не стала неожиданностью. Россию подозревали в убийствах бывших чеченских боевиков в Турции, Австрии, Объединенных Арабских Эмиратах и Соединенном Королевстве. Двоих офицеров российской разведки признали виновными в убийстве известного чеченца в Катаре, а затем их выслали в Россию. В России практически наверняка действует какая-то тайная программа по ликвидации сепаратистов, которых Путин в 1999 году пообещал преследовать всегда и везде, даже «замочить в сортире», если потребуется. Хотя Хангошвили не был одним из ключевых командиров, он все же имел большое влияние в стратегически значимом Панкисском ущелье. По слухам, он был близок к Шамилю Басаеву, который одно время считался врагом России номер один. Только это обстоятельство вполне могло послужить основанием для включения Хангошвили в список самых ненавистных врагов Кремля. (Басаев погиб в результате взрыва в 2006 году.)

Если Хангошвили убили, потому что Кремль или нынешний лидер Чечни Рамзан Кадыров хотели его ликвидировать, его убийство становится не менее возмутительным, чем покушение на жизнь Скрипаля. Хотя на этот раз метод оказался менее экзотичным по сравнению с химическим оружием, стрельба в общественном парке — это тоже крайне опасный насильственный шаг на территории европейской страны. Скрипаль — гражданин Соединенного Королевства, а Хангошвили не был гражданином Германии, однако, если речь заходит об убийстве, разница здесь невелика.

Тем не менее, хотя сегодня Германия знает об убийстве Хангошвили столько же или даже больше, чем Соединенное Королевство знало о попытке отравить Скрипаля спустя неделю после совершения того преступления, немецкое правительство молчит об этом инциденте. Почему?

Вероятно, потому что канцлеру Германии Ангеле Меркель не нужна публичная ссора с Россией прямо сейчас, — премьер-министру Великобритании Терезе Мэй такая ссора была на руку весной прошлого года. В тот момент Мэй находилась в процессе не слишком успешных переговоров по Брекситу и использовала дело Скрипаля, чтобы сделать акцент на альянсах Соединенного Королевства с европейскими странами и США и чтобы сплотить британцев, возмущенных наглостью русских на их земле.

Тогда Меркель поспешила поддержать Мэй, и ее до сих пор нельзя назвать сторонницей Путина. Однако она остается посредником на переговорах Украины и России по ситуации в Донбассе, и она помогает в организации саммита, который может принести первые признаки прогресса с 2015 года. Кроме того, Россия уже построила три четверти газопровода «Северный поток-2», который ведет в Германию и который ее правительство всячески пытается защитить от возможных санкций США. Дипломатический конфликт с Россией может поставить ее в сложное положение, если Вашингтон захочет ввести санкции против этого противоречивого проекта.

Германия приняла у себя тысячи чеченцев, которые не пожелали смириться с контролем России над их родиной. Однако они вряд ли могут надеяться на публичную поддержку немецкого правительства в связи с убийством Хангошвили. Антииммигрантские настроения все еще сильны в Германии. Если Меркель поднимет шум вокруг убийства Хангошвили, в ответ она получит массу вопросов о том, стоило ли вообще принимать у себя эту конкретную группу беженцев.

Поэтому сейчас полиция проводит стандартное расследование. Иностранца обвиняют в убийстве иностранца. Подобные вещи время от времени случаются в Берлине.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.