Летом, 4 июля 2014 года, мир стал свидетелем возвращения средневековых традиций, когда Абу Бакр аль-Багдади, лидер группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ является запрещенной в РФ террористической организацией — прим. ред.), провозгласил себя новым халифом мусульман.

Лидер самой опасной группировки в истории вооруженных джихадистских движений последовал примеру своих предшественников, которые также провозглашали себя халифами мусульман, но аль-Багдади не ограничился только членами группировки и ее союзниками.

Несмотря на кажущееся сходство суннитских исламистских группировок, между ними имеется существенная разница в механизмах отбора руководства. Следует отметить, что в каждой организации, как правило, существуют особые критерии отбора лидеров, которые далеки от тех, что основаны на принципе мусульманской «аш-Шуры».

Критерии отбора

С момента появления радикальных и умеренных исламистских группировок отцы-основатели каждой такой организации получали особый статус, который во всех случаях давал им право занимать руководящую должность до самой смерти. Подобный подход отличается от аккламации, тайных выборов или наследования, а больше похоже на систему, принятую в суфийских орденах. По мнению специалистов по исламистским группировкам, такая ситуация сложилась из-за различных обстоятельств и целей, которые привели к созданию каждой группировки.

Египетский специалист по исламистским группировкам исследователь Махер аль-Фаргали в беседе с Raseef22 рассказал, что в большинстве группировок существуют определенные критерии для выбора лидера, которые включают в себя влияние, интерес и финансовые возможности, что подтверждается различными исследованиями.

Аль-Фаргали отметил, что критерии меняются от одной группировки к другой, даже если две организации имеют схожие взгляды.

«Иногда это зависит от характера группировки, а именно тайная она или нет. Или если различные организации относятся к одной группировке, как в случае с "Братьями-мусульманами" (запрещена в РФ — прим. ред.). Кроме того, имеет значение форма деятельности группировки и метод отбора ее членов: тайная вербовка или иные методы», — говорит он.

По словам египетского исследователя, каждая исламистская группировка имеет свои собственные критерии отбора, поэтому нельзя сказать, что существует какая-то определенная схема в выборе лидера, даже если в организации существуют внутренние правила, регулирующие этот вопрос.

Бывший лидер джихадистской группировки «Исламский Джамаат в Египте» (запрещена в РФ — прим. ред.) и специалист по исламистским группировкам Хишам ан-Наджар напомнил еще один критерий: племенная принадлежность.

Полномочия и функции лидера

По словам бывшего лидера организации "Египетский Джихад" (запрещена в РФ — прим. ред.) Набиля Наима, лидер играет ключевую роль и устанавливает авторитарный режим. И хотя полномочия лидеров исламистских группировок, особенно джихадистских, различаются, почти все они имеют одинаковый статус.

Бывший джихадист рассказал Raseef22, что лидер распределяет роли и выбирает своих заместителей внутри группировки, а каждый ее член должен беспрекословно ему подчиняться, так как за ним остается решающее слово в чрезвычайных ситуациях.

ИГИЛ и халиф курейшитов

В 2006 году Абу Мусаб аз-Заркауи основал группировку ИГИЛ на иракской территории. С тех пор «Исламское государство» многое пережило, но в конечном итоге в 2011 году оно превратилось в крупнейшую организацию во главе с Абу Бакром аль-Багдади.

Отцы-основатели установили несколько критериев отбора лидера группировки. По словам аль-Фаргали, лидер исламистской группировки должен знать правила ведения боевых действий, быть хорошим оратором и обладать здравым смыслом.

По словам египетского исследователя, ИГИЛ претерпело административные изменения после превращения из обычной группировки в «Исламское государство». Особенно это касается требования о том, что халиф должен быть курейшитом, как в случае с Абу Бакром аль-Багдади и его предшественником Абу Омаром аль-Багдади.

Более подробно с этим можно ознакомиться в статье исследователя Хасана Абу Хания «Институциональная структура Исламского государства», которая была опубликована Центром исследований «Аль-Джазира». В статье рассказывается о положении халифа, обладающего всей полнотой власти, религиозной и светской, который должен быть курейшитом, обладать неприкосновенностью и выполнять различные функции, как завещает суннитское политическое наследие.

По словам Хания, халиф выбирается Советом Шуры. В него, как правило, входят ближайшие сподвижники бывшего лидера, которые имеют привилегию в виде решающего голоса в делах группировки.

«Аль-Каида»*: родоначальница халифов

После распада джихадистских организаций в ряде стран, особенно в Афганистане, саудит Усама бен Ладен объявил в 1988 году о создании «Всемирного исламского фронта за джихад против евреев и христиан» совместно с основателем террористической группировки «Египетский исламский джихад» Айманом аз-Завахири. В новую организацию вошли шесть джихадистских группировок из разных стран, а затем она стала известна как «Аль-Каида» (*запрещена в РФ — прим. ред.).

Согласно исследованию Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам» Усама бен Ладен стал лидером «Аль-Каиды» по двум причинам: стремление союзников воспользоваться его финансовым благополучием, а также административный и военный опыт. Египетский исследователь аль-Фаргали назвал это «выбор на основе интересов».

А вот выбор аз-Завахири в качестве преемника бен Ладена указывает на то, что египетский врач был идейным вдохновителем организации.

В исследовании Центра политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам» говорится об отношениях аз-Завахири и бен Ладена, которые наводили на мысль, что они были близки друг другу по духу. Во время их первой встречи в 1986 году аз-Завахири убедил бен Ладена в том, что он джихадист и превратил простого салафитского проповедника в убежденного бойца-джихадиста. Лидер «Аль-Каиды» собрал вокруг себя настоящих фанатиков, таких как Абу Хафс аль-Масри и Абу Убейда аль-Баншири, которые заменили бен Ладена после его смерти.

Джихад 70-х

Политическая турбулентность в Египте вызвала появление джихадистских группировок, особенно в провинциях Верхнего Египта, которые находятся далеко от столицы и централизованного механизма по обеспечению безопасности. Сложный рельеф местности позволил подобным организациям набрать силу, что привело к появлению радикальных исламистских организаций во главе с «Исламским джамаатом» (запрещена в РФ — прим. ред.). Напомним, что эта группировка причастна к убийству президента Египта Мухаммеда Анвара Садата в 1981 году.

«Исламский джамаат» был основан Салахом Хашемом из Асьютского университета. Первоначально «Исламский джамаат» был организацией со специализированными образовательными программами для студентов, но затем превратился в организационную структуру с Советом Шуры и эмирами, возглавляющими студенческие ассоциации. Это продолжалось до 1979 года, а потом «Исламский джамаат» стал джихадистской группировкой и начал террористическую деятельность.

Племенные традиции контролируют исламистские группировки

«Исламский джамаат» имел собственную систему по отбору эмиров из числа членов Совета Шуры, которые должны были обладать организационными и лидерскими качествами как бывший лидер группировки, ушедший в отставку летом 2013 года. По мнению бывшего джихадиста Хишама ан-Наджара, механизмы отбора не так типичны, как многие считают.

Бывший лидер египетской джихадистской группировки отмечает, что сама идея Совета Шуры субъективна. Она предполагает применение мусульманского принципа «аш-Шуры», но на деле все совершенно иначе. В группировке «Исламский джамаат» есть три руководящих уровня: от эмира до членов Совета Шуры. Тем не менее, группировка соблюдает племенные традиции и прямо заявляет, что лидер должен быть из Верхнего Египта, желательно из южной провинции Эль-Миньи.

По словам ан-Наджара, выбор лидера будет сделан в пользу выходца из Верхнего Египта, не принимая во внимание какие-либо другие критерии. «Исламский джамаат» руководствуется исключительно племенным подходом, а те, кто обладал критическим мышлением и лидерскими качествами, но не был родом из Верхнего Египта, не допускались к власти, что привело к их уходу из организации.

Научный салафизм

Следует отметить, что все вышеупомянутые группировки возникли под влиянием салафитов, но существуют и другие салафисткие движения под знаменем «научного салафизма». Они не склонны к насильственным действиям, стремятся к диалогу с правительствами и руководствуются принципом отказа от институционального подхода. «Научный салафизм» распространен в ряде арабских стран во главе с Саудовской Аравией и Египтом, а также в странах африканского континента. Интересно, что «научный салафизм» в Египте наиболее развит, а партия «ан-Нур» является единственным религиозным образованием, которому разрешено заниматься политической деятельностью в Египте.

«Ад-Даава ас-Салафия»: тайное и явное

В 1979 году салафитский проповедник шейх Мухаммед Абу Идрис встал по главе группировки «Ад-Даава ас-Салафия» и оставался лидером организации до тех пор, пока в январе 2011 года не разразилась революция.

После революции группировка «Ад-Даава ас-Салафия» вышла из подполья в легальную политику после того, как египетские власти предоставили ей статус неправительственной организации, связанной с Министерством социальной солидарности.

Новый статус «Ад-Даава ас-Салафия» заставил группировку заняться вопросом выбора председателя руководящего органа и механизмом функционирования организации. Это привело к созданию руководящего органа из 13 членов, которых избирают каждые пять лет.

Таким образом, председателем стал Мухаммед Абу Идрис, а его заместители вошли в состав Руководящего совета. На каждых выборах Совет должен подтверждать оказанное ему доверие, и, таким образом, привычный механизм был адаптирован в соответствии с желанием лидеров-основателей организации.

Ни миролюбивый настрой организации, ни публичное взаимодействие с режимом не спасли «Ад-Даава ас-Салафия» от раскола. Внутренний конфликт разразился в 2012 году и привел к созданию «Хизб аль-Ватан».

«Братья-мусульмане»: влияние определяет лидера

По словам аль-Фаргали, ранее в высшем руководстве «Братьев-мусульман» не происходило никаких внутренних конфликтов, но в последние три десятилетия ситуация поменялась из-за изменения механизмов контроля в группировке.

Напомним, что в 1982 году был выпущен Устав «Братьев-мусульман», который предоставил членам группировки право выбирать своих собственных лидеров, но позже этот принцип был упразднен, ограничивая выбор только членами Руководящего бюро «Братьев-мусульман». К слову, лидер группировки должен входить в состав Бюро не менее 15 лет.

Устав группировки предусматривает смену руководства каждые шесть лет, но этого никогда не происходило. Руководство группировки менялось путем аккламации до 2010 года, когда Мухаммед Махди Акеф ушел со своего поста.

Аль-Фаргали утверждает, что уход Акефа не вызывал желания установить новые механизмы выбора лидера. Тем не менее, растущие внутренние конфликты подтолкнули Мухаммеда Бади, находящегося в настоящее время в тюрьме, возглавить группировку.

Конфликты привели к многочисленным расколам внутри организации и уходу влиятельных членов группировки, включая Мухаммеда Хабиба, Абдель Монейма Абуль Фотуха, Тарвы аль-Харбави и Кемаля аль-Хельбави, которые были исключены из претендентов на позицию лидера во время выборов.

«Хизб ат-Тахрир»*: провал иерархической системы управления

Еще задолго до того, как арабы узнали о современных исламистских партиях после «Арабской весны», палестинский судья Така ад-Дин ан-Набхани основал в Иерусалиме «Хизб ат-Тахрир» (*запрещена в РФ — прим. ред.) в начале 1950-х годов.

Ан-Набхани планировал возглавить восстановление Исламского халифата и установить строгую иерархическую систему управления, но как и другие исламские организации «Хизб ат-Тахрир» утонула во внутренних разногласиях, конфликтах с центральными правительствами, отсутствии четкой доктрины и соответствующих инструментов.

Внутреннее устройство «Хизб ат-Тахрир» не сильно отличалось от иерархической системы управления. С момента основания группировки в 1953 году ан-Набхани считал себя «эмиром-основателем» и оставался лидером организации до своей смерти в 1977 году. И хотя группировка имела специальные механизмы для выбора руководства, это не спасло ее от раскола. Внутри «Хизб ат-Тахрир» разразились споры между шейхом ан-Набхани и его ближайшими соратниками Давудом Хамданом и Нимром аль-Масри.

Ближайшие соратники ан-Набхани возражали против желания эмира-основателя распространить влияние партии на Сирию, чтобы она стала убежищем для тех, кого преследуют в других странах. И, таким образом, после первых разногласий аль-Масри и Хамдан покинули партию.

Внутренний устав «Хизб ат-Тахрир», состоящий из 187 статей, делит исламский мир на эмираты. Каждый эмират контролируется «комитетом вилайета» из нескольких человек, а «местные комитеты» контролируют определенный город или район.

Партия назначает главу комитета в каждой стране, и все комитеты входят в состав руководящего комитета, который возглавляет председатель партии в соответствии с внутренним уставом.

Предводитель: суфийское наследие

Если мы посмотрим на одну из самых распространенных религиозных организаций в мусульманском мире — суфийские ордена, то там все обстоит иначе. В отличие от всех вышеупомянутых группировок суфийские ордены не имеют иерархической административной структуры, а подчиняются принципу наследования и лидерства как суннитские общины в старые времена.

Следует отметить, что в самом начале суфийские ордена не придерживались принципа наследования, так что основатель самого популярного суфийского ордена в Египте и во всем мире Абу Хасан аш-Шазли передал руководство орденом не одному из своих сыновей, а наиболее выдающемуся ученику — Абу аль-Аббаси аль-Мурси. Интересно, что со временем механизм выбора лидера в суфийских общинах нисколько не изменился.

Аль-Газафия: уникальный случай

Большинство суфийских орденов имеют схожие механизмы выбора лидера, за исключением ордена аль-Газафия, который близок к аш-Шазли. Этот орден был основан мавританским суфием Мухаммедом аль-Газафом бен Хамой Аллахом бен Салемом ад-Дауди.

Механизм выбора лидера в этом суфийском ордене состоит в том, что шейх выбирается из тех, кто обладает достаточными знаниями и добропорядочностью, но противники подобного подхода считают, что принцип наследования спасет суфийские ордена от разногласий и внутренних конфликтов.

Представитель «Всемирной ассоциации суфийских орденов» Абдул Халим аль-Хуссейни заявил, что процесс передачи лидерства суфийскому шейху или его законному наследнику естественен, поскольку суфийские ордена — это не политические или джихадистские организации, а духовные объединения, основанные на любви между шейхом и его последователями.

Аль-Хуссейни рассказал Raseef22, что в случае смерти суфийского шейха его преемник отправляется к Высшему совету суфийских тарикатов в Египте, который должен одобрить нового шейха в соответствии с положением Устава № 118 от 1976 года. По словам аль-Хуссейни, подобная система действует в большинстве стран.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.