Недавно члены египетского парламента призвали изучить вопрос о предоставлении женщинам особого отпуска во время менструации. Это беспрецедентное событие в арабском мире, где женщины страдают в два раза больше мужчин вследствие культурного наследия, которое устанавливает границы социальной реальности и получает поддержку правящих режимов, не желающих излечить общество от шизофрении.

Менструация предполагает радикальную трансформацию в мире женщины, является этапом взросления и наделяет ее способностью давать жизнь, но в то же время определяет ритм ее социальной жизни, определяя границы присутствия женщины в общественном пространстве. В связи с растущей религиозностью жителей арабских стран, и Алжир здесь не является исключением, значительная доля девочек надевают хиджаб при достижении зрелости.

Половое созревание, однако, в основном связано с выходом крови наружу, напоминающим смерть (смерть яйцеклетки). Кровь как один из важнейших символов арабо-исламской культуры, становится дешевле и хуже, когда речь идет о женщинах. Разве они не извергают из себя одну и ту же жидкость каждый месяц без вреда для себя?

Скверна и проклятие Евы, преследующее ее дочерей

Однажды я пожаловалась женщине на боль внизу живота из-за менструального цикла. Мне сказали, что нежелательно краситься в этот период. Я спросила почему. Женщина отвечала, используя слова «он», «это», «оно самое», будто это нечто страшное и постыдное, как это обычно бывает. По ее словам, женщинам, использующим косметику во время цикла, завидуют, и в этот период они окружены некой субстанцией, похожей на джинна. Думаю, именно с того момента мне захотелось больше узнать о мифах, сложившихся вокруг менструации.

Различные стереотипы все еще оказывают большое влияние на мышление алжирцев, их поведение и ритуалы, наряду с религиозными интерпретациями, определяющими повседневную жизнь населения страны, и менструация не является исключением. Несмотря на очевидное противоречие между стереотипами и религией, они вполне нормально сосуществуют.

Население Аравийского полуострова верило в существование джиннов ещё до появления ислама и продолжало верить в них после, что повлияло на представления других народов, принявших ислам в ходе завоеваний.

Джинн считается невидимым существом, и представления о нем среди мусульман разнятся в зависимости от той или иной культурной среды. Как считает Мухаммед Абдель Муид Хан, автор книги «Арабские мифы и суеверия», арабы полуострова признавали джиннов наравне с тотемами, которые в основном представляли животных и были призваны отгонять злых духов, но джиннов считали своими врагами.

Я очень хорошо помню, что мои тети не позволяли нам носить красную одежду во время менструации, даже не объясняя, почему. Все женщины, с которыми я беседовала, согласны, что главным и первым мифом, с которым они столкнулись, был запрет на купание в этот период. Почему? Согласно сложившимся в обществе представлениям, во время менструации женщины уязвимы для прикосновения джиннов, будучи нечистыми, а ванная комната — это место, где их очень много. Поэтому, купаясь, можно навлечь на себя много бед, даже бесплодие!

В Таманрассете, что на юге Алжира, к примеру, женщинам запрещено стричь волосы во время менструации. Считается, что это повлияет на их рост: телесная скверна может замедлить обновление волос или вовсе остановить его.

По словам Сары, живущей на западе столицы, женщинам из северных прибрежных районов, как правило, запрещается входить в море во время менструации, что якобы может привести к ранней менопаузе (как месть моря, которое было осквернено их кровью и считается отдельной, невидимой сущностью).

Рима из города Медеа в центральном Алжире рассказывает, что во время первой менструации девочки женщины вытирают ей лицо красной тканью, полагая, что это избавит ее от прыщей, отравляющих жизнь подростков.

«В восточном городе Мила к женщинам во время менструации относятся как к беременным в первые месяцы — они не встают с места, их не беспокоят. Кроме того, для них готовят специальные горячие блюда», — говорит Хада.

Как признались мне Сара и ее мать, в их столичной семье женщин убеждали в том, что менструация — это ежемесячное искупление множества женских грехов и, особенно, грехопадения первой женщины.

Менструальный цикл считается наказанием для соблазнившей Адама Евы, унаследованным ее дочерями. Иными словами, это проклятие, преследующее женщин из-за первородного греха. Кровавая месть не затронула мужчин, поскольку они были жертвой обольщения, а не его причиной. В библейской традиции мужское обрезание происходит на восьмой день рождения, чтобы очистить их от скверны женщины, матери и кормилицы.

Послушаем тех, кто осуждает менструацию

Я часто слышала это от одноклассниц, а затем от однокурсниц, а также от своей матери и других женщин в семье: «Избегайте участия в любых разговорах о трудностях менструального цикла». Эта установка сильно влияет на поведение девушек во всех провинциях.

Согласно суеверию, слушателям таких жалоб обязательно грозит инфекция или другая беда.

Как рассказала жительница Таманрассета Сана, когда-то она столкнулась с такой ситуацией: на рабочем месте ее коллеги говорили о задержках менструального цикла — он длится дольше привычных 28-30 дней. В следующем месяце ее цикл длился дольше, и девушка решила больше никогда не слушать жалобы на данную тему. Мало того, что менструация считается проклятием, так оказывается, с ним нужно мириться без каких-либо жалоб.

Более убедительные объяснения

С другой стороны, респонденты согласны с тем, что подобные мифы теряют свою значимость в более зрелом возрасте. Если в молодости, находясь под влиянием матерей и бабушек, они соблюдали все предписания, то сейчас они этого не делают, несмотря на постоянные предупреждения женщин старшего поколения.

Сегодня на смену суевериям пришли научные объяснения, и менструация стала считаться вопросом здоровья, далеким от мифических представлений.

Все опрошенные женщины рассказывают о проблемах, связанных с менструацией, таких как слабый иммунитет, гормональные изменения и перепады настроения, которые препятствуют продуктивной работе и учебе. Однако, похоже, наука пока не смогла развеять все фантазии, порожденные менструальным циклом. Например, она не может объяснить феномен синхронизации менструального цикла у женщин, живущих под одной крышей.

Лесбиянки: один мир внутри другого

Разговоры об ЛГБТ-сообществе в Алжире входят в число закрытых, запрещённых тем, поэтому я столкнулась с препятствиями, пытаясь поговорить с алжирскими лесбиянками. Повседневная жизнь этих женщин полна опасений, тревог, настоящего страха, так что мне на ум приходит лишь один вопрос — что заставляет взрослого человека так сильно бояться?

Некоторые алжирские лесбиянки из числа активисток на Facebook полностью отвергли идею побеседовать со мной. По их мнению, в алжирском обществе нет смысла заниматься такими темами и проблемами, которые я поднимаю. Поскольку в большинстве случаев гомосексуализм отвергается, какой смысл поднимать тему менструации?

34-летняя Тима, профессор английского языка из алжирской столицы, была единственной женщиной, согласившейся ответить на мои вопросы и передать их своим подругам, которые очень боятся раскрыть свою личность и выражать мнение от лица своего сообщества.

Подруга Тимы Нина подтвердила, что лесбиянки страдают от тех же социальных ограничений, что и остальные алжирские женщины, в том числе в отношении менструации. Что касается отличительных черт женщин из ЛГБТ-сообщества, то это неприятие своей женской идентичности и как следствие менструации.

Однако, как говорит Тима: «Жить с "мужем", как я, у которого также есть менструальный цикл, намного лучше, чем с мужем мужского пола, поскольку я понимаю все связанные с этим перепады настроения, боль и другие сложности. Наши отношения основаны на совместном поиске чувственного опыта, отличного от того, где менструация может стать препятствием».

Менструация — табу

Разумеется, менструация — одна из табуированных тем практически для всех женщин в мире. К примеру, популярные приложения (Facebook) часто блокируют изображения окровавленной из-за менструации одежды, а в рекламе красная жидкость становится синей.

Как рассказала мне Нур эль-Худа, 26-летняя врач общей практики, живущая в Константине на востоке Алжира, ее бабушка гордится тем, что всегда хранила от женщин и мужчин семьи в секрете все, что связано с менструацией, и стыдит внучек, свободно обсуждающих эту тему в женском кругу.

Это очень раздражает молодую женщину, ведь менструация имеет отношение к здоровью, и пора снять все связанные с этим табу.

Остальные респонденты согласны с тем, что менструация является исключительно женским вопросом, который запрещено обсуждать с противоположным полом, а иногда и с самими женщинами. По словам Нины, во время цикла она превращается в контрабандиста: «Я должна прятаться и прятать свои прокладки, как будто это наркотики, и это очень сложно. Даже в Рамадан, когда я обязана прервать пост, мне приходится прятаться».

Я столкнулась с изрядной долей сарказма и цинизма, когда спросила женщин (за исключением активисток, феминисток и лесбиянок), стремятся ли они демократизировать концепцию менструации, чтобы сделать ее более привычной темой для обсуждения.

Менструация касается мужчин?

Менструация, кажется, перестает быть сугубо женским вопросом. Многие опрошенные мной женщины признали, что часто становятся объектом мужских насмешек, когда речь заходит о менструации. Они становятся уязвимы для унизительных замечаний, издевательств и оскорбительных слов, например, когда идут в аптеку покупать прокладки. Для мужчин менструация — это табу, которое должно соблюдаться.

Покупка упаковки прокладок в аптеке вызывает неудобства как у продавца, так и покупательницы, но ситуация значительно упрощается, если продавец — женщина, а мужчины в аптеке отсутствуют.

Процесс покупки обычно сопровождается особыми жестами: «Я показываю на товар рукой, не называя его, а продавец заворачивает его в газетную бумагу или кладёт в чёрный пакет». В то же время врачи и другие работники сферы здравоохранения жалуются, что многие мужчины не знают важных деталей, касающихся здоровья женщин во время менструации, что может усложнить семейные отношения.

Гигиенические прокладки и женское здоровье

Пока одни женщины считают снижение цены на прокладки насущной необходимостью, другие не видят в их покупке никаких проблем. Средняя цена за упаковку женских прокладок местного производства составляет не менее 70 алжирских динаров, что составляет около 1,72 доллара. Для алжирских женщин это дорого, если учитывать средний ежемесячный доход граждан, который не превышает 293 долларов.

Кроме того, они сталкиваются с рисками использования нестерильных альтернативных средств, таких как прокладки ручной работы из других материалов, включая старую ткань.

Поскольку использование тампонов остается привилегий для замужних женщин, большинство незамужних девушек предпочитает использовать прокладки из-за страха потерять девственность. То же самое относится и к различным нововведениям в этой области. Тима и Нина — единственные, кто потребовал обеспечить женщин прокладками. Тем не менее, здравоохранение не останавливается на достигнутом: все опрошенные женщины согласились с необходимостью ввести один или два выходных дня в месяц каждой взрослой женщине во время менструации для поддержки женского здоровья.

Основные проблемы и решения «свыше»

Во время опроса небольшой группы алжирских женщин я увидела неприятие какого-либо движения активистов. Я задавала каждой следующий вопрос: «Считаете ли вы, что нужно выходить на улицы и требовать особой медицинской помощи для женщин, связанной с менструальным циклом?» Мне отвечали, что в этом нет необходимости, поскольку вопрос политический и должен обсуждаться на уровне властей при освещении средств массовой информации.

Это продолжение чисто алжирской политической традиции в отношении криминализации сексуальных домогательств, закона о запрете многоженства или закона о квотах для политпредставителей, которые стали итогом решений президента, а не результатом борьбы феминисток и других женщин. Зато каждый раз при обсуждения подобных законов мы слышим голоса шейхов и представителей религиозных партий, которые активно все обсуждают, осуждают и обвиняют.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.