В США и военные, и демократы, и республиканцы стыдятся того, как страна предала курдов и другие меньшинства в Сирии. Но это не значит, что кто-то хочет или может заставить Трампа изменить решение.

Студентке Нише 21 год. Ее оружие — автомат Калашникова, а еще ей часто приходится иметь дело с тяжелым советским пулеметом. Ее отряд состоит исключительно из женщин.

Ее мечта — самое обычно человеческое желание, которое, правда, порой называют нереалистичным. Она хочет, чтобы у мужчин, женщин, у представителей исконного населения и прочих граждан — у всех были равные права и чтобы люди разных религий и меньшинств могли жить вместе. В одной стране на Ближнем Востоке.

Сама она считает, что у нее нет другого выбора, кроме как рисковать жизнью за эту идею. Потому что какой еще может быть выход, когда террористы насилуют и порабощают женщин и детей, а всем, кто не хочет признавать «истинное учение», перерезают горло?

Ниша относится к христианскому меньшинству Северной Сирии и служит в рядах Сирийских демократических сил (СДС), где сирийцы воюют бок о бок с курдскими и арабскими отрядами. Сейчас Сирию бомбит Турция, и десятки тысяч людей отчаянно пытаются бежать с севера страны.

Мы звоним Нише по телефону, застав ее на пути от Эль-Камышлы к границе:

«Мы чувствуем себя совершенно покинутыми, мы растеряны. Я боюсь, мы пострадаем сильнее всех, нас могут полностью уничтожить».

На мировой политической арене Нише и курдам кое-кто сочувствует, но друзей у них практически нет. Это стало ясно, когда Дональд Трамп приказал американским солдатам отступить и позволить туркам атаковать контролируемые курдами территории.

Когда США понадобилось напасть на Ирак, они отлично воспользовались тем, что Саддам Хуссейн атаковал курдов химическим оружием. Американцы прекрасно воевали бок о бок с курдами и другими меньшинствами против ИГИЛ* в Сирии. Курды по-прежнему охраняют американские базы. Но теперь, когда Турция нападает на их братьев и сестер по оружию, американцы решили отойти в сторону.

Жестокая этническая чистка среди езидов и христиан ужаснула весь мир и вызвала всеобщее сочувствие к этим группам населения. Многих восхитило и то, что женщины из числа разных меньшинств сами взялись за оружие и воевали на фронте против ИГИЛ.

Их участие многое значит, считает шведско-курдский физиотерапевт и писатель Дорпек Кобане (Dorpec Kobane): «Без женщин мы бы не победили в борьбе с ИГИЛ, вот что я скажу».

Женщины были злейшими врагами ИГИЛ. Быть убитым женщиной — это величайшее унижение, которое не дает павшему автоматически попасть в рай в качестве мученика.

Дорпек Кобане рассказывает, как он сам однажды попал в засаду ИГИЛ, когда помогал при строительстве больниц и водил скорую помощь в Сирии в 2015 году.

«Я до смерти испугался. У меня пересохло во рту, мне хотелось пить и в туалет, перед глазами у меня были лица близких, а вокруг умирали люди, мы были окружены. Тогда ко мне обратилась женщина-офицер. „Ну, давай же, тут всего 25 метров, — сказала она. — Сделаем это вместе. Поднимайся". Она вернула мне мужество».

И они выбрались оттуда. В тот раз.

Но теперь курдов, женщин и меньшинства, которые участвовали в этой борьбе, продали. По той простой причине, что с политической точки зрения они бесполезны для США. Американские военные молчат, но неофициально многие из них дали понять — они стыдятся того, что предают своих союзников.

Несколько влиятельных республиканцев в Вашингтоне даже открыто выразили резкий протест президенту. Но поскольку Трамп как раз пытается избежать импичмента, республиканские сенаторы пока не рискуют сильно на него нападать. Однако это не значит, что в будущем республиканцы будут сильнее давить на него, чтобы заставить изменить решение по Сирии. Дело в том, что во внутренней политике это никому особой выгоды не принесет.

Им главное, чтобы никто не бомбил американцев или их союзников.

Ранее на этой неделе Трамп издал указ, который сводится к тому, что Турция своими атаками не должна вредить меньшинствам, иначе Соединенные Штаты накажут ее экономическими санкциями. Это, конечно, довольно абсурдно, ведь само турецкое наступление направлено на курдов. А бомбардировки — это вам не компьютерная игра, где противники помечены разными цветами, чтобы ничего не перепутать.

В любом случае курдов бомбить разрешено. Только не гражданских.

Угрожая Турции санкциями, США также потребовали, чтобы ни в коем случае на свободе не оказались сидящие в плену в Северной Сирии террористы ИГИЛ. В этом еще меньше логики, потому что по большому счету только вооруженные курды не дают им отправиться в Европу.

Ну а Европа? Там, должно быть, у курдов еще остались друзья? Но нет такой страны, которая хотела бы начать войну с членом НАТО Турцией. Вдобавок ко всему Турция дает европейцам ненадежную и при этом дорогую гарантию, что поток беженцев не усилится.

«У нас в друзьях были англичане, американцы и французы — сколько еще их должно было быть? Ошиблись ли мы в чем-то? Может, нам надо было сотрудничать с Эрдоганом? С Асадом? С Ираном? Сейчас нас окружают одни враги», — рассуждает Дорпек Кобане.

А пока Ниша наблюдает, как рассыпается в прах ее мечта о равноправном обществе, в котором меньшинства и разные религии будут уживаться в мире и согласии.

Им удалось победить ИГИЛ. Но в этот раз одного сочувствия и дружелюбного внимания окружающего мира будет мало.

«Я не могу предсказать будущее. Могу лишь сказать, что мы никогда не сдадимся. Мы должны продолжать ради наших павших сестер. Но я молю тебя как женщина —женщину и обращаюсь ко всем остальным женщинам мира: донесите до ушей политиков, в какой мы сейчас ситуации. Мне ничего не остается, кроме как молить. Наша борьба — это и ваша борьба».

* террористическая организация, запрещенная в России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.