Я сделала репортаж о Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке и вернулась в Москву. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ принимал участие в этом форуме четвертый год подряд. Кроме того, туда съезжается много VIP-персон, представляющих экономические круги, поэтому это прекрасный шанс пообщаться с ведущими фигурами из Японии, находясь в России. 

Форум проходил на острове Русский, который находится примерно в 40 минутах езды на автомобиле из центра Владивостока. Основное место проведения ВЭФ — это территория Дальневосточного федерального университета. Журналисты обычно живут в гостинице, расположенной там же. 

Сам форум длился три дня, однако, когда на второй день завершилась встреча глав России и Японии, люди неожиданно исчезли. 

Поэтому на третий день, когда у меня было мало работы, я решила не оставаться на острове. Я посетила Приморскую сцену Мариинского театра и сделала репортаж о японских балеринах. Это — международный театр, где выступает без малого девять балерин из Японии.

Раз уж я находилась во Владивостоке, пообедать я решила в центре города. Билет на автобус на любое расстояние стоит 23 рубля. В потрепанном автобусе я вдруг осознала, что очень волнуюсь. Я даже захотела остаться во Владивостоке еще на неделю. Такое желание для меня было крайне неожиданным. Возможно, повлияло освобождение от груза работы. 

Дело в том, что Владивосток для меня — это место темного прошлого, воспоминания о котором мне бы хотелось вычеркнуть из своей жизни. 

Моя первая заграничная поездка была именно во Владивосток. Будучи студенткой третьего курса, летом 2004 года я отправилась туда на месячную языковую стажировку, несмотря на то, что я могла читать только русский алфавит. Повлияла моя заинтересованность в проблеме «северных территорий». Стажировка оказалась полным провалом. 

Такая безрассудная стажировка, несмотря на ее краткосрочность, стала возможной благодаря соглашению между Университетом Васэда и Дальневосточным университетом (сейчас Дальневосточный федеральный университет). 

Существовала щедрая система: из Васэда в Дальневосточный университет можно было попасть, не зная русского языка. Достаточно было написать простое сочинение, рассказав о своих мотивах, и японский университет оплачивал тебе учебу и проживание в общежитии. Участников было всего десять с небольшим человек.

На факультете литературы Васэда есть довольно известное отделение русской литературы. Большинство студентов было с этого отделения. 

Я была в некотором смысле изгоем, так как обучалась на отделении искусства и литературы. На всякий случай, оговорюсь: для всех, кроме меня, стажировка была полезной. Чтобы получить учебную визу, необходимо было пригласительное письмо из местного университета. Это приглашение пришло прямо перед вылетом. Авиабилеты были уже куплены, и программу поменять было нельзя. 

Для того, чтобы мне в срочном порядке выдали визу, в посольстве я заплатила целых 30 тысяч йен. Такие расходы сильно бьют по кошельку студента.

Однокурсники предположили, что посольство специально задержало приглашение, чтобы заработать на срочном тарифе за визу. Тем не менее, когда я оказалась на месте, возникла куча проблем, которые нельзя было решить при помощи денег. 

Общежитие находилось в центре Владивостока. Нам предоставили комнаты на седьмом этаже. Пролеты между этажами были в два раза больше, чем в Японии, поэтому складывалось впечатление, что поднимаешься на 14 этаж. Естественно, лифта не было. 

Верхние этажи общежития называли «трущобами»: чем выше поднимаешься, тем хуже. Этажи были не похожи один на другой: на каждом была своя атмосфера и оснащение.

Я думаю, седьмой этаж был последним рубежом. Японцам там жилось крайне непросто. Китайские студенты говорили, что они никогда не видели японцев с седьмого этажа, поэтому, скорее всего, это было самое ужасное место. 

На третьем этаже жили студенты из Университета Тояма. Третий этаж был вверху неформального рейтинга. На этом этаже в комнатах была весьма удобно. Скорее всего, в соглашении были прописаны различные условия, но все мы бранили наш университет и мыслили предельно просто: «Васэда жадничает. Ему следует выделить нормальный бюджет, как это делает Тояма». 

Я раньше всех приготовила суп из замороженных овощей, в результате чего отравилась водой, и температура поднялась до 39 градусов. Кроме того, у меня было сильное расстройство желудка, поэтому три дня я пролежала в своей комнате. 

Когда я наконец-то поправилась и начала ходить на занятия, выключили горячую воду. Ее не было три недели вплоть до моего возвращения в Японию. 

Для профилактики центрального отопления, без которого не обойтись зимой, летом на определенный период отключают горячую воду. Эта практика распространена по всей России. 

В моей московской квартире также не было горячей воды целых две недели. Тем не менее тогда я не знала об этом, поэтому думала, что проблема в самом общежитии. Всем, с кем бы я ни общалась, я жаловалась на отсутствие горячей воды.

Иногда российские студенты, говорящие на японском языке, брали меня с собой на экскурсию в город. 

Особенно мне запомнились поездки на остров Русский. Как я отметила выше, на этом острове прошел ВЭФ. Туда приезжают VIP-персоны со всего мира. 

Тем не менее в 2004 году там был пустырь, поросший травой. Не было никакой инфраструктуры. Остров можно было описать фразой «заброшенные холмы». 

По обыкновению мне сказали, что мы едем на экскурсию, но не сообщили, куда именно (может быть, я просто не поняла). 

На мне была футболка и джинсы, а также резиновые сланцы для дома, которые я купила на корейском рынке.

Я не носила кроссовки, привезенные из Японии. Дело в том, что даже после короткой прогулки обувь становилась черной от грязи и выхлопных газов.

Мост, соединяющий город с островом Русский, был построен в 2012 году накануне саммита АТЭС во Владивостоке. В то время можно было добраться туда только на корабле. 

Когда наше судно приплыло на остров, там был только кустарник и скалы. Я изо всех сил карабкалась по скалам, потеряла равновесие и уже начала падать со скалы, когда мне помог китайский студент из другой группы. 

Мои руки были исцарапаны кустами, которые были мне по пояс. Спустившись со скалы, я так вымоталась, что уснула глубоким сном. 

Кстати, в ходе выступления на форуме в этом году премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил: «Интересен сам факт того, что во Владивостоке собрались пять лидеров: премьер-министр Индии Нарендра Моди, премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад, президент Монголии Халтмаагийн Баттулга, президент России Владимир Путин и я». Я смотрела это выступление в прямом эфире, и испытала сильные эмоции несколько по иному поводу. 

Возможно, главы пяти стран стояли именно в том месте, где я заснула после подъема на скалу. 

Во время стажировки русско-японский разговорник был у меня всегда под рукой. 

В нем была фирменная фраза: «Пойдем куда-нибудь еще!». У меня было именно такое настроение — куда угодно, лишь бы уехать из Владивостока. Я проводила там время, считая дни до моего возвращения домой. 

Поскольку у меня был такой настрой, никакой пользы от стажировки я не получила. 

На каждом занятии преподаватель обращался к нам: «Мои дорогие студенты!». Но мне было настолько все равно, что я не поняла ее даже на последнем уроке.

Меня так шокировала жизнь во Владивостоке, что после возвращения в Японию я даже забросила русский язык.

Когда я писала эту статью, я заглянула на сайт своего университета, чего не делала более десяти лет, и не нашла там Владивостока среди направлений для летней стажировки. 

Все верно. Необходимое количество студентов не набирается даже в Москву, чего уж говорить о Владивостоке. Или же в основном ездили такие студенты, как я, и учебное заведение перестало видеть смысл в отправке учеников во Владивосток.

Однако мой рассказ о неприятном опыте затянулся. Но что же я хотела сказать? Сейчас во Владивосток можно ехать, не настраиваясь на что-то особенное. 

Если говорить об учебе в Дальневосточном федеральном университете в настоящее время, то студенты проживают не в городском общежитии, которое напоминает трущобы и где проводила время я, а в современном удобном здании, расположенном на острове Русский. 

Если устаешь от учебы, можно «перезагрузиться» в кафе, где есть меню на японском языке и работает улыбчивый персонал, восстановить силы при помощи свежих устриц и морских гребешков, а также недорого насладиться первоклассным балетом и оперой. 

Помимо того, что там все очень дешево, курс йены сейчас высокий, а рубля — низкий, поэтому волноваться о деньгах вообще не стоит. Как будто оказываешься в раю. 

Поскольку нет стрессов, связанных с бытом, сохраненную энергию можно направить на занятия. Нынешние брошюрки об учебе за границей сделаны в непринужденном стиле: непонятно, памфлет туристический или учебный. 

Наверняка, есть студенты, которые относятся к стажировке еще более легкомысленно, чем я, однако скорее всего какая-нибудь польза все-равно будет. 

У истории есть продолжение. В 2005 году, ровно через год после моей кошмарной стажировки, по итогам которой я зареклась ездить во Владивосток, правительство Японии организовало тур, приуроченный к 150-летию установления межгосударственных отношений между Россией и Японией.

Уже был утвержден список из 50 японских студентов, однако потребовался человек, изучающий проблему «северных территорий», и, получив соответствующие рекомендации, 51 участником японской делегации стала я. 

Надо же, пунктом назначения оказался Владивосток. Там на борт поднялось 100 российских студентов, и через Хакодатэ мы направились в Симода. 

На корабле мы дискутировали по поводу проблемы «северных территорий». Прискорбно, что несмотря на обсуждение этого вопроса, мои аргументы переводил российский студент, хорошо владеющий японским языком. 

Однако вернемся в настоящее. После того, как я приятно отобедала в центре Владивостока, мне совсем не хотелось возвращаться на остров Русский, поэтому я села на лавку на берегу моря и решила написать эту статью. 

Два часа пролетели незаметно, как вдруг я заметила, что окружена китайцами, поедающими мороженое. 

Один из них закапал мне мороженым рюкзак, но в отличие от россиян, китаец рассыпался в извинениях, к тому же я вспомнила о том китайце, который когда-то проявил ко мне доброту на острове Русский, поэтому я была великодушна. 

В настоящее время подавляющее большинство иностранных туристов во Владивостоке — это граждане Южной Кореи. Есть даже рестораны с вывесками только на корейском языке, поэтому мне было немного необычно повстречать именно китайцев. 

На форуме я познакомилась с россиянином, который родился во Владивостоке, но сейчас живет в Японии. 

Я спросила у него, рад ли он развитию его родного города, и его ответ разочаровал меня: «Я не думаю, что Владивосток сильно развился. Хочу быстрее вернуться в Японию».

По всей видимости, ошеломляющее развитие затронуло только небольшую часть центра Владивостока. 

В этой статье я расхваливала поразительные изменения, произошедшие во Владивостоке, однако пробки по-прежнему ужасны. Также хочу добавить, что жилым кварталам еще только предстоит развиваться. 

В последний день командировки я скрепя сердце стояла у стойки регистрации в аэропорту. Сломался конвейер, подающий багаж, и пришлось ждать полтора часа. 

Все представители авиакомпании, работающие на стойке регистрации, куда-то исчезли. Россияне часто испаряются в ситуациях, когда не хотят выслушивать жалобы по поводу проблем, от них не зависящих. 

Конвейер так и не починили, поэтому сотрудникам пришлось вернуться и продолжить свою работу. Багаж вручную переносил один из работников.

Увидев это, я подумала: «Да, это не Москва… Не стоит сильно переживать по поводу отъезда». 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.