Как-то в июне 1934 года на скамейке в Риджентс-парке состоялась встреча человека, говорившего с восточноевропейским акцентом, с молодым выпускником Кембриджа. Первым был Арнольд Дойч (Arnold Deutsch), вербовавший агентов для советской разведки, а вторым — Ким Филби (Kim Philby), самый известный шпион за всю историю Британии.

Эта встреча положила начало вербовке кембриджской шпионской сети, долгой карьере Филби в качестве русского «крота» в МИ-6 и скандалу, который до сих пор преследует британские спецслужбы. 29 лет спустя, в январе 1963 года, Филби написал ошеломительное признание, в котором описал эту встречу и которое теперь отправлено в национальный архив.

Филби сделал признание после того, как в Бейруте случайно встретился с Николасом Эллиотом (Nicholas Elliott), своим старым другом и коллегой по МИ-6. В нем он рассказал, как его завербовал Дойч, о шпионских методах работы, связанных с общением с куратором, которого он знал только по оперативному псевдониму «Отто». Филби немедленно получил указание сообщить имена других коммунистов, которых можно было бы убедить заниматься шпионажем в пользу Советов.

«Одним из моих первых заданий было дать ему подробную информацию обо всех моих друзьях-коммунистах в Кембридже. Я так и сделал. В списке я указал Дональда Маклина (Donald Maclean), Гая Берджесса (Guy Burgess), Стотта (Stott), Стивенса (Stevens), Дэвида Хейдена-Геста (David Haden-Guest), Тома Пэтмена (Tom Pateman) и других, имена которых я сейчас не помню». Филби неправильно указал имя Пэтмена — его на самом деле звали Фред. Все они были членами общества социалистов Кембриджского университета.

Филби не указал имена двух членов кембриджской пятерки, которые еще не были разоблачены: сэра Энтони Бланта (Sir Anthony Blunt), тогдашнего директора Института Курто и инспектора королевских картин, и Джона Кэрнкросса (John Cairncross), чиновника министерства финансов. Хейден-Гест погиб в 1938 году во время гражданской войны в Испании, сражаясь на стороне республиканцев. Стивенс умер в 1958 году, а Стотт — в 1988 году. Филби написал, что его первую встречу с Дойчем организовала его первая жена, австрийская коммунистка Литци Фридман (Litzi Friedmann). С самого начала были установлены правила взаимодействия. «Наши встречи всегда проходили в отдаленных районах Лондона, таких как Илинг, Актон, парк Ройял и так далее, и почти всегда — не в помещении. Проводились регулярные тренировки — он должен был сверять часы с часами, которые были рядом, приходить на встречу секунда в секунду, по пути на встречу и после нее пользоваться такси, не менее трех раз меняя машину в каждую сторону, чтобы уйти от возможной слежки. На каждой встрече назначалось время и место следующей встречи».

Филби заявил, что убеждал Москву завербовать Дональда Маклина, чиновника из министерства иностранных дел, но не советовал вербовать Гая Берджесса, эпатажного гомосексуалиста и пьяницу. По словам Филби, «он решительно возражал против Гая, на том основании, что тот был ненадежен и болтлив,… но его возражения были отклонены». После работы в качестве зарубежного корреспондента газеты «Таймс» (The Times) Филби устроился в МИ-6, а после войны возглавил отделение в Вашингтоне.

В своем признании он написал, что русские «постоянно просили меня следить за потенциальными кандидатами на вербовку, [но] единственными, кого я действительно завербовал, были Гай и Дональд. Думаю, что с их стороны это была обдуманная тактика, поскольку они не хотели доверять мне слишком многое». Вполне возможно, что это делалось специально, чтобы дезориентировать МИ-6.

Филби устанавливал контакты с другими людьми и приглашал их шпионить, включая Флору Соломон (Flora Solomon), администратора магазина «Маркс и Спенсер» (Marks & Spencer), которая почти 30 лет спустя сказала сотрудниками британской контрразведки (MI5), что Филби был «третьим человеком».

Сеть, которая окружала Филби, часто называют «кембриджской пятеркой», но его признание указывает на возможность того, что агентов могло быть больше. Филби попал под подозрение после того, как в 1951 году Берджесс и Маклин бежали в Москву. Его заставили уволиться из МИ-6, но к ответственности не привлекли. Работая журналистом в Бейруте, он продолжал работать на МИ-6 и КГБ.

В 1961 МИ-6 получила убедительные доказательства его вины и послала Эллиота, офицера МИ-6 и самого старого друга Филби, следить за ним. Эллиот прослушивал квартиру в Бейруте, но сначала Филби отрицал, что является агентом КГБ. В конце концов, он написал «исповедь» на двух страницах, которая представляла собой, смесь правды, полуправды и лжи. Он сказал Эллиоту, что перестал работать на Россию после войны, «поняв ошибочность своих действий», но это была откровенная ложь.

Обнародование признания Филби дает новое представление о самом печально известном британском двойном агенте, но оставляет одну тайну неразгаданной. Эллиот сказал Филби, что его решение признаться «может сослужить ему хорошую службу» в Лондоне, а затем улетел в Африку, оставив Филби на свободе и «без присмотра». Позже Филби изобразил свою эвакуацию в Россию как очередной удачный шпионский маневр, но вполне возможно, что МИ-6, опасаясь возможного суда, оставила дверь в Москву широко открытой.

Дополнительная информация, предоставленная Томом Боллом (Tom Ball)

Прочие

Денис Стотт (1909 — 1988)

Родился в Лондоне и получил в Кембридже степень бакалавра по двум дисциплинам с отличием: в области экономики и современных языков в Кембридже. Впоследствии преподавал немецкий язык в математической школе Рочестера и стал секретарем отделения коммунистической партии. В 1938 году он опубликовал под псевдонимом 286-страничную монографию о марксизме «Может ли капитализм продержаться долго?». Вполне вероятно, что из-за этой публикации MI5 завело на него досье. Позже преподавал в университетах.

Уилфред Лесли Стивенс (1911 — 1958)

Родился в Бристоле и в 1934 году окончил математический факультет Кембриджа. Начал писать кандидатскую диссертацию по евгенике в Университетском колледже Лондона и занимал различные научные должности. Во время войны работал в статистическом отделе Ротамстедской опытной станции и в компании «Империал Кемикал Индастриз» (ICI). Позже возглавлял отдел экономической статистики Адмиралтейства. Скоропостижно скончался в Бразилии.

Дэвид Хейден-Гест (1911 — 1938)

Математик и философ, сын 1-го барона Хайдена-Геста, политика-лейбориста. Известен тем, что в Кембридже «в петлице пиджака носил значок в виде серпа и молота». В 1931 году в Германии за антинацистскую деятельность его на две недели посадили в тюрьму. В 1938 году уволился из Университетского колледжа Саутгемптона и ушел воевать в Испанию рядах международных бригад. Погиб от пули снайпера.

Фред Пэтман (1911 —?)

Родился в городе Кингстон-апон-Халл, учился в средней школе в Лестере. В ноябре 1930 года поступил в Кембридж, где изучал математику и естественные науки. В университет прибыл с рекомендательным письмом от своего бывшего школьного директора, который назвал его «лояльным, добросовестным и надежным». Стал репортером газеты «Дейли уоркер» (Daily Worker), где после повышения был редактором отдела новостей.

Комментарии читателей

Jonny C

В школе мне на выбор предлагали учить русский или немецкий. Я выбрал русский язык, потому что хотел быть шпионом. Несколько лет спустя в МО меня спросили, не переведу ли я русские документы, я отказался, поскольку они были техническими, связанными с ядерной энергетикой. Затем, спустя годы, я ездил СССР, где у нас был турпоход по Кавказу. Когда я сел в автобус, рядом со мной сел «политинструктор», который знал, что я говорю по-русски, и всю поездку назначал мне «спутников». К счастью, это были времена гласности, и мои спутники ненавидели коммунизм. Так что у меня была отличная поездка. Во время заключительной поездки по магазинам мы «оторвались» от всех этих «инструкторов», и мне удалось купить килограмм белужьей икры за роскошные деньги — 40 долларов.

Nathaniel Winkle

Кажется, в этом нет ничего нового. Настоящий урок заключается, наверное, в том, что тайные организации, такие как «Апостолы», представляют реальную опасность для демократии, когда их члены входят в состав правительственных органов. Это касалось франкмасонов, до того как местные власти и полиция стали более внимательно относиться к тому, чем сотрудники занимаются в свободное от работы время.

Barry Faith

Это только мне кажется? Или другие тоже считают, что для того чтобы понять смысл подписи к фотографии: «Несмотря на заверения Кима Филби, вполне вероятно, что его признание, сфотографированное в Москве, было далеко не на 100% точным», надо прочитать его несколько раз? Если я прав, то что это говорит о журналисте, который написал его, и его способности общаться на простом английском языке? Что это говорит о подготовке журналистов, и что это говорит о редакторах, которые, как я полагаю, контролируют работу журналистов?

Cxg7

Ну, в те времена люди с социалистическим уклоном делали это ради своих искренних убеждений (хорошо, в основном). Теперь они соглашаются шпионить только за деньги.

Julian Beardsworth

Следует отметить, что добавление четырех упомянутых мужчин в значительной степени смещает профиль образования представителей всей группы в сторону математики. Филби изучал экономику, а Блант сначала был ученым-математиком. Кэрнкросс и Маклин изучали современные языки, а Берджесс — историю. А я-то думал, что математика самый далекий от политики учебный предмет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.