Гленн Макки (Glenn Mackey) поднялся на борт морского корабля «Любовь Орлова» в гавани Сент-Джонс 2 июля 2010 года, ожидая проведения обычной инспекции судна.

Но рядовой визит канадского транспортного инспектора быстро перестал быть таковым.

Он заметил, что кран для спасательных шлюпок был сломан, а противопожарные двери неисправны.

Аварийные учения экипажа в тот день описываются в его записях как «фиаско».

Кроме того, резервный компас корабля был неработоспособен, а журнал отклонений компаса был «подозрительно точным».

В какой-то момент, согласно заметкам Макки, на голове начальника радиостанции появились капли пота, когда он объяснял, что компас немного бродит, «но только чуть-чуть, все хорошо».

Затем вмешался капитан.

«Он вывел меня из своей каюты в другую каюту на той же палубе», — написал Макки в электронном письме своим коллегам, полученном CBC News в соответствии с Законом о доступе к информации.

«Он закрыл за собой дверь и сразу же дал мне ручку и что-то похожее на кусок картона и попросил написать, сколько денег я хочу».

Макки написал, что он пошел прямо в полицию, чтобы сообщить, что его подкупали.

Русский капитан утверждал, что взятки не было; просто его английский был неправильно понят.

Визит Макки оказался началом конца для «Любови Орловой», 4251-тонного арктического и антарктического экспедиционного круизного корабля вместимостью 110 пассажиров и 70 членов экипажа. Летний круизный сезон 2010 года в Арктике станет для нее последним.

Через два месяца после инспекции Макки из-за судебных исков и залогов владелец судна оставит «Любовь Орлову» и ее команду в гавани, — пройдет почти три года, прежде чем «Любовь Орлова» покинет Сент-Джонс.

Когда это наконец-то произошло, судно, названное в честь советской кинозвезды, международные заголовки стали описывать как «корабль-призрак, кишащий крысами-каннибалами», дрейфует аварийным курсом к Британии.

Но «Любовь Орлова» так и не пересекала Атлантику; считается, что она гниет где-то на дне.

Путь «Любови Орловой» от круизного лайнера к кораблю-призраку обернулся финансовыми трудностями, чрезвычайной гуманитарной ситуацией и политической полемикой.

Как ни странно, это фиаско вдохновило канадских рокеров Billy Talent написать песню, и оно же легло в основу трека шведов EDM, а также дало название французской метал-группе Orlova.

Два круизных сезона — 2008 года в Канадской Арктике и 2009-10 годов в Антарктике — я жил и работал на борту «Любови Орловой». За это время корабль стал для меня всем моим миром.

 

Никто не назвал бы корабль «Любовь Орлова» роскошным, но он был чистым и функциональным. Пассажиры могли выпить в крошечном баре, отделанном панелями из искусственного дерева, с изумрудно-зелеными и золотыми полосатыми диванчиками вокруг столов и маленькой фреской в честь своей тезки-кинозвезды.

 

Также они могли бродить по борту от носа до кормы, где был маленький, обычно пустой бассейн.

То, что корабль встретил такой трагический конец, послужило для меня своего рода вдохновением. Я захотел узнать о нем все, что только смогу. Кому он принадлежал? Почему от него отказались? Как такое могло случиться?

Чтобы ответить на эти вопросы, потребуется углубиться в советскую и постсоветскую историю, скрытный мир офшорных финансовых схем и запутанную историю двух русских мужчин по имени Олег.

Ранние годы

«Любовь Орлова» была построена в 1976 году и входила в состав флотилии из 8 однотипных кораблей, заказанных советским лидером Леонидом Брежневым, — таким образом он давал работу всем безработным и тунеядцам в югославском порту.

Каждый из кораблей был назван в честь какой-нибудь советской актрисы — Любовь Орлова была одной из самых любимых звезд Союза после съемок в 11 классических фильмах 1934-60 годов.

В 1950 году советский лидер Иосиф Сталин вручил ей высшую награду Советского Союза — государственную сталинскую премию. А в 1972 году в ее честь был назван астероид-3108 Lyubov.

Круизное судно Lyubov Orlova

Сегодня из той флотилии по-прежнему плавают только два корабля — Sea Adventurer («Морской авантюрист»; ранее «Алла Тарасова») и «Клавдия Еланская». Остальные либо утонули, либо были разобраны на металлолом.

Изначально «Любовь Орлова» принадлежала «Дальневосточному пароходству», которое использовало ее для перевозки пассажиров вдоль восточной береговой линии Советского Союза, в основном в районе Владивостока.

Некоторое время после распада Советского Союза корабль совершал рейсы в Японию.

Капитан Петр Голиков, знавший о корабле «Любовь Орлова» еще со времен его работы на «Дальневосточном пароходстве». Толгда люди покупали японские подержанные автомобили и ввозили их обратно в Россию.

Голиков стал совладельцем американской круизной компании Quark Expeditions, которая зафрахтовала «Любовь Орлову» для круизов в Антарктику в начале нулевых.

«Она приносила компании довольно много денег, так что мы были счастливы, — рассказывает он — И очень удивились тому, что случилось с ней позже».

Голиков сказал, что, насколько он помнит, Quark был готов зафрахтовать судно на сезон антарктических круизов 2010-11.

Отплавалась

Летом 2010 года компания Cruise North Expeditions зафрахтовала «Любовь Орлову» для поездок по побережью Лабрадора и Баффина, а в Арктике — к таким направлениям, как Резольют и остров Бичи, где похоронены три члена экспедиции Франклина.

В конечном счете полицейский рапорт Макки против капитана корабля ни к чему не привел, но его перечень имеющихся у «Орловой» дефектов был внушительным. Министерство транспорта Канады издало приказ о прекращении передвижений, что по сути останавливало круизы до тех пор, пока эти дефекты не будут устранены.

Отменив одну поездку, Cruise North покрыл расходы на ремонт по поручению владельца судоходной компании «Любовь Орлова» (Lyubov Orlova Shipping Co).

Дугальд Уэллс (Dugald Wells), тогдашний президент Cruise North, заявил, что это было нормально покрывать иногда расходы вместо владельца в течение сезона.

«Но благодаря помощи Cruise North у владельца накапливалась задолженность, которая… стала довольно значительной, и он не мог нам её погасить», — сказал он.

Контракт компании на фрахт судна заканчивался в пятый и последний год. Уэллс знал, что если «Любовь Орлова» выйдет из гавани Сент-Джонс в международные воды, то он может никогда не увидеть своих денег.

Поэтому он решил подать иск на сумму 250 тысяч долларов США против судоходной компании «Любовь Орлова». Суд постановил, что судно будет конфисковано в качестве залога.

«Мы надеялись, что сможем все это быстро урегулировать» — говорит Уэллс.

«Но этого не случилось».

Судоходная компания «Любовь Орлова» ответила встречным иском, утверждая, что корабль «Любовь Орлова» был «надежным и устойчивым, должным образом укомплектованным и мореходным во все времена», и что Cruise North ошиблась в расчетах на фрахт корабля.

Поэтому, как заявила судоходная компания, «Любовь Орлова» была «незаконно арестовано», в результате чего этой компании был нанесен ущерб.

Cruise North опровергла эти обвинения, указав на тот факт, что из-за дефектов корабля пришлось отменить круиз в начале лета.

Следующей весной «Любовь Орлова» осталась пришвартованной в Сент-Джонсе, а ее лобовое стекло оклеили решениями об удержании.

«У этих кораблей („Любовь Орлова" и остальные члены флотилии) ОСОБЕННАЯ судьба — говорится в электронной переписке директоров в министерстве транспорта Канады — С нетерпением жду новостей о том, что будет дальше».

Заброшенность

Иск Cruise North вызвал волну других исков против корабля "Любовь Орлова", судоходной компании «Любовь Орлова» и других заинтересованных групп, в результате чего общая сумма претензий превысила 2 миллиона долларов США.

Администрация порта Сент-Джонс подала в суд на несколько сотен тысяч долларов неоплаченных причальных сборов, расходов на охрану и ремонт, поскольку судно несколько месяцев числилось как выведенное из строя, занимая ценное пространство гавани. Чиновники порта боялись, что судно может нанести ущерб окружающей среде, поэтому потратили десятки тысяч долларов, удерживая его на плаву.

Круизное судно Lyubov Orlova

Cruise North Expeditions, также указанная в иске, в возражениях по иску заявила, что причальные сборы за судно были в счет обязательств судоходной компании «Любовь Орлова», а не фрахтователя.

Судоходная компания «Любовь Орлова» этот иск не обжаловала.

Таможенно-брокерская фирма также потребовала 35 000 долларов, в том числе за то, чтобы компенсировать расходы на безопасность, которые она заплатила иммиграционной службе Канады за российского члена экипажа, который ушел с корабля и требовал статус беженца.

В ответ на этот иск судоходная компания «Любовь Орлова» заявила, что не несет ответственности за члена экипажа, который, по ее утверждению, работал в Канаде на основании разрешения, спонсируемого Cruise North Expeditions.

Cruise North Expeditions утверждала, что ответственность за российский экипаж несла компания судоходная компания «Любовь Орлова», поскольку он находился под ее «контролем и надзором».

Один из наиболее любопытных исков исходил от бывшего капитана корабля. Руслан Зайнигабдинов из России хотел получить невыплаченную заработную плату в размере около 122 тысяч долларов США.

В возражении по иску администрации Сент-Джонса судоходная компания «Любовь Орлова» утверждала, что Зайнигабдинов был уволен за то, что в октябре 2009 года повредил «Любовь Орлову» о причал, а затем взломал защищенную кабину судна и уничтожил компьютер.

Все эти иски были в конечном итоге прекращены либо от имени истцов, либо признаны судом недействительными. CBC News не удалось определить, были ли выплачены компенсации по мировому соглашению.

Когда в сентябре 2010 года судоходная компания «Любовь Орлова» бросила свой корабль в гавани Сент-Джонс, там же она оставила и его экипаж.

Многие из более 50-ти россиян и украинца, работавших моряками, уборщицами, коками и судовыми офицерами, к тому времени почти год прожили на «Любови Орловой», ожидая выплаты суммарно 300 тысяч долларов, которые они должны были получить по истечению контракта.

Но это могло случиться, если бы корабль достиг Тенерифе, крупнейшего из испанских Канарских островов, и когда стало очевидно, что этого никогда не произойдет, экипаж тоже подал в суд.

Их претензия была также передана в Международную организацию труда ООН, где она до сих пор числится нерешенной в базе данных агентства о случаях оставления моряков. Это один из крупнейших случаев подобного рода с точки зрения количества брошенных людей и суммы задолженности.

Краткое письмо капитана судна его владельцу осенью 2010 года, включенное в судебные документы, намекает на хаотичную атмосферу на борту судна.

«Обратите внимание, что в настоящее время ситуация с экипажем очень плохая», — написал он.

«Я пытаюсь контролировать ситуацию, но в любом случае, пожалуйста, как можно скорее удалите весь запас алкоголя с корабля».

Круизное судно Lyubov Orlova

И хотя члены экипажа могли свободно приходить и уходить с корабля «Любовь Орлова», им было негде жить за его пределами, и практически не было денег. Их рабочая виза в Канаде была действительна только для работы на борту корабля.

Джерард Бредбери (Gerard Bradbury), инспектор Международной федерации транспортных рабочих, выступил в качестве защитника экипажа и подал иск против владельца судна от их имени. В 2015 году он опубликовал пост на сайте федерации, где рассказал о своем опыте, — атмосферу на корабле он описал как «ад».

«Там был член команды с больным сердцем — писал он — Это было весьма тревожно…. нам пришлось организовывать визиты врача на корабль, удостовериться, что все в порядке, выяснить, что мы должны будем сделать для неотложных нужд. Много людей, у которых ничего нет».

Светлана Шабанова из Новороссийска, Россия, утверждает, что она так и не получила ни одного из 3844 долларов, которые были ей положены за работу в столовой на корабле в тот сезон.

По ее словам, у команды многого не было, но, благодаря щедрости жителей Сент-Джонса, жертвовавших еду и питьевую воду через Армию Спасения и Красный Крест, она никогда не голодала.

Просмотр фильмов на большом экране в салоне корабля стали обычным делом. Экипаж любил смотреть комедии — она называла это «антистрессовой» мерой.

«[Это было] забавно, как в кино — сказала она в интервью через „фейсбук мессенджер" — С попкорном и пепси».

Владелец корабля не совсем забыл об их судьбе. Судоходная компания «Любовь Орлова» проконсультировала тех немногих, кто смог добраться до дома: технически их контракт не закончится до тех пор, пока судно не достигнет порта на Тенерифе. По словам компании, любой член экипажа, ушедший до этого, будет считаться покинувшим корабль совсем.

Примерно в это же время компания стала искать кого-то, кто мог бы дать деньги под залог корабля.

В октябре 2010 года компания получила ссуду под залог корабля в размере 470 тысяч евро от Sumena S.L., одного из поставщиков «Любови Орловой», базирующегося на Канарских островах.

Спустя примерно год представители Sumena выступили с требованием получения выручки от возможной продажи «Любови Орловой» по решению суда, заявив, что не получили ни одного платежа по ссуде.

Осенью и зимой того же года остальная часть экипажа, проведя на корабле около двух-трех месяцев, с наступлением холодов и сокращением подачи дизельного топлива стала постепенно возвращаться домой. Некоторым из них помогли родственники, остальным приобрести билеты помогло российское правительство.

В конечном итоге решение по их исковым требованиям так и не было вынесено.

Морская королева

Состояние оставленной под открытым небом в гавани Сент-Джонс «Любови Орловой» в ту зиму заметно ухудшилось.

По оценке корабля судебным исполнителем в 2011 году, низкие температуры разорвали трубы, создавая «темную» и «сырую» атмосферу с «отвратительным запахом плесени и гнили повсюду». Балластные баки заполнила грязная, зараженная химикатами вода.

Крысам, похоже, такие условия понравились, и они решили здесь обосноваться.

Федеральный суд Канады нанял нью-йоркскую фирму Jacques Pierot Jr. and Sons Inc., чтобы ее эксперты оценили состояние «Любови Орловой» перед ее продажей по распоряжению суда в декабре 2011 года.

Эта фирма пришла к заключению, что внушительная стоимость ремонта ограничит любой потенциал использования корабля в качестве «круизного, или даже отеля, просто корабля или плавучего казино», оставив его «с отрицательной стоимостью в текущем состоянии в месте нахождения без каких-либо гарантий по качеству, комплектности и пригодности для использования в каких-либо целях».

«Она будет всем обузой» — предупредили оценщики.

Несмотря на это предупреждение, компания Neptune International Shipping Co., расположенная на Виргинских островах (Великобритания), приобрела судно за 275 тысяч долларов на основании постановленного судом договора купли-продажи. Но корабль оставался в гавани еще год.

Долг за причальные сборы продолжал расти, побудив руководство порта подать второй иск, на этот раз на новых владельцев «Любови Орловой», в ноябре 2012 года.

Спустя два месяца по заказу Neptune в гавани появился маленький буксир. 23 января 2013 года он начал буксировку «Любови Орловой» на юг в сторону Доминиканской Республики, чтобы разобрать ее на металлолом и продать.

Есть свидетельства того, что владельцы Neptune тешили себя надежной, хоть и не долго, что у корабля есть будущее.

Электронная переписка между руководством министерства транспорта Канады и инспекторами свидетельствует о том, что первоначально планировалось отремонтировать корабль и вывезти его из Сент-Джонса, переименовав в «Морскую королеву».

«[Один владелец] сказал, что он собирается превратить корабль в металлолом, а [другой] сказал, что они используют его в» гуманитарных" целях, превратив в отель на Гаити«.

То, что произошло дальше, никто не планировал.

В первый же день буксирный трос, связывающий буксир и «Любовь Орлову» порвался, отправив последнюю дрейфовать в открытом море.

За потерю судна страховая компания Southeast International Maritime LLC выдала свидетельство о выплате компенсации в размере 850 тысяч долларов.

Проблема заключалась в том, что страховка могла быть выплачена только после получения страхового взноса в размере 13 275 долларов, но он, по словам менеджера по работе с клиентами Кевина Лалли (J. Kevin Lally), так и не был получен.

«Я работаю в этом бизнесе уже 40 лет, и это самые странные клиенты, которые у меня когда-либо были — говорит Лалли о команде Neptune — Они не хотели отвечать на вопросы о корабле, но хотели знать его цену, а следующее, что я узнал о корабле, — говорили в новостях».

CBC News пытались связаться с владельцем Neptune, Хусейном Хумаюни (Hussein Humayuni) и Резой Шойби (Reza Shoeybi), выступавшим в качестве представителя компании в 2013 году, но безуспешно.

В это же время Шойби настаивал на том, чтобы СМИ и федеральное правительство взяли ситуацию под контроль.

Ситуация обострилась, когда океанские течения стали приближать «Любовь Орлову» все ближе и ближе к нефтяной платформе «Хайберния», расположенной в 315 километрах к юго-востоку от побережья Сент-Джонса.

Министерство транспорта Канады должно было что-то предпринять.

Для того, чтобы совершить вторую буксировку 2 февраля 2013 года, министерство наняло корабль Maersk Challenger, но трос оборвался в первые несколько минут в бурных атлантических волнах.

Экипаж Maersk Challenger решил, что третья попытка буксировки будет слишком опасна. Канадское правительство всегда утверждало, что забота о судне — обязанность его владельца. И, удостоверившись, что «Любовь Орлова» находится в международных водах, не несет загрязняющих веществ, не представляет угрозы нефтяной платформе «Хайберния», правительство решило отпустить судно в свободное плавание.

Это решение вызвало гнев федерального транспортного критика Оливии Чоу (Olivia Chow), назвавшей канадское министерство транспорта «безответственным» за то, что отпустило корабль: «Министерство транспорта не выполняет свою работу — нужно было, чтобы они удостоверились, что буксирные суда, буксирующие круизные корабли, действительно имеют возможность сделать это».

Между тем «Любовь Орлова» была оснащена несколькими радиомаяками с указанием местоположения (радиобуями). Они сохранились в спасательных шлюпках корабля и были запрограммированы для отправки GPS-сигнала в случае затопления.

Один радиобуй корабля сработал 23 февраля 2013 года, следующий — 8 марта.

Спустя четыре дня десять сотрудников министерства транспорта Канады получили по электронной почте сообщение с фотографией последних возможных следов «Любови Орловой».

«Это либо ложный след, либо очень интересное совпадение», — говорится в письме с аэрофотоснимком поврежденной спасательной шлюпки, дрейфующей в море.

В письме отмечается сходство со спасательными шлюпками «Любови Орловой», хотя и говорится, что «нет убедительных данных, что это одна из них».

26 апреля начальник управления министерства транспорта Канады получил электронное письмо от одного из своих сотрудников, подтверждающее, что «Любовь Орлова» не была замечена после 8 марта.

Сегодня «Любовь Орлова» считается затонувшей.

Учитывая огромные долговые обязательства, связанные с гибелью «Орловой», удивительно, насколько мягким было наказание за то, что компания бросила свое судно в канадских водах, как это сделала судоходная компания «Любовь Орлова» в гавани Сент-Джонса в 2010 году.

В соответствии с Законом о потерпевших крушение, брошенных или опасных судах, принятом ранее в этом году правительством Трюдо, потенциальное наказание за отказ от судна может привести к тюремному заключению и штрафам в размере до 1 миллиона долларов. Он вступил в силу 30 июля, но министерство транспорта Канады еще не предъявляло никаких обвинений по новому закону.

Даже если бы этот закон действовал в 2010 году, канадское правительство, вероятно, столкнулось бы с трудностями при привлечении к ответственности человека, который в конечном итоге отказался от «Любови Орловой».

Дело в том, что для этого правительству пришлось бы пробираться через запутанные структуры офшорной собственности Lyubov Orlova Shipping Co, чтобы доказать, кем был этот человек.

Кто бросил «Любовь Орлову»?

История «Любови Орловой» вращается вокруг двух мужчин по имени Олег.

По словам бывшего капитана корабля, Олег Ульянченко был бывшим офицером антикоррупционной полиции СССР ОБХСС.

Вместе с Олегом Абрамовым, бывшим топ-менеджером АвтоВАЗа, автомобильной компании, известной российскими автомобилями «Лада» и «Жигули», он купил «Любовь Орлову» у «Дальневосточного пароходства» в 1996 году. В том же году была основана судоходная компания «Любовь Орлова» на Мальте, а затем в 2000 году была зарегистрирована еще одна компания с таким же именем.

В это время Ульянченко и Абрамов, как утверждается, занимались контрабандой автомобилей АвтоВАЗа, переправляя предназначенные для ближневосточного импортера автомобили обратно в Россию для перепродажи.

АвтоВАЗ обвинил их в том, что они погрузили машины на корабль, вывезли их в Черное море, подделали документы, дающие право реимпортировать, и продали автомобили обратно в Новороссийск.

В ежеквартальном финансовом отчете, поданном АвтоВАЗом в 2008 году, компания сообщила, что в 2002 году она подала гражданский иск против двух Олегов, требуя 159 миллионов рублей (что составляет 5,1 миллиона долларов по курсу 2002 года) в качестве компенсации за угнанные автомобили. В документах говорится, что компания не рассчитывала вернуть эти деньги, потому что Абрамов и Ульянченко к тому времени уже покинули Россию.

В финансовом отчете АвтоВАЗа также упоминается уголовное дело, возбужденное по данному делу Следственным комитетом Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В документах АвтоВАЗа подробно изложены многочисленные жалобы российских прокуроров на «бездействие» их региональных коллег, в результате чего дело было возобновлено и впоследствии несколько раз приостанавливалось в период с 2002 по 2008 год.

CBC News не удалось получить оригинальные материалы российского суда, связанные с гражданскими или уголовными делами против двух Олегов.

По словам Мэтью Лайт (Matthew Light), профессора Университета Торонто, чьи исследования сосредоточены на постсоветских правоохранительных органах, истории, похожие на обвинения против Ульянченко и Абрамова, в России вполне обычное явление: в постсоветской России сохраняется коррупция, потому что люди, имевшие власть и влияние в советское время, смогли поддерживать эту власть в условиях свободного рынка, — так, например, любой, кто связан с полицией или контролирующими органами, по сути, остается «неприкосновенным».

Ульянченко и Абрамов первоначально использовали «Любовь Орлову» как паромную переправу через Черное море, между юго-западным российским портом в Новороссийске и Стамбулом.

Круизное судно Lyubov Orlova

К 2000 году корабль окончательно покинул Россию по контракту с американской компанией Quark Expeditions для поездок в Антарктику и базирующейся в Канаде компании Marine Expeditions для арктических круизов.

Через год «Любовь Орлова» впервые попала в заголовки международных новостей после того, как один из владельцев судоходной компании «Любовь Орлова» якобы удерживал в заложниках пассажиров круиза Дармут (Англия) — Рейкьявик (Исландия).

Тогда «Нью-Йорк таймс» сообщила, что, по словам пассажиров, Олег Абрамов отдал распоряжение капитану свернуть с курса судна в сторону Гибралтара, чтобы вытрясти из пассажиров, в основном американцев и канадцев, около 20 тысяч долларов платы за стоянки в портах, чтобы покрыть свои долги.

В этой истории подробно рассказывается о том, как пассажиры рассказывали о тайных звонках по спутниковому телефону, чтобы предупредить инвесторов о сложившейся ситуации, и что «несколько» из них заявили, что именно они нашли решение из затруднительного положения.

По словам Дугальда Уэллса (Dugald Wells), тогдашнего президента Marine Expeditions, все было совсем не так.

По его словам, Marine Expeditions не выполнила условия контракта с судоходной компанией «Любовь Орлова». И Абрамов действительно отклонил судно от курса, или «нам так сообщили, ведь нас [инвесторов и управленческой команды], конечно, не было на борту», однако по его словам команда знала о ситуации через капитана, бортовой персонал и владельца судна, и работала над ее разрешением.

«Никаких тайных звонков не требовалось», — сказал он, и добавил, что группа инвесторов Marine Expeditions оплатила расходы по возвращению пассажиров, и все будущие заказы также были возмещены, а Абрамов никогда не сталкивался с какими-либо правовыми последствиями.

В последующие годы расследование по делу хищения на АвтоВАЗе, проводимое российским правительством, как указано в финансовых документах компании, продолжало преследовать Ульянченко и Абрамова. Новостные агентства в Новороссийске сообщили, что в 2003 году они были объявлены в международный розыск и даже провели некоторое время в нейтральных водах на «Любови Орловой», чтобы избежать захвата.

Интерпол действительно арестовал Абрамова в казино Монако в 2004 году, согласно сообщениям в российских СМИ, но местное правительство отказалось от его экстрадиции. Позже в том же году Абрамов продал свои оставшиеся доли судоходной компании «Любовь Орлова» Ульянченко.

Ульянченко, в свою очередь, передал 499 акций судоходной компании «Любовь Орлова» Фонду Мелинды (Melinda Foundation) в Панаме. Себе он оставил одну акцию.

Панама: отличное место, чтобы спрятать свои деньги

Когда судно «Любовь Орлова» было оставлено в гавани Сент-Джонс, Фонд Мелинды, владелец контрольного пакета акций судоходной компании «Любовь Орлова», был единственным финансовым инструментом, которым (на бумаге) могла владеть корпорация.

Публичной информации об этом фонде мало: он был зарегистрирован в ноябре 2000 года, его адресом указан офис на 16-ом этаже башни швейцарского банка Torre в Панама-сити.

По мнению экспертов, панамские фонды рассчитаны на подполье.

«Панама — это не страна, это бизнес», — сказал Джеффри Робинсон (Jeffrey Robinson), написавший 29 книг о международных финансовых преступлениях.

«Это ужасно скандально. Но что вы собираетесь делать? Велеть Панаме остановиться?»

Правительство Панамы держит в секрете право собственности на фонды. Даже если корпорация, которой владеет фонд, зарегистрирована в офшоре Панамы, — например, судоходная компания «Любовь Орлова», — этот фонд не подвержен налогообложению и гражданской или уголовной ответственности за пределами страны, — так утверждает Лакшми Кумар (Lakshmi Kumar), политический директор Global Financial Integrity, организации, занимающейся изучением незаконной финансовой торговли. Свою карьеру Кумар посвятила изучению панамских организаций.

«Закон в четких формулировках обеспечивает защиту активов от любого внешнего вмешательства», — по словам Кумар, страна зарабатывает деньги на сборах, связанных со счетами, которые, как правило, намного меньше налогов, которые корпорации и частные лица платят на свои состояния в родных странах.

В то время как Фонд Мелинды был основным акционером судоходной компании «Любовь Орлова», Олег Ульянченко, похоже, играл центральную роль в управлении компанией. Он был его законным представителем, судебным представителем и директором.

Олег Ульянченко — единственное имя, связанное с судоходной компанией «Любовь Орлова» в судебных документах. Его подпись чаще всего появляется в качестве директора компании, и в одном случае в качестве владельца.

CBC News поговорили с несколькими бывшими и нынешними сотрудниками и руководителями компаний-фрахтователей «Любови Орловой», и никто не называл Ульянченко единственным владельцем судоходной компании «Любовь Орлова», хотя все они утверждали, что он был единственным человеком, с которым им приходилось иметь дело в отношении судна.

Кто такой Олег Ульянченко?

Трудно найти достоверную информацию о личности Ульянченко, которому 57 лет.

Джейсон Уиттл (Jason Whittle), шеф-повар из Ньюфаундленда, работавший на корабле «Любовь Орлова» в течение нескольких круизных сезонов, описывает его как человека, немного говорящего по-английски и вызывающего повышенный интерес окружающих.

«Он был большим, очень большим человеком — сказал он — Помню, как однажды спросил [коллегу]:» Как он зарабатывает столько денег?" И он ответил: «Это не то, что нам нужно знать».

С именем Ульянченко связано несколько финансовых инициатив по всему миру.

В России он владел рестораном, рыбоперерабатывающим заводом, предприятиями морского пассажирского транспорта, автосервисом и даже заводом по переработке вулканизированной резины.

Во Франции он начал бизнес по импорту морепродуктов под названием «Азовская икра» в 2006 году, через два года после того, как выкупил долю Абрамова.

Согласно финансовым отчетам, сумма денег, которые получала компания, оставалась очень низкой до 2010 года, когда она сообщил об обороте в 190 тысяч евро.

2011 финансовый год, сразу после того, как Ульянченко получил ссуду на 470 тысяч евро под залог корабля «Любовь Орлова», стал неожиданным для «Азовской икры». Потребовалось на 200% больше денег, чем годом ранее — 582 573 евро.

В финансовых документах этот резкий рост проявляется в основном как «продажи крабов». Расходы компании также увеличились, в результате чего прибыль составила 4 072 евро.

Этот год был аномальным по другой причине, — это был последний раз, когда «Азовская икра» отчитывалась о любой финансовой деятельности.

Ульянченко, как известно, последние годы жил на юге Франции.

В 2018 году там же он начал процедуру банкротства.

Все его российские предприятия также были ликвидированы. Обе судоходных компании под именем «Любовь Орлова» были исключены из реестра Мальты. О текущем статусе Фонда Мелинды нет информации.

CBC News неоднократно обращалась к Ульянченко с просьбой дать интервью о его связи с «Любовью Орловой». Он ответил один раз, по-французски, просто чтобы подтвердить свой адрес электронной почты.

На дне бездны

Около 35 лет назад, когда «Любовь Орлова» была белоснежной и все еще считалась современным судном, на борт поднялся советский поэт Джеймс Ллойдович Паттерсон.

Бывший ребенок-кинозвезда, Паттерсон установил очень тесные отношения с актрисой Орловой во время съемок в советском классическом фильме «Цирк» в 1936 году.

В своих мемуарах «Дыхание лиственницы» он коротко описывает поездку на «Любови Орловой», уделяя большое внимание описанию своей жизни на судне и вспоминая актрису как старого друга.

Находясь на борту «Любови Орловой», он написал стихотворение о корабле.

В то время он не мог знать, что случится с этим кораблем, не мог знать, что корабль будет бесцельно дрейфовать в северной Атлантике, прежде чем опуститься на холодное темное дно океана.

Но его стихотворение оказалось пророческим.

Вся пучина слабо пульсирует,

Состоянье ей это свойственно.

И казалось, гипнотизирует

Это кажущееся спокойствие.

Что нас ждет? Океанская звездность,

Что, как весь этот мир, стара.

На рассвете в подводный космос

Нам уже погрузиться пора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.