Сегодня юбилей, о котором мало кто помнит. Молодое поколение и вовсе узнало об этом феномене в 2017 году, когда украинская группа «Антитела» сняла зрелищный клип о побеге из СССР вплавь с борта туристического лайнера океанографа Станислава Курилова. Его роль в клипе исполнил знаменитый пловец Олег Лисогор. Курилов совершил свой прыжок ровно 45 лет назад — 13 декабря 1974 года. Без сна, еды и питья, не имея морского снаряжения, он плыл в открытом океане почти трое суток. Стоила ли игра свеч, и был ли он больше счастлив на чужбине, чем в Союзе? Как сказать…

Итак, это был далекий 1974 год. Брежневская эпоха. Из Владивостока отправляется круизный лайнер «Советский Союз». Диковинный «зверь» для советского человека, привыкшего к отдыху в Сочи и Мисхоре и даже не помышляющего о путешествии в дальние страны.

Особенность этого круиза заключалась в том, что 20 дней корабль должен был идти по водам Тихого океана. Но ничего, кроме этих вод, пассажирам увидеть не предстояло: заходить в порты буржуазных стран не планировалось, поэтому визы пассажирам не выдавали.

Проходит какое-то количество дней в открытом океане. На палубе каждый день веселятся, танцуют и слушают обязательные лекции о политике и экономике ближних стран (берега этих стран видно издалека). Люди счастливы — они путешествуют. И лишь один мужчина тайком разглядывает карту путешествия с разметкой по времени и датам, совмещая это с таким же тайным занятием йогой, о которой в СССР мало кто слышал.

Вечером 13 декабря он вышел на безлюдную палубу в плавательных шортах, оранжевой майке и с небольшим мешком, где лежали ласты и маска с трубкой. И прыгнул с 12-метрового борта в океан. Не в реку, не в море, а в океан. Где огромные волны, злобные акулы, а, главное, кругом один и тот же пейзаж и неизвестно, где земля.

Курилов ориентировался по звездам. Но видеть их он мог лишь ночью. Днем плыл наугад. Его сносило течением, он сбивался с курса, пережил судороги и встречи с морскими хищниками. Когда казалось, что все закончится самым предсказуемым образом — смертью, он заметил вдалеке огоньки. И поплыл к ним.

В состоянии, близком к помешательству, в полном физическом изнеможении он выбрался на берег филиппинского острова Сиаргао, находившегося в 100 км от места прыжка в океан. Звезды и течения подвели пловца — он дал крюк в 72 км.

Еще одна удивительная вещь: Станислав не погиб и не пропал без вести в явно не туристическом и не гостеприимном по отношению к чужакам краю. Не умер от экзотической инфекции, попав в тюрьму для мигрантов, в которой провел полгода. И более того, подружился с местными «ментами». До депортации его надзирателем был подполковник форта Бонифачо. Они даже ходили по местным кабакам, выпивали, говорили «за жизнь».

Филиппинцы доставили Курилова в город Кагаян-де-Оро на Минданао, информация о его побеге попала в международную прессу. Он стал знаменитым. Это спасло его от многолетнего заключения: прямо из местной миграционной тюрьмы он отправился в Канаду, где вскоре получил канадское гражданство.

В Канаду Станислав стремился сознательно: его старшая сестра Анжела десять лет назад вышла замуж за индийца и уехала жить в Оттаву. Именно она выслала брату 2 тысячи долларов на переезд с Филиппин. Из-за нее его не выпустили из СССР по приглашению французского ученого Жака-Ива Кусто, с которым группа советских океанографов познакомилась, благодаря успехам исследовательской лаборатории «Черномор». Там Курилов с командой молодых ученых жил по две недели под водой на глубине 30 метров, плавал в открытом море с аквалангами и проводил увлекательные исследования. Лаборатория была уникальная, мало где в мире такое было. Но в СССР не экономили на науке. Даже такой далекой от космоса и ВПК, как океанография.

Именно то, что формулировка «родственники за границей» перечеркнула планы на экспедицию через Тихий океан к Тунису в компании Кусто, подтолкнуло Курилова к мысли бежать.

Он долго готовил свой план. Тренировался, плавал, занимался йогой и многочасовыми упражнениями на выносливость. Пловцом он был уникальным — в детстве легко переплывал Иртыш. Обожал все, что связано с реками, морями и океанами, потому и стал океанографом.

Но в Канаде ему пришлось работать разнорабочим в пиццерии. Как известного океанографа его никто там не воспринимал. И если бы не статьи о его феноменальном побеге с корабля, то он вряд ли нашел бы работу по специальности. Но постепенно все наладилось. Станислав занимается морскими исследованиями на Гавайях, едет на Полярный круг, изучает Северный Ледовитый океан, командируется в качестве океанографа в экваториальные воды.

В общем, он получил то, чего хотел. И делал то, что привык в СССР, когда работал в подводной исследовательской лаборатории «Черномор». Но без секретарей парткомов, райкомов, КПСС. Если это было целью его прыжка в океан, то он ее достиг.

В СССР у Курилова остались родные, друзья, первая жена с сыном (они давно развелись и не жили вместе). С ними он не мог ни видеться, ни переписываться. Это было цена за обретение капиталистической свободы.

Вторая жена Станислава — журналистка в эмиграции Елена Генделева-Курилова работала на Гостелерадио в Иерусалиме. Они познакомились в июне 1986 года, случайно, на автобусной остановке. Меньше чем через год обвенчались в Гефсиманской церкви в Вифании. Курилов переехал в Израиль, жил в Хайфе, его супруга — в Иерусалиме. Занимался йогой, духовными практиками, написал книгу «Побег». Ездил мало. Работать по специальности в Израиле ему было даже сложнее, чем в СССР. Но на несвободу не жаловался.

Погиб 29 января 1998 года во время водолазных работ на Тивериадском озере в Израиле. Освобождая вместе с напарником от рыболовных сетей аппаратуру, установленную на дне. Похоронен в Иерусалиме на малоизвестном кладбище немецкой общины тамплиеров. Такой вот человек-амфибия…

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.