С началом нового года мы приблизились к 30-й годовщине государственной независимости. Период не такой уж и длительный по сравнению с западными демократиями. Но хуже всего то, что за этот промежуток времени сделано совсем мало.

У нас до сих пор существуют проблемы с идентичностью, еще больше с экономикой, немного лучшая ситуация с гражданским обществом, однако людей так и не обеспечили самым необходимым — качественной медициной, достойной оплатой труда, в конце концов, нормальными дорогами и тому подобное. Продолжается борьба с коррупцией, но для этого недостаточно реальных действий, системности, механизмов. Слышны только лозунги. Также не хватает осознания того, что без инициатив снизу не будет изменений сверху, что каждый является частью государственного механизма.

Именно об этом речь пойдет дальше. А также о человеке, чьи связи и происхождение позволили претендовать на трон. Однако получилось все по-другому — жизнь, насыщенная борьбой с отстаиванием принципов. Герой этого материала не из нашего времени, но его история, стремление утвердить игру по правилам, попытки склонить современников к соблюдению обычаев, принципов уважения к иной культуре, к себе и собственной идентичности — это касается и нас. Его история демонстрирует то, что каждый из нас является носителем определенных ценностей и должен делать то, что в его силах, в родном для себя пространстве. Речь идет о Яне Щенсном Гербурте (1567-1616), гуманисте из-под Львова, который является крайне недооцененной фигурой в нашей истории.

Образование, или сколько языков знаешь, столько раз ты человек

В молодые годы у Яна Щенсного Гербурта появились первые весомые достижения. Он сполна воспользовался возможностями, открывшимися перед человеком его происхождения. Выпускник Краковской академии, а также учебных заведений в Ингольштадте, Париже и Лейдене, Гербурт владел русским, польским, латинским, итальянским, французским и немецким языками, был типичным представителем эпохи Ренессанса и продуктом гуманистической учености.

Здесь имеется в виду система знаний, где представления о мире приобретались через освоение языка, культурного кода, овладения интерпретационных техник, практик освещения текстов и толкования смыслов. Последнее обязывало иметь широкий кругозор, требовало осведомленности о тенденциях развития мира — древнего и современного. В практической и интеллектуальной деятельности, процессе создания социальной роли, авторитетами были философы-классики. Скажем, такие как античный мыслитель Сенека. Особенно популярными были его идеи об общественной активности и самообладании духа. Отзвуки этого мы видим и на примере Яна Гербурта.

Низкий старт

«Мешок счастья» для Яна Щенсного Гербурта развязался сразу же после окончания обучения. Он стал секретарем короля Речи Посполитой Зигмунда ІІІ Ваза. Также мостиским. и вышенским старостой. Был правителем и владельцем Добромиля, что в Русском воеводстве, приумножив владения за счет купленных земель, он также модернизировал семейный замок и имения. В 1614 году перестроил крепость в Добромиле, которая является самой высокой на Львовщине (560 метров над уровнем моря), придав ей характерный для оборонной архитектуры Ренессанса облик. В конце концов, вошел в историю как известный меценат и неплохой литератор, заботливо относившийся к подчиненным.

Еще во время обучения Яну Щенсному удалось побывать во многих странах. Этот список он дополнил, работая в королевском посольстве. Посетил Стамбул, Рим, английские земли, был в Швеции. Приобретенный опыт превратил в идеи, но отдельными достижениями этот шляхтич все же обязан родственным связям. Представители семьи Гербуртов пришли на галицкие земли с наместником венгерского короля Владиславом Опольским (II пол. XIV ст.). Здесь осели, получили владения, занимались градостроительством. Позже полонизировались и стали одним из наиболее влиятельных родов. Гербурты занимались политикой, были меценатами. К примеру, отец Яна Щенсного, Ян Гербурт, был урядником, юристом и дипломатом. Дядя Яна Щенсного, Станислав Дрогойовский, был военным и кастеляном.

В конце концов, патроном (покровителем) молодого Гербурта был канцлер Ян Замойский. Поэтому не удивительно, что Ян Щенсный присоединился к модернизации Замойской академии, одного из лучших учебных заведений Речи Посполитой. Того самого, где ректорами были представители львовских семей (Абреки, Алембеки), а выпускниками — известные в украинской истории персонажи: митрополит Сильвестр (Косов), Адам Кисель и многие другие. В Замойский академии, как и в других заведениях того времени, пользовались стандартом гуманистической учености. Поэтому опыт Гербурта и его образование стали здесь полезными.

Изменение курса

Не совсем правильно говорить, что история Речи Посполитой — это путь преследования русинов-украинцев поляками-католиками. Более содержательным и приближенным к действительности представляется подход, когда наших предков причисляли к создателям этого государства. Оснований для этого хватает, если посмотреть, как исторические персонажи идентифицировали и позиционировали себя. Не зря историки, сравнивая тенденции политического развития того времени, именно Речь Посполитую называют пространством толерантности, с действием свобод и персональных вольностей.

Проиллюстрировать это можно на примере празднования Рождества во Львове в конце XVI века. В городе проживали христиане восточного и западного обрядов. Вторые к тому времени перешли на календарь, предложенный папой Григорием ХІІІ. Первые, поскольку были в юрисдикции Константинополя, реформу летоисчисления не приняли. В начале 1584 года торжества православных прервал римско-католический архиепископ Ян Димитр Соликовский — участников процессии разогнали, храмы закрыли. Христиане восточного обряда обратились к королю Стефану Баторию. Тот отреагировал и подчеркнул, что «календарь новый введен для порядка [… ] Речи Посполитой, а не для ограничения свободы». Он осудил действия архиепископа и запретил силовые сценарии в таких случаях.

Конечно, не стоит из-за одного эпизода идеализировать всю систему. Многое зависело от личности конкретного монарха. Скажем, Зигмунд III, секретарем которого был Ян Щенсный Гербурт, имел четкую католическую ориентацию. Это чувствовалось в курсе правителя, но не нравилось его секретарю. Гербурт также был католиком, но отлично видел конфессиональную политику, шляхетские вольности, функционирование государства и место в нем представителей различных сред.

История борьбы. Силой оружия…

В 1606 году Речь Посполитую охватил масштабный мятеж шляхты. Это было восстание против короля, вошедшее в историю как «рокош Зебжидовского» или же «Сандомирский рокош». Недовольство вызывала политика короля Зигмунда III, династические войны монарха, тенденции к усилению королевской власти, ограничение «золотых вольностей» и прав Сената. Выступление возглавил Краковский воевода Миколай Зебжидовский. Ян Гербурт также поддержал протестующих. Обращаясь к королю, он апеллировал к политике одного из его предшественников — Сигизмунда I Старого, который «русские церкви строил, как и католические костелы». Шляхтич интересовался, почему действующий монарх такое не может предпринять, утверждая, что именно в этом мощь государств и их будущие успехи.

Гербурт не просто следовал протестным настроениям. Он выделялся активностью. Это несмотря на то, что в конце XVI в. он имел отношение к подавлению казацко-крестьянских восстаний. Переход в оппозицию человека со способностями Яна Щенсного Гербурта представлял опасность, с позицией деятеля такого масштаба нельзя было не считаться. Поэтому восстание для него закончилось двадцатимесячным заключением. Его освобождение происходило с принесением клятвы больше не воевать против короля. Это означало, что Ян Щенсный остановился и прекратил борьбу? Конечно, нет! Просто изменил методы.

…и силой слова

Дорога в большую политику для Яна Щенсного Гербурта после рокоша (официальное восстание против короля — прим.перев.) оказалась закрытой. Поэтому он осел в имении в Добромиле, достроил его и модернизировал. Это время считают периодом расцвета города. Крепость в Добромиле по сей день называют замком Гербуртов, а гербом Добромиля является пронизанное кинжалами яблоко — модификация герба Гербуртов.

В 1611 году Ян Щенсный Гербурт пригласил в свои владения известного краковского мастера Яна Шелигу и открыл типографию. За относительно короткий промежуток времени были напечатаны «Хроника поляков» Винцентия Кадлубека и книга «Хроника Яна Длугоша». Представляет интерес издательство «Анналы» Станислава Ореховского. Того самого, который гордился русинским происхождением и критиковал монархов за отсутствие уважения к самобытному и древнему народу, с которым Ореховский себя ассоциировал. В трудах этого мыслителя звучали неудобные для двора вопросы — о природе власти, о месте русинов в Речи Посполитой и тому подобное. Очевидно, подобные взгляды разделял и сам Гербурт.

Из типографии вышли в свет «Диалог об обороне Украины» Войцеха Кицкого. Между прочим, там можно прочитать о Польше, которая за Украиной «сидит, как за стеной, а тем временем татарин порочит Украину». Такие формулировки были очень близки деятелям добромильского кружка, но их не разделяла власть. Последним не нравилось и то, что в Добромиле печатали сочинения под именем самого Гербурта: «Размышление о народе русском», «Иезуиты», «Геркулес славянский» и тому подобное. Особенно нетипичным является первое произведение, в котором автор-католик защищал русинов восточного обряда. Он писал о равенстве между народами, о древних обычаях русинов, и поэтому появление оснований для них иметь голос в процессе создания государства. Из-под пера Гербурта родилась фраза: «когда хотят, чтобы Руси не было в Руси, — то это вещь ненужная, и это все равно, чтобы море было вблизи Самбора». Здесь представлена вся глубина оппозиционных настроений автора. Конечно, за публикациями следила королевская администрация. Поэтому после смерти Гербурта типографию закрыли, часть тиража конфисковали.

Вместо эпилога

Нелепо осознавать, что Ян Щенсный Гербурт прожил всего только 49 лет. Но за это время он успел очень много. Из-за противоречивости и неоднозначности его личность не стала прославленной. Лучшее, что мы можем сделать в память об этом человеке, — не ставить ему памятников. Отсутствие последних позволяет воспринимать разноплановость этого деятеля, критически оценивать его движение против течения, в защиту принципов. Его высказывания, что «рану в сердце Отчизны нашей наносит тот, кто ломает право и разрывает согласие между народами, из которых состоит речь Посполитая», можно считать лейтмотивом жизни и деятельности этого деятеля. В то же время его персона — это выход за пределы черно-белой картины наших представлений об элите того времени, разрушение стереотипов об «угнетенных» и «угнетателях». Мы видим деятеля эпохи Ренессанса, чьими усилиями наши просторы стали частью чего-то величественного, пример шляхтича, который заботится о поместьях, способствует их культурному развитию. Имя Яна Щенсного Гербурта — это напоминание о принципах и отстаивании ценностей. Все перечисленное, а особенно последнее — это то, к чему нам сегодня стоит двигаться.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.