«Ваши родители начали учиться».

Это было единственное сообщение, которое получили братья-уйгуры. Но они сразу все поняли. Их родителей отправили в исправительный лагерь. Там они должны научиться любить Китай.

Шахризат и Шандияр Шавкаты — первые в истории уйгуры, которые попросили убежища в России. Сейчас им угрожает депортация в Китай.

Я связалась с братьями-уйгурами Шахризатом и Шахдияром Шавкатами через их адвоката. Сначала они отказались давать интервью.

«Они очень боятся, что это интервью попадет в китайские СМИ. Это может усугубить положение их родителей», — сказала адвокат братьев Зухра Хамроева.

Через несколько часов она мне перезвонила. Братья все-таки решились. Но они не хотят показывать лица.

Информации из первых руки о том, как в Китае обращаются с уйгурами, очень мало.

Когда мы встретились в российской Казани, братья-близнецы первым делом достали телефоны. Они показали мне свое интервью Moscow Times, которое попало в китайское приложение Wechat.

«Мы не можем вернуться в Китай. Наши родители сидят в лагере, и мы не получали от них вестей уже больше года. Если мы вернемся, нас убьют или тоже отправят в лагерь. Сомнений быть не может, ведь родителей уже схватили», — монотонно и тихо говорит Шахдияр Шавкат.

Уйгуры Шахризат и Шахдияр Шавкаты родом из города Урумчи в районе Синьцзян — автономном округе на северо-западе Китая. Их бабушка была татаркой из России — вот откуда они знают татарский. Как и уйгурский, это тюркский язык. В 2014 году они переехали в столицу российских татар Казань, чтобы изучать английский и русский языки. Сейчас они свободно говорят по-русски, по-уйгурски, по-татарски и по-китайски.

Осенью 2018 года стало известно, что их родителей задержали. Они принадлежат к интеллектуальной элите: отец — профессор искусствоведения, мать — судья. Почему их отправили в лагерь, братья не знают.

«Мы не знаем, почему они схватили маму и папу. Это невозможно выяснить. Иногда достаточно нескольких иностранных номеров в телефоне или того, что ты ходишь в мечеть», — говорит Шахдияр Шавкат.

Близнецы ни на каких условиях не осмелятся вернуться в Китай. Они попросили убежища в России — первые среди китайских уйгуров. В июне миграционные власти им отказали, но они обжаловали решение в суде. В октябре снова получили отказ. Сейчас дело передано в Верховный суд, решение станет известно в декабре. Если и в этот раз им откажут, они обратятся в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Пока шел процесс, Шахризата и Шахдияра Шавкатов выгнали из университета: закончился срок их стипендии. Официально у них нет больше права находиться в России.

«Конечно, российские власти знают о преследовании уйгуров в Китае. Просто они не хотят рисковать отношениями с Пекином», — говорит адвокат братьев Руслан Нагиев.

Урумчи, который находится в автономном округе Синьцзян на северо-западе Китая, — традиционно мультикультурный город. Сегодня китайцы там составляют большинство из-за политики китайских властей, которые систематически переселяют туда людей. В начале 2000-х годов Китай отменил почти все преподавание в вузах на уйгурском языке в пользу классического китайского. В 2009 году случились беспорядки между уйгурами и китайцами. Сегодня за уйгурским меньшинством в Урумчи следят, людей преследуют и прослушивают их разговоры.

Преследуют не только уйгуров, но и казахов, киргизов и другие мусульманские меньшинства. Сотни тысяч человек оказались в так называемых исправительных лагерях, где их заставляют учиться любить Китай, китайский язык и коммунистическую партию.

В 2017 году Китай принял новый закон об экстремизме. В прошлогоднем отчете Amnesty International пишет, что теперь осудить за экстремизм могут практически кого угодно. Достаточно носить бороду или хиджаб, держать дома книги об исламе или уйгурской культуре, регулярно молиться или избегать алкоголя. По подсчетам Amnesty, сейчас в исправительных лагерях в Китае сидят до миллиона человек.

«Когда я был в Урумчи в последний раз, на каждой улице стояли полицейские и проверяли документы у прохожих. Но останавливали они только уйгуров, казахов, дунган и других мусульман. Китайцев никогда», — рассказывает Шахдияр Шавкат.

Еще несколько лет назад в Казани учились 250 уйгуров, приехавших из Китая по обмену. Сейчас остались лишь четверо. Всем остальным приказали вернуться в Китай.

Что с ними случилось, братья не знают.

«С теми, кто вернулся в Китай, связаться уже нельзя. Мы не знаем, что с ними случилось, потому что они больше не отвечают на сообщения».

Китай притесняет мусульманские меньшинства

Уйгуры — мусульманский тюркский народ в Китае, Казахстане, Узбекистане и Киргизстане. По подсчетам, всего в мире примерно 12 миллионов уйгуров. Из них 11 миллионов живут в Китае, причем большинство — в районе Синьцзян на северо-западе страны.

Такие международные правозащитные организации, как Amnesty International и Human Rights Watch, в нескольких докладах сообщили, что китайские власти до миллиона человек (уйгуров, казахов и представителей других мусульманских меньшинств) отправили в исправительные лагеря, где с ними жестоко обращаются и промывают им мозги. Цель — сделать их верными слугами китайского режима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.